13 лет назад 1 ноября 2006 в 11:05 143

Компьютер и новые технологии – это хорошо. Это вам в наши времена каждый скажет. В общем и целом от компьютера, периферии, к нему подключающейся, и ПО, расширяющего его возможности, только польза и, вроде бы, ничего, кроме пользы. И я так думала до настоящего момента и вступала в яростную полемику с теми, кто думает иначе. Но полезен компьютер не для всех. Нет, не то чтобы в прямом смысле этого слова, но и не в переносном.

Задам главный вопрос – “Зачем мне компьютер?” – от лица четырех виртуальных главных героев этого повествования: ученого-радиобиолога, бухгалтерши предпенсионного возраста, художника-аниматора мультипликационных фильмов и инженера космического завода, 25 лет простоявшего у кульмана. Задам встречный вопрос и от компьютеризованного почти с ног до головы общества – “А зачем нам вы?”. Если вы все еще не понимаете, о чем я веду речь, следующие строки – для вас.

В общем и целом проблему эту можно обозначить как “проблема невписавшихся”. Этот термин появился в конце 80-х – начале 90-х годов и применялся к людям, которые одной ногой остались в советском прошлом, в постсоветском так и не прижившись, привыкнув существовать в другом гуманитарном стандарте.

Состоявшись в предперестроечном обществе, завоевав кое-какие позиции и впитав как губка все его мотивации и привилегии, для нового общества эти люди оказались “неликвидами”, как бы лишенными определенных участков мозга, “психическими кастратами”. В начале девяностых общество вообще прошло жесткую фильтрацию и четко поделилось на тех, кто влачил жалкое существование на загибающихся заводах, вставших намертво предприятиях и застывших мыслью НИИ, – и тех, кто ринулся зарабатывать деньги на всем.

Пока первые месяцами дожидались нищенской зарплаты, вторые пытались вписаться в новые экономические законы. Они поняли, что все, чему учились до этого, включая способы, какими зарабатывали себе на жизнь, нужно забыть, и поменяли свои профессии на более рентабельные.

Математики стали бухгалтерами, финансисты – аудиторами, инженеры – продавцами и водителями, юристы, специализировавшиеся до этого на уголовном праве, в лучшем случае ринулись в адвокатуру и арбитражное дело или стали осваивать процедуры регистрации юридических лиц, в худшем – стали консультировать тех, от кого до этого момента защищали общество, отправляя на лесоповал. Но самое главное – все эти люди более или менее освоили компьютер, поскольку это ценное знание было как раз завершающим звеном в модели западного общества, к коей и стремилось наше постсоветское. 

Акценты расставились молниеносно: позиция первых по отношению ко вторым была и остается негативной, вторые первых всей душой ненавидят и ежедневно мысленно отправляют на заработки в капстраны, считая, что именно они со своими компьютерными знаниями и умением вести себя в цивилизованном обществе занимают их рабочие места и не дают устроиться в жизни. Как известно, деньги всегда валяются под ногами, надо только их подобрать – так что победу вырвали те, кто оказался более адаптируем к изменившимся правилам, проиграли же те, кто привык жить на всем готовом.

А так называемое информационное общество, сложившееся из людей, знающих компьютер и умеющих с ним обращаться, общество, где электронно-вычислительная техника и средства связи выступают в тесном союзе, просто оттолкнуло последних. И таких историй немало…

– У меня отец занимается радиобиологией. Точнее – методами диагностики, в первую очередь ЯМР и компьютерной томографией. При всем при том он полный профан в компьютерном деле. Раньше вылезал за счет сотрудников – они ему все необходимые материалы собирали и на компьютере систематизировали, а как в науке зарплаты упали ниже плинтуса и его подчиненные разбежались, вот тут у папани начался кризис жанра.

Я ему уже который год провожу курсы компьютерного ликбеза, а высокотехнологичная машина у него на столе по-прежнему для понта стоит, а он вокруг нее ходит, как кот вокруг сметаны, и боится. А дело стоит. Чаще публиковался бы – давно уже академиком был бы.

– Моя мама 25 лет прорабо-тала бухгалтером. Она хороший специалист, у нее большой стаж работы, но при этом абсолютное незнание и непонимание компьютера, и даже больше скажу – боязнь. Три года назад ей пришлось выучить “Парус” и “1С: Бухгалтерию”, руководство фирмы нашло деньги, чтобы ее обучить, однако контора развалилась, и мама осталась не у дел.

Полтора года она искала работу, а когда нашла, оказалось, что те версии бухгалтерских программ, которые она знала, уже давно устарели, и требования работодателей в этом отношении изменились. Фирме проще взять на работу специалиста, умеющего работать с новой версией ПО, а не обучать его. 

– У меня есть знакомый, художник-мультипликатор, классный специалист. Он мне рассказывал, как много лет назад его коллеги, работая над мультфильмом “Ежик в тумане”, придумали целую технологию, чтобы создать эффект этого самого тумана. Долгое время на всяких фестивалях (уже современных) иностранцы пытали наших аниматоров, как им удалось без помощи компьютера добиться такого правдивого изображения атмосферного явления. Все оказалось просто: наши художники использовали обычную кальку – такую специальную бумажку для копирования рисунков (или для заворачивания пирожков).

Они эту кальку помещали позади нарисованных зверюшек, раскачивали ее туда-сюда и параллельно снимали на пленку – в итоге получился самый настоящий туман. Сейчас такого эффекта, конечно, можно добиться с помощью любой продвинутой графической программы, но до сих пор в вузе на отделении мультипликации студентам рассказывают о подобных примерах мастерства художников старшего поколения.

Или, например, как раньше осуществляли панорамную съемку в кино: снимали одновременно на три кинопленки, при этом на каждой из них получалась всего треть изображения снимаемого объекта, а проекцию потом осуществляли с помощью трех кинопроекторов на огромного размера экран, который к тому же был еще и изогнутым. Да, согласен, силы и средства, которые для этого применялись тогда, сейчас не сравнить с тем же, например, так называемым иммерсивным кино с эффектом присутствия. Однако, скорее всего, зритель пойдет на такое вот кино, устаревшие же технологии его вряд ли будут интересовать.

Соответственно, специалисты “из прошлого века” – тоже. Мой знакомый уже четыре года сидит без работы, а освоить компьютер профессиональная гордость не позволяет. С одной стороны, рисованных от руки мультиков до сих пор немало создается, но в наше время потоковых кино- и мультсериалов их продюсерам не сильно интересно качество, гораздо интереснее количество производимого материала, помноженное на его стоимость.

Да и конкурировать со студиями компьютерной анимации типа той, что создала всем известных братьев Пилотов, сможет не всякий старый профессионал (таких людей, как Татарский или Норштейн, – единицы). К примеру, если раньше для создания такого мультфильма, как “Пластилиновая ворона”, нужно было обработать руками килограммы пластилина, то сейчас достаточно установить на компьютер программу Photoshop любой версии.

К примеру, самое простое – выделить с помощью “лассо” любую область или текст со скругленным шрифтом (Cooper, Comic), создать новый слой, растереть контуры, а потом раскрасить получившийся “пластилин” и наложить тени. Какая уж там калька…

– На заводе по производству конструкций для ракет и самолетов уволили инженера, моего старого приятеля. Как-то раз он пришел на завод, а ему говорят: ты здесь больше не работаешь, потому как начальство не желает на тебя тратить деньги, повышая твою компьютерную грамотность. Дело в том, что этого инженера пять лет просили изучить AutoCAD, а он встал в позу и сказал, что не для того пять лет в институте, а потом 25 лет на работе (кстати, все 25 лет – на этом заводе) стоял за кульманом, чтобы сейчас покупать компьютер и изучать программное обеспечение.

Конечно, 25-летний знаток “автокада” по сравнению с ним инженер-то никакой. Но, например, если понадобится сбросить чертеж на продвинутый электронный станок, который по этому чертежу будет потом деталь делать, то герой кульмана всегда останется за забором, а герой “автокада” – с повышенной зарплатой в кармане.

Руководству завода не объяснишь, что молодой товарищ никогда в жизни не только не начертит нормальный чертеж на кульмане, но и в AutoCAD его не исправит, у него попросту не хватит инженерной квалификации. Для этого над ним должен постоять настоящий инженер и показать пальцем, что и как надо сделать. А как наши ракеты еще долетают до орбиты, одному Богу известно…

Еще примеры?.. Журналисты, которые так и не смогли изменить своим привычкам и променять печатную машинку на более удобный и современный компьютер – им трудно “осваивать что-то новое”; преподаватели, которые продолжают обучать оболтусов, вместо того чтобы защитить кандидатскую – ведь без знаний компьютера они этого сделать не могут: всех формул “на коленях” не рассчитаешь, да и американских грантов без умения пользоваться Windows и специальными приложениями не получишь.

Я уже не говорю про работников сферы обслуживания населения – дежурные на АТС, консьержки – зачем они? При введении в эксплуатацию электронных АТС и систем видеонаблюдения, которыми уже до конца этого года будут оборудованы не менее 10% московских подъездов, лишние контролеры не нужны. Там, где раньше требовалось пять пар рабочих рук, сегодня достаточно и одной.

Кто они? Неудачники, вовремя не сориентировавшиеся во времени, проворонившие новые возможности или попросту не захотевшие ими воспользоваться в силу тех или иных причин? Виноваты ли они, не понявшие, что общество, которое раньше зиждилось на знании, теперь основывается на информации, а добывание и суммирование этой информации и есть суть компьютеры и умение ими пользоваться? И если навык работы с компьютером когда-то был привилегией специалистов, то сейчас чья-то компьютерная неграмотность вызывает у его друзей и знакомых только сочувствие.

Компьютеризованному обществу странно наблюдать людей, которые прикрывают свое нежелание изучить компьютер рассуждениями о том, что технологичная машина губит индивидуальный разум, делает зависимым человека от воли программистов и создателей новых технологий. А эти “невежи”, в свою очередь, называют людей, которые не помнят таблицу умножения, но зато знают, как пользоваться calc.exe, “поколением с птичьими мозгами”, полуличностями, у которых в голове – только правильно отформатированные данные.

Рассуждения эти похожи на спор о первичности между курицей или яйцом. На сто процентов не правы ни те, ни другие – но спор продолжается. К доминантному социальному неравенству добавился еще один признак – забор под названием “компьютерная грамотность”. Что, в свою очередь, разрушает уже сложившийся миф о полезности компьютера, полезности для всех.
Относительно недавно люди начали делиться на пешеходов и водителей, а теперь уже есть и homo computeris и… и все остальные. Эволюция, однако.

Алена Приказчикова

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?