13 лет назад 2 ноября 2006 в 13:33 215

Цивилизация узких специализаций

Недавно я сообразил, что последний раз был в Ленинке, то есть, простите, в Российской государственной библиотеке очень много лет тому назад. В детстве. Да и вообще – уже очень давно мне не приходило в голову посетить хоть какую-нибудь библиотеку, хотя раньше я был поклонником подобного времяпрепровождения.

А ходить по библиотекам я перестал почти одновременно с тем, как у меня появился безлимитный доступ в Сеть. Практически любую информацию, в которой у меня возникала потребность (справочного характера, естественно), я мог найти в Сети или в Usenet, а что касается художественной литературы… Ну, в те времена у меня случился период увлечения фантастикой, и тогда же наш книжный рынок оказался ею завален – произведения были не особенно высокого качества, как я начал понимать позднее, но тем не менее почитать было чего.

Сообразив давеча, что библиотеки как источники данных совершенно выпали из поля моего зрения, я не поленился и провел опрос некоторого количества своих асечных знакомых на предмет уточнить, а как у них дела обстоят с приобщением к разумному и вечному. Выяснилось, что дела обстоят весьма предсказуемо – интернет оказался слишком удобным и доступным, чтобы обращать внимание на его некоторую… нерепрезентативность.

Да, господа, именно так. Искренне полагать, что в Сети есть вся информация, запротоколированная человечеством на протяжении своей истории или что хотя бы ее представление пропорционально, на мой взгляд, несколько наивно. Хотя поисковые машины и пытаются завлечь клиентов лозунгами уровня: “В интернете с нами вы сможете найти все что угодно!”, маркетологи поисковиков на самом деле сильно лукавят. Да, согласен, сегодня наиболее совершенные поисковые машины способны проиндексировать какую-то часть документов, находящихся в Сети. Ну, к примеру, процентов так сорок-пятьдесят, хотя подозреваю, что это излишне оптимистичная оценка. Вот только вам это ничем не поможет, если того, что вы ищете, в Сети нет в принципе.

Периодически различные рейтинговые агентства, имеющие отношение к индустрии высоких технологий, сообщают почтенной публике, сколько документов в Сети они насчитали на текущий момент. Цифры получаются умопомрачительные, но у всех довольно разные, поэтому сложно сказать, какие из них ближе к истине. Понятно другое – количество страниц в Сети исчисляется многими миллиардами – а ведь есть еще хранилища информации, которые поисковыми системами пока не индексируются.

Например, представляете ли вы себе, сколько всего хранится на всевозможных ftp-серверах? Или в конференциях Usenet? Туда никогда не попадает основная масса пользователей Сети, поскольку она просто не подозревает о существовании таких хранилищ данных, но это ситуацию не меняет.
Сейчас всю зафиксированную на каких-либо носителях информацию можно условно разделить на две части: информация, существующая в цифровом виде и поэтому с легкостью размножающаяся делением, и информация, живущая на носителях аналоговых, а потому существенно менее склонная к распространению.

Вплоть до второй половины двадцатого века вся информация, которая создавалась человечеством, была аналоговой. Начиная этак годов с семидесятых потоков накопления данных стало уже два: аналоговый и цифровой. Часть аналоговой информации переводилась в цифровую форму, но процессы эти шли, мягко говоря, не быстро, так как аналоговых данных накопилось ну просто очень много, а средства оцифровки совершенством не отличались (впрочем, промышленных систем оцифровки информации с промышленной же производительностью до сих пор никто так и не разработал). Одновременно рос поток информации изначально цифровой, которая накапливалась на разных носителях в ожидании своего часа.

Час “Х” настал в тот момент, когда заработала военная система обмена и архивирования информации под названием ARPANET. После периода зарождения, который длился долго – до 1995 года, интернет наконец получил достаточное распространение, чтобы стать привлекательным средством обмена данными. Как следствие, немедленно начался процесс тотального размещения в Сети всего, что там можно было разместить.

В силу самого устройства Сети немедленно возникли потоки информации, которые могут быть условно названы “паразитными”. Они не содержали в себе уникальных данных, но плодились (и продолжают плодиться) с катастрофической быстротой. Я попытался найти какие-либо данные относительно того, какое количество информации в Сети является уникальным – и ничего не нашел. Возможно, что подобной статистики вообще не существует, но если она все же есть и кому-либо из вас, уважаемые читатели, попадалась, не сочтите за труд и поделитесь с редакцией. Нас этот вопрос давно мучает.

На фоне стремительного роста Сети все как-то подзабыли, что на самом деле информации гораздо больше, чем “представляет себе” тот же популярный Google. И даже если у вас толстый канал и развитые навыки поиска данных в интернете (а это дело уже пора в вузах в качестве отдельной дисциплины преподавать, поскольку когда интернет есть, а искать в нем не умеешь, то можно считать, что интернета просто нет), найти информацию, которой в Сети нет, вы не сможете.

А между прочим, этот пласт информации чрезвычайно велик. По сути своей это те данные, которые человечество накапливало со времен изобретения письменности как таковой и печатного станка как промышленного воплощения письменности. На данный момент не существует никаких осмысленных программ по “цифровизации” этих данных, главным образом потому, что никому это не надо, ведь прямо сейчас никакой реальной прибыли эта деятельность не принесет.

Безусловно, нельзя утверждать, что процесс оцифровки незлободневной информации не идет вообще. К примеру, Национальная Британская библиотека объявила, что выделяет 16 миллионов долларов на оцифровку миллиона страниц английских газет девятнадцатого века. Начинание прекрасное, но на фоне общего количества данных, генерируемых нашей цивилизацией ежедневно, эта цифра не поражает воображение.

Сложность заключается в том, что количество текущей информации чудовищно. Она непрерывно накапливается, непрерывно же дублируется, и в этой волне тонут все попытки включить в информационное поле данные, которые не нужны здесь и сейчас. Между долгосрочной информацией и потребителем стоит плотная завеса информации краткосрочной, через которую, тем не менее, пробиться очень сложно.

А ведь эта краткосрочная цифровая информация зачастую отличается еще и чрезвычайно низким качеством. Глупость в цифровом виде (как, впрочем, и умную мысль) растиражировать существенно проще, чем в аналоговом, а вот критериев проверки данных на правдивость и адекватность в интернете не существует как категории. Собственно, это не новость – ни для кого не секрет, что Сеть стала идеальным средством для “слива” различного рода компроматов и иной информации, которую те или иные заинтересованные лица стремятся сделать достоянием общественности.
Роль интернета как средства тактического получения информации переоценить трудно. Но информационное наполнение Сети очень специфично, оно отражает взгляд на действительность, получивший распространение только в последние годы. Более того, сейчас уже заметен обратный процесс, когда на состав аналоговых данных начинает оказывать сильное влияние интернет.

Можно сколько угодно рассказывать о том, какой интернет весь из себя полезный и насколько хорошо, что теперь средства накопления и распространения информации доступны практически каждому. Все вышесказанное – чистая правда, но это та правда, которая описывает только часть происходящего вокруг.
Цифра очень удачно вписалась в теории разделения труда и узкой специализации индивидуумов, на которых сейчас построена западная цивилизация.

В современном понимании профессионал – это человек, который безупречно разбирается в своей, как правило очень узкой, области и при этом не знает, чем отличается тычинка от пестика, а зачастую даже не в состоянии с уверенностью сказать, что вокруг чего вращается – Земля вокруг Солнца, или наоборот. И не надо тут проводить параллели со всякими известными литературными героями уровня Шерлока Холмса (как мы помним, он тоже отличался редкой дремучестью во всех областях, которые не были непосредственно связаны с его профессиональной деятельностью), по двум причинам: во-первых, господин Холмс был гением, а во-вторых – литературным персонажем.

Сейчас мне скажут, что знания подобного рода банковским специалистам ни к чему. С прикладной точки зрения – безусловно, легко можно прожить и без них, особенно учитывая количество кнопок вокруг. Но однотипность и специализированность информации, которой обладает каждый специалист, приводит к тому, что у редкого человека сейчас есть в голове претендующая на адекватность цельная картина мира, при отсутствии которой, между прочим, очень сложно совершать вменяемые поступки.

Подавляющее большинство людей сейчас живут, не видя за деревьями леса, в попытках создать себе маленький, уютный и совершенно бессмысленный мирок, в котором можно вкусно есть, мягко спать и не задумываться о том, что будет дальше. Специализация искореняет у людей желание влиять на ситуацию в целом, они способны лишь существовать в заданных условиях, но никак не изменять их.

Иными словами – многие не то чтобы не особенно разбираются в происходящем вокруг, они еще и не стремятся разобраться, так как у них банально нет стимула. Но благополучие этих людей, живущих в окружении цифровой информации, сейчас призрачно как никогда. Ситуация в принципе может внезапно измениться, и тогда специализированные навыки и знания многих людей окажутся совершенно бесполезными, а новых они приобрести уже не смогут, поскольку нет базы, нет того, что раньше принято было называть “академическим образованием”.

Интернет сделал проще многие вещи, в том числе методы получения нужных данных. Но почему же все решили, что предоставить воле случая отбор информации, размещаемой в интернете, – это лучший выход из положения? У Сети как у системы есть свое мнение о том, какая информация является полезной и востребованной, а какая нет, и, что характерно, я не уверен, что ее мнение по этому вопросу совпадает с моим.

В общем, я решил восстановить свой читательский билет. Когда Ленинку оцифруют, у меня уже, наверно, внуки пойдут, а мир все же не ограничивается тем, что сейчас есть в Сети.


Олег Фефелов

В воскресенье 4 июля 2004 года в Москве у подъезда собственного дома был убит Олег Юрьевич Фефелов, известный в околокомпьютерных кругах предприниматель.

Преступник, личность которого на момент подписания номера оставалась неустановленной, нанес бизнесмену четыре ножевых ранения, от которых Олег Юрьевич Фефелов скончался, не приходя в сознание.
Олег Юрьевич Фефелов долгое время работал в Группе компаний “Формоза” в должности вице-президента.

Недавно Олег Фефелов основал компанию “Кибертроника”, которая должна была заниматься дистрибуцией компьютерных комплектующих.

Олег Юрьевич Фефелов стоял у истоков отечественного высокотехнологичного бизнеса и приложил немало усилий для создания у нас в стране цивилизованного рынка высоких технологий.

Редакция журнала Upgrade выражает искренние соболезнования родным и близким Олега Юрьевича Фефелова.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?