20 лет назад 8 марта 2000 в 11:44 2385


Часть первая. Крик души

Что, съели ?

Количество ушатов грязи, вылитых на голову этого человека и его не менее многострадальной компании во всевозможных средствах массовой информации – будь то “горчичный листок”, раздаваемый бесплатно в метро или многомиллиардный интернет – просто не поддается описанию. Это дань моде. Хвалить Гейтса – моветон. Ругать Гейтса – становитесь в очередь. Я первым гордо встану на его защиту. Один против всех. Не позволю делать из него мирового козла отпущения. Осанну ему! Памятник при жизни! Билл Гейтс – наш президент…!!!

Часть вторая. Почему?
Кто-нибудь может сказать – почему? Суммируем хулу в его адрес – в итоге выйдет очень коротко – Гейтс создал Microsoft, Microsoft создал Windows, Windows – поганая программа. Почти как в Библии – про Всевышнего, сотворившего мир, очень несовершенный мир, но Бог – далеко, а Гейтс – вот он, рядом. На расстоянии плевка.

Теперь суммируем собирательный образ любого из “обличителей” Гейтса. Это продвинутый в “железе” парень, с легкостью играющий на клавиатуре – в четыре руки, и уже написавший свою первую утилитку. Например, текстовый декодер. Он не ставит ни во что этих болванов, которые погубили свою жизнь, работая в Microsoft и создавая столь убогое творение, именуемое в народе “виндуза”.

Вычтем из первого второе – и что же в итоге? Microsoft, которому не мешало бы еще покорпеть над своими твореньями, и свора мосек, дружно тявкающая на этого мамонта, которая не способна совладать даже с самой маленькой из ошибок, найденных в Windows, потому что рост не позволяет – просто потому что блоха со шкуры этого мастодонта в два раза крупнее любой этой шавки.

Но гавкнуть может любой. Это легко. Это элементарно.

Часть третья. Причины: Макинтош плюс РС
С каких это пор я стал философом? И почему на страницах “железного” журнала вдруг вспомнил о Всевышнем, помянул классиков, да роздал всем сестрам по серьгам? А все очень просто – весь вышеприведенный сумбур родился в моей голове, пока я, ругаясь, поминая недобрым словом всех и вся, занимался самой что ни на есть “железной” проблемой – собирал смешанную сеть.

Дело происходило в издательстве – небольшом, каких в Москве несколько сотен. Оно исправно работало, выпуская свою нехитрую продукцию, до тех пор, пока неумолимый прогресс не хлопнул ладонью по столу: баста! Небольшой одноранговой сети стало мало, и руководством было принято нелегкое решение: оторвать от сердца пару сотен баксов и нарастить существующие возможности. Что и было поручено мне.

Существующую сеть можно было бы назвать стандартной – пара Power G3, парочка Power 6100, используемых для верстки, да полдюжины LC475, копченых, как сельди, но, как оказалось, очень милых сердцу любого редактора. Ко всему этому – толстый, как БигМак (игра слов) сканер UMAX и сетевой принтер Apple LaserWriter 16/600. Все это хозяйство держалось на маленьком пятипортовом JOBASE – 2/T. До поры до времени его десятимегабитных возможностей вполне хватало, учитывая, что большая часть LC сидела на длинном коаксиальном шнуре, словно новогодняя гирлянда.

Я долго пытался убедить свое начальство не трогать Маки, но приказ сверху был неумолим – менять все на IBM. Я искал доводы, но разговор наш все больше напоминал беседу Остапа Бендера с завхозом Альхеном – принюхавшись к каше, которую готовили на кухне образцового дома престарелых, Остап, помнится, спросил: “Масло, конечно же, машинное?”, на что Альхен невозмутимо ответил: “Так ведь едят же…”.

РС для верстки довольно-таки кривобок, это признанный факт (ну не такой уж и признанный – прим. ред.), и садиться за него верстать после привычного Мака было тяжело, да и страшновато. В Маках, за всю их долгую службу, только раз в три года меняли батарейки, а к мелким глюкам привыкли, как к тараканам – они неизбежны, просто потому, что это Россия. Но и понять шефа тоже можно – “яблочный” апгрейд существующего “железа”, как и покупка нового, выливался в энную сумму, при виде которой у шефа начинался тик. Приказ был отдан и процесс пошел.

Примерные РС-аналоги имеющимся моделям Маков подобрали быстро – вместо G3 поставили Pentium II-400, редакторы получили Pentium-166, и все это решили объединить “звездочкой” на базе небольшого NT-сервера: обычный Рentium 166 с емким диском и плюс к нему Compex MX2208SA – 8-портовый Hub, способный разогнать сеть до 100 Мбит. Получилась бы маленькая, я бы даже сказал, домашняя, сеть. Хрестоматийная модель, которую следует поместить в учебники и изучать по ней – как плести сети. Оставалась самая малость: собрать и включить. Вот тут-то все и началось.

Часть четвертая. РС минус Макинтош
Я надеюсь, что мой опыт окажется кому-нибудь полезен, и вам не придется, как мне, делать открытия. Открытия, объединенные простым зековским принципом: не верь, не бойся, не проси. Не верь тому что написано на “железе” и в описаниях к нему, не бойся – оно все равно не будет работать, как надо. И никого ни о чем не проси – все равно никто ни чем не знает.

Взять хотя бы такую мелочь, как вилка на сетевом шнуре. Это маленький кусочек прозрачного пластика, гордо именуемый RJ-45. В прайсе так и было написано – RJ-45, 5 категория. Но то, что мне всучили в фирме под видом пятой, оказалась третьей категорией – внешне они абсолютно одинаковы, но в последней не предусмотрена маленькая вставочка, делающая процесс обжима более простым и приятным занятием. И дело даже не в том, что одна вилка пятой категории стоит, как две вилки третьей. “Дело в том, – глубокомысленно заметил мой приятель Веня, – что скорость в кабельных сетях в немалой степени определяется сопротивлением в разъемах – это все физика чистой воды, и хоть тресни – больше 10 Мбит из такой сети ты не выжмешь”. Как в воду глядел, в итоге так все и вышло. Не поленитесь и зайдите на этот сайт, там можно обнаружить, что под маркой RJ-45 скрывается целая дюжина категорий, и все разные.

Да что там вилки – шнур, порезанный на куски и уложенный в короба, ни в какую не хотел давать положенные 100 Мбит. Хотя черным по белому на нем написано – “5 категория”. Поставщик долго отпирался, выспрашивал по телефону, не сгибали ли мы его под углом в 45 градусов, сколько узелков завязывали на погонный метр, и какие зубы использовали для зажима: коренные или резцы? Через неделю, припертый к стенке, он сознался, что в сетях абсолютно ничего не понимает, а вопросы задавал из попавшегося под руку журнала (кажется, это был “Upgrade”).

Кабель поменяли, но проблемы не прекратились – они возникали каждый день, иногда просто из ничего. Редактор, дама пожилых лет, которой накануне поставили на стол новую машину, вдруг строго спросила меня – почему ей подсунули бракованную клавиатуру? Клавиатура была в порядке. Но производители (наверняка, китайцы) раскидали по ней кириллицу по своим, по китайским законам.

Практически весь верхний ряд кнопок не соответствовал тому что на них написано – это давняя проблема, и все у кого есть РС, к ней давно привыкли. Все, кроме трех бальзаковских дам, проработавших 10 последних лет на Маках (на которых все соответствует), и абсолютно не желающих переучиваться. Выслушав кучу упреков, угроз немедленно уволиться и требований срочно переставить кнопки, я все-таки убедил их приступить к работе, хотя мне это стоило пряди седых волос. Глотнув валерьянки, я приступил к следующему блоку, свалившихся на меня проблем – информационному.

Масса технических бед, обрушившихся на маленькую локальную сеть, казалась мне мелочевкой, по сравнению с предстоящей перекачкой информации с Маков на сервер. Сеть, которая самопроизвольно отключалась; принтер, вдруг, без видимых причин, отказывающийся печатать документы, отправленные с “гирлянды”; Windows NT, в упор не видящая то модем, то “подопечных” по сети – все это списывалось на “вздернутое” ПО, которое у нас в стране поставляется только от эксклюзивного дистрибьютора Microsoft – от “Горбатого”. Что же касается проблемы совместимости РС и Макинтош – про страхи и ужасы, связанные с принципиальной невозможностью их совмещения, я слышал давно. Теперь предстояло весь этот кошмар ощутить на собственной шкуре.

Сегодня я уже могу сказать сам – такой проблемы не существует. Хотя еще вчера на все мои вопросы знакомые “хацкеры” только разводили руками – каждый из них был докой в своем деле, но в пограничные области старался не влезать. В результате, перекрестившись, я соединил концентраторы через uplink и решил сам (чай, не лапоть) разобраться самым простым и надежным способом – “тыком”.

Настраивается NT просто. Разномастные талмуды, продающиеся в любой книжной лавке, радостно поведают вам, в какой последовательности и какую кнопку нажимать. Я такие читал когда-то, они обычно оставляли во мне глухое чувство обиды за все человечество в целом и за авторов в частности. Простой неандарталец, каковым является юзер, достигший в своем развитии высот сетевого администрирования, наверняка не нуждается в том, чтобы ему упорно разжевывали в каждой главе, что “Вкладка “Протоколы” содержит список сетевых протоколов”, а “Вкладка “Службы” содержит имена сетевых служб”. Между тем, замечаний о тонкостях работы сетевых протоколов или о неожиданностях, которые подстерегают при работе с нестандартным “железом” здесь, как правило, вы не найдете. А они начинаются сразу же.

Сервис для работы с Маками включен в стандартный набор сервисов Windows NT. Достаточно определить зоны и дать права доступа группе, которую я так и назвал: “Макинтоши”. Программа AppleTalk, управляющая сетевыми процессами в сети Маков, сразу же обнаруживает в списке доступного “железа” сервер. Никаких проблем – надо лишь не забыть, что NT по умолчанию “захватывает” сетевой принтер – снимите эту опцию, и это простое действие вам здорово сэкономит время при печати.

Таким образом, сервер стал своеобразным шлюзом между машинами, работающими на разных платформах. Где-то в чате я видел краткое сообщение – описание того, как сделать, чтобы Макинтош и РС видели друг друга без “посредника” – но большой нужды мне в этом не было. Единственной существенной проблемой оказалась проблема несоответствия имен – на Маке практически нет ограничений на названия файлов и папок, а на РС – в именах недопустимы символы: / : * ? ” < > | – об этом знает любой юзер.

В результате РС видит маковские файлы, помещенные на сервер, но ни открыть их, ни переделать уже не может – система всегда отвечает, что файла с подобным именем найти не может. Но это было бы не так страшно (все-таки данные символы используются нечасто), если бы вдруг не выяснилось, что обе системы, и Apple и PC, не видят в “чужих” названиях русской буквы “р”.

В воздухе запахло жареным – можно научить персонал не употреблять в названиях файлов апостроф, но не использовать в названиях букву “р” – абсолютно невозможно. Это все равно что повесить в офисе распоряжение “С понедельника – всем картавить”. Меня тут же отправили бы в психушку – отдыхать.

В мрачном расположении духа (а фактически в состоянии тихой паники) я опробовал все, что мог – перерыл интернет, опросил всех приятелей, хоть что-то смыслящих в “железе”, обзвонил коллег в издательствах и поставщиков из компьютерных фирм. Везде в ответ – полный ноль. Кто просто разводил руками, кто давал хитромудрые советы – переименуй, мол, “Москва” в “Moskva”, и дело с концом, сами так делаем.

Но как переименовать несколько тысяч файлов с длинными названиями организаций, обучить этому персонал, при этом добиться стандартизации и ничего не перепутать – опять-таки, не знал никто. Какой-то субъект с конференции на www.maccentre.ru посоветовал программу WinServerIP – это новый конкурент стандартному маковскому сервису, включенному в качестве “родного” в Windows NT. Увы, на рынок она еще не попала, а в сети ничего, кроме демо-версии, я не обнаружил – это была одна из новинок прошлого года.

В конце концов, кто-то мне посоветовал – обратись к САМОМУ ГЕНИАЛЬНОМУ ЗНАТОКУ ВСЕГО И ВСЕЯ, который знает абсолютно все на свете, а Макинтош – еще с тех пор, как сидел на горшке. Последний довод меня убил. Я собрался с мыслями, и накатал ему уважительное письмо. Гений действительно оказался самолюбив – он клюнул и ответил сразу же. Привожу его ответ, таким, как он ко мне пришел: “Я вообще не называю файлы русскими буквами, когда перекидываю их между маками и писюками. Но с русской “р” вы ничего не сделаете, так как в Маках на месте этого знака находится как раз изображение эппловского знака – яблока. Спецсимвол такой 🙂 Думаю, что можно решить проблему, если на Маках всем установить русские скрипты, шрифты и раскладки от Виндов. Но это из области патологии :-)”.

Из этого ответа я понял только одно – Великий и Ужасный Гудвин оказался на самом деле просто гудвином. Или, другими словами, он – сами знаете кто.

Не буду вас дольше терзать – проблему я решил, а точнее даже и не решал – ответ лежал на поверхности, и потому его никто не видел. Буква “р” для машины – что для Мака, что для РС – всего лишь значок в кодовой таблице. И естественно, что буква “Р” занимает в ней совсем другое место. Переименованные (переведенные в верхний регистр) папки мгновенно стали доступны Макинтошам. На всю процедуру ушло полчаса – я использовал программу THE RENAME, которую скачал с http://www.listsoft.ru/. К сожалению, маковского аналога этой программы я не нашел, пришлось писать простенькую программу самому.

Резюме
Конечно же, это не конец – это только начало. Я абсолютно уверен, что появятся новые проблемы, или существующие наложатся друг на друга и дадут новый резонанс – и я буду вновь, высунув язык, метаться между двух платформ и гадать, что предпочесть – РС или Мас?

Вам нравится роль вечного валаамового осла? Мне она противна – я не хочу все время решать, что предпочесть, и что с чем будет конфликтовать. Гадать, какую ставить ОС и, сколько прикладных программ под нее будет работать. Превращать покупку любой “железки” в теоретическую комбинацию – на каких режимах и какую программу она “вывалит”. Я просто хочу сесть за комп и работать. Просто делать свое дело, не заботясь о проблеме буквы Е на клавиатуре.

И это возможно – когда есть единый технологический стандарт. Его ввел Билл Гейтс – кнутом и пряником, скупая компании и обещая им процветание только лишь за лояльность к стандарту Windows. Единый стандарт удобен – и пользователям, и разработчикам, и поставщикам услуг. И это признали все – и первые, и вторые, и третьи – просто отдав Гейтсу самое дорогое, что у них было – доллары.

Это не я сказал “Да здравствует Билл Гейтс!”. Эта фразу хотя бы мысленно произносит каждый – когда покупает РС, когда ставит на него Windows, когда влезает в сеть через Internet Explorer, и так много-много-много раз в день.

А вы говорите Фимштейн – дурак, Фимштейн – провокатор.

Фимштейн – чист, как зеркало. А на зеркало нечего пенять…

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?