13 лет назад 2 ноября 2006 в 17:16 166

Легко в обучении, непонятно как в бою

Третьего дня в процессе бесцельного перемещения по Сети на каком-то англоязычном b2b-сайте нашел я здоровенное интервью с неким бизнесменом (фамилия сложнопроизносимая, посему не запомнил ее). Бизнесмен этот заработал свое состояние на придумывании и изготовлении игрушек. Самых обычных: машинок, кукол, совочков и прочих кубиков. Занимается он этой деятельностью уже не один десяток лет, так что в вопросе разбирается.

А собственно интервью было о том, что ситуация на рынке традиционных игрушек неуклонно ухудшается. Засилье китайских производителей заставляет старых европейских игроков рынка снижать цены, что отвратительно сказывается на рентабельности производства и на количестве денег, инвестируемых производителями в разработки новых продуктов.
Но конкуренция с китайцами этого бизнесмена не очень пугает. Неприятно, но не смертельно. Существенно больше его напрягает кое-что другое: в последние годы продажи традиционных игрушек сокращаются в связи со стремительным ростом популярности компьютерных игр.

А меж тем дети и компьютерные игры – это вообще отдельная история. Сейчас в песочницах всех относительно благополучных стран играет целое поколение детей, чья психика изначально развивалась в тесном контакте с виртуальностью во всех ее проявлениях. Разные шумные граждане по этому поводу сильно переживают и громогласно рассказывают всякие ужасы: мол, ребенок, научившийся убивать в виртуальной реальности, способен без каких-либо проблем употребить полученные умения в реальности – уж извините за тавтологию – реальной. Также они говорят, что компьютерные игры ухудшают коммуникативные навыки, отбивают охоту к чтению и вообще отвратительно сказываются на головах детей, прививая им рефлексы, полезные скорее в играх, нежели в реальности.

В принципе, конечно, не без этого. Прививают в полный рост. К примеру, давеча мой товарищ рассказал увлекательную историю о детях и компьютерных играх.
Пришел он со своим ребенком в песочницу, ребенка, значит, выпустил потусоваться, а сам олицетворял собою образ папы на отдыхе. От нечего делать начал присматриваться к детям, которые во что-то активно играли, и через некоторое время обратил внимание на то, что, когда кого-то из детей побеждали (суть игры он не уловил, но не в этом дело), ребенок громко произносил, сколько у него осталось жизней, после чего вступал в игру снова. Когда у ребенка заканчивались жизни (их по условиям той игры было девять), он выбывал до конца текущей игры. Отдельный малыш выполнял в этом процессе роль… ну, даже не столько судьи, сколько автомата для подсчета очков, то есть просто стоял и запоминал текущее количество жизней у участников. (Выступал, так сказать, в качестве сервера? – Прим. ред.)

То есть дети воспроизводили привычные им правила, заимствованные… ну, к примеру, из экшна для какой-нибудь игровой консоли. Темы игр тоже радикально изменились, как вы понимаете, о Чапаеве и немцах нет и речи. Макстар и трансформеры – вот выбор продвинутого посетителя детского сада XXI века!
“Это же ужасно!” – скажет любой гражданин, напуганный засилием компьютерных игр. Как же дети, в период формирования базовых поведенческих навыков посетившие не один десяток разных миров (виртуально посетившие, конечно, но, думаете, дети четко различают грань между виртуальностью и реальностью?) будут жить в реальном мире? Они ведь не смогут социально адаптироваться и, возможно, даже станут опасны! Надо срочно что-то делать! Например, запретить детям играть в компьютерные игры.

Но на самом деле все значительно сложнее, и линейные решения, как это обычно бывает, не подходят, да и не факт, что проблема вообще существует. В том случае, если западный мир в принципе продолжит свое развитие, а не развалится как-нибудь прекрасным осенним утром, психологическая готовность к использованию элементов виртуальной реальности в повседневной жизни станет одним из базовых навыков, необходимых для успешного выживания в технологическом обществе. Причем речь не идет о банальном освоении персонального компьютера, хотя уже сейчас для человека, не способного работать на ПК, многие дороги закрыты. Речь идет о том, что элементы виртуальной реальности практически послезавтра будут включены в нашу обыденную действительность, и нравится нам это или нет, но осваивать технологии интеграции реала и виртуальности придется всем.

Собственно говоря, все нужные технологии к настоящему моменту разработаны. Уже год, как существует рабочий прототип системы (называется она, если кому интересно, Lifeplus), которая позволит посетителям развалин Помпеи не просто обойтись без экскурсовода, но и увидеть, как мог выглядеть этот древний город до вулканической катастрофы. Компьютер на поясе, элегантные очки (прапраправнуки тех ужасных шлемов виртуальной реальности, которыми многие компании пытались торговать несколько лет назад), наушники и система позиционирования в сумме дают аппаратный комплекс, способный в реальном времени накладывать компьютерные образы на изображение окружающей действительности. Разработчики уверяют, что на глаз различить компьютерные элементы изображения и существующие на самом деле невозможно даже при использовании текущей, довольно сырой версии системы. А что будет через пару лет?

Снабдив подобный аппарат GPS и беспроводным каналом передачи данных адекватной ширины, на выходе мы получим универсальный интерфейс между человеком и реальностью. Вместо указателей на домах – всплывающие подсказки, при взгляде на ресторан – автоматически появляющееся меню с наиболее востребованными блюдами и информацией о свободных столиках, все увиденное нами автоматически сохраняется на неопределенный срок в рамках борьбы с терроризмом, а взаимодействие с городскими службами становится практически невозможным, если ваш персональный – не знаю, как его обозвать, – в общем, девайс не работает.

Перевод всех социальных управленческих и контрольных процессов в цифру, который давно начался, к настоящему моменту стал необратимым и, видимо, через десяток-другой лет полностью завершится. Автоматически жизнь в технологическом обществе будет превращена в игру, в которой правила жестко заданы разработчиками и нарушить их можно так же, как это делается в компьютерных играх: надо либо знать чит-коды (а ни один нормальный разработчик, особенно если это государство, не предаст их огласке), либо искать принципиальные баги в программе (что тоже, как вы понимаете, приветствоваться не будет).

Так что нынешним детям надо привыкать к компьютерным играм, и чинить им препятствия на этом благородном пути не следует совершенно точно. Потому что жить им предстоит тоже в компьютерной игре, которая будет отличаться от современных шутеров лишь тем, что даже трех попыток пройти ее никто не даст.
И, что меня просто бесит, совершенно точно не будет сейвов.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?