13 лет назад 1 ноября 2006 в 13:48 177

Информация нас окружает. Несмотря на то, что патетичное отношение к действительности в духе небезызвестного Нео из “Матрицы” (“Ах, я всю жизнь подозревал, что что-то не так и где-то здесь собака зарыта”) является не самым эффективным из возможных, не могу не отметить, что разделять информацию вокруг себя на нужную и ненужную, полезную и бесполезную, соответствующую действительности или не соответствующую ей с каждым днем становится все труднее.

Несомненно, ситуации у всех разные. Естественно, что какой-нибудь сотрудник Забайкальского заповедника не столь обременен ненужными ему данными. У него есть телевизор, сотовый или, может быть, даже спутниковый телефон, может быть, компьютер, и в целом его ну никак нельзя назвать оторванным от действительности персонажем. Да, у него немного другие проблемы, нежели у большинства из нас, ну и что?

Принципиальное отличие ситуации, в которой находится этот самый вымышленный сотрудник, от той ситуации, в которой находимся мы с вами, заключается лишь в том, что у этого человека нет возможности выбирать информационные потоки. Он может сократить их количество, и без того не чрезмерное, но выбора у него нет. Он смотрит те каналы, которые у него ловятся, читает те газеты, которые привозят в магазин ближайшего населенного пункта, и слушает местное радио. 

Сейчас уже даже как-то не принято спорить с тем, что любая информация, которая теми или иными способами доводится до нашего с вами, дорогие читатели, сознания – сознания так называемых массовых потребителей, проходит настолько длинную последовательность этапов обработки и приукрашивания, а также через такое количество людей, которые осуществляют эту обработку, что становится все сложнее и сложнее представлять себе объективную картину на основании этих цветных картинок. Я имею в виду не российские средства массовой информации, а СМИ в целом, причем эта самая последовательность цензурой в ее чистом виде названа быть не может, и сейчас я постараюсь объяснить почему.

Давайте представим себе на секунду судьбу удачного пресс-релиза, к примеру, из близкой нам компьютерной области. Допустим, некая крупная компания (назовем ее корпорация Contupers Inc.) решила вывести на рынок новый продукт. Нам в данном случае все равно, почему именно этот продукт и почему именно на этот рынок. Может, у нее 60 вагонов какого-нибудь дешевого железа внезапно случилось, или маркетинговый отдел что-то увлекательное придумал – это в сущности неважно. Но по результатам этого всего на свет появился пресс-релиз, который является частью целого комплекса мероприятий по доведению до вас, дорогие читатели, информации о новом продукте.

Компания организует пресс-конференцию, на которую собирает журналистов (причем сложность организации этого мероприятия в результате обратно пропорциональна интересности самого продукта), где пытается в максимально доступной для них форме объяснить, почему именно этот продукт будет лидером на рынке.

Но фишка-то в чем – как правило, на рынке уже есть похожие продукты. От десятка до сотни сопоставимых по потребительским качествам продуктов вовсю продаются, и появление еще одного сходного ситуации принципиально изменить не должно. Вроде бы не должно.

Раньше что в таких случаях делалось (раньше – это до появления электронных СМИ и их на данный момент апофеоза)? Запускалась рекламная кампания, проводились масштабные PR-акции… На потребителя в те времена такие вещи действовали существенно лучше, поэтому проблем особых не было.

Появились электронные СМИ, через время – перешли в разряд медианосителей с точки зрения рекламы и PR, потребитель опять оказался нагружен в достаточной мере правильной информацией и на некоторое, несущественное время, наступило спокойствие тире стагнация. Рекламные рынки плавно росли, где-то на горизонте замаячила “цифра” во всех ее многообразных проявлениях, но в целом все было спокойно.
А потом появился интернет, после чего возможности “цифры” стали практически безграничными.

Сейчас уже никого не удивляет ссылка на какой-нибудь сетевой ресурс в программе вечерних новостей на абсолютно любом телеканале. На ресурсы Сети уже вот года три как на источник информации время от времени ссылаются все остальные виды СМИ – от радио до телевидения и газет. Существенный пласт информации остается вообще за пределами внимания основных несетевых СМИ. Иными словами, информационная картина, которую способен создать комплекс “традиционные СМИ + интернет”, существенно отличается от той, которую можно сформировать на основе знакомства со СМИ традиционными.

При это важно помнить о том, что интернет, если отдельные его сегменты рассматривать как СМИ в классическом понимании так называемой третьей власти, является первым в истории современной западной цивилизации источником обратимой информации. Изменчивость информации – это, в общем, не новость, но интернет дал такие возможности для манипулирования социально значимыми данными, что диву даешься. Знаете, я вот некоторое время назад обратил внимание на одну вещь. К примеру, происходит какая-нибудь большая неприятность. Ну, к примеру, США на Ирак нападает.

Или, что еще показательнее (потому что внезапнее) – свет в Канаде и США отключают. В тот момент, когда это все дело началось, я аккурат “сидел” на новостной ленте одного ну очень крупного западного новостного ресурса, в свою очередь принадлежащего одному ну очень влиятельному медиамагнату. Ну просто крутому, и все тут. Новости там оперативные – сразу пошла лента по поводу ЧП. Что, где, почем, кого подняли по тревоге и оповестили о проблеме. Местами проскальзывали панические нотки – не теракт ли? И вообще, в материалах было много домыслов наравне с сырой, необработанной и потому относительно достоверной информацией. Так продолжалось где-то минут сорок.

Обратите внимание, из остальных средств массовой информации у нас прочухалось только радио, да и то довольно вяло, по крайней мере, в телевизоре я ничего не нашел, а так как времени было час ночи, в большую часть ежедневных газет информация просочилась только через сутки, то есть субъективно практически послезавтра. А потом все как-то… изменилось.

Тональность материалов стала поспокойнее, появились комментарии официальных американских и канадских лиц, кое-какие новости, написанные ранее, вообще пропали. Видно было, что приехали, или позвонили, или написали, или через тещу передали, что нужно немного подправить тональность. И все будет ОК.

И вы не поверите – все действительно стало ОК. Во многом благодаря тому, что в Сети на основных для данной ситуации узлах распространения информации решили не наводить панику ради спокойствия граждан. Ее, кстати, и не возникло, хотя повод был размером в пятьдесят миллионов человек.

Скажете, что это безнравственно? Так, простите, а что такое “это”? Интернет позволяет в кратчайшие сроки напугать или обрадовать очень большое количество граждан, причем если мы еще пока не наблюдаем таких прокатывающихся по Сети волн, так это только в силу недостаточной отработанности методик. Меньше десяти лет прошло с тех пор, как интернет (относительно) пошел в массы, поэтому дайте срок – и с течением времени методики будут отточены, как на телевидении.
А тут же нам еще такое счастье организуют, как повальная информационная доступность.

Если уже сейчас по улицам Москвы и Питера в больших количествах рассекают граждане со смартфонами, то через несколько лет мобильный интернет таки примет какие-нибудь неожиданные формы (например, сделают не персонификацию устройства, а персонификацию доступа к Сети, но это отдельный разговор) и будет довольно-таки распространен. Аккурат к тому моменту и методики распиаривания всего через интернет будут отработаны. 

И все это накладывается на уже очень старый, но по-прежнему не очень осознанный населением факт, что любая информация, которую мы сейчас получаем прямо или косвенно, с очень большой вероятностью может являться следствием интересов лица, группы лиц и / или организации. И пресс-релизы, над которыми в среде незнакомых с тонкостями общения PR-служб и журналов принято игриво подхихикивать, на самом деле не столь тупы, как можно было бы подумать.

Нормальный пресс-релиз – это попытка точно сформулировать мнение, к примеру, компании Contupers Inc. по поводу ситуации на рынке и описать ее реакцию на эту ситуацию. А уж интерфейсом между идеями компании и ее потенциальными потребителями, как правило, служат СМИ – в той или иной форме.

Причем в интернете уже появились ресурсы, которые объединяют качества как средств массовой информации, так и неких иных, как сейчас принято говорить, “хозяйствующих субъектов”. Ну, биржи по каким-нибудь хитрым сплавам, к примеру. Этот конгломерат позволяет заманивать к себе потребителя нераспространенной тематикой, а потом формировать его мнение путем собственного СМИ. Схема – супер.

Потоки информации в Сети меняются неизмеримо быстрее, чем в области классических СМИ. Соответственно, больше процент ошибок, порой очень забавным образом всплывающих в некомпьютерных СМИ, не способных оперативно сообразить, где глюк, и бездумно перепечатывающих данные из интернета. А потом на ресурсе – раз – и исправили цифру, и, не запасшись вовремя скриншотом, доказать, что ты не верблюд, довольно тяжело. Но сами подумайте – кто их тех, кто принимает решения на основе данных из Сети, запасается скриншотами? Мне вот, например, это даже как-то в голову не приходило…

Информация в Сети обратима. Но она закачивается сейчас туда вся, какая есть, причем промежуточных этапов между событием и его освещением в интернете становится все меньше, как и между информацией и пользователем Сети. То есть дает человеку только данные, не объясняя ему, что они значат, насколько они достоверны и какие на их основе можно принять решения. Она оставляет пользователя наедине с бешеным потоком информации практически обо всем, что угодно, и содержащую все точки зрения на любой вопрос. Выбрать из двух стогов сена значительно проще, чем из двухсот. 

Так что же – зло или благо – те, безусловно, кривые и косые попытки ограничения свободы в Сети, которые предпринимают разные государства по очереди?
Не знаю. Я бы посмотрел еще лет десять на предмет того, что в результате получится, и давил бы только самые одиозные информационные потоки в Сети, вроде террористических. Но за результат ручаться не готов.
Просто разумных людей не хватает. И интернет тут совершенно не причем. 

Информационные возможности

 

Не могу не отметить, что на данный момент не существует ни одного более или менее работающего метода выявления недостоверных данных в Сети, чем и пользуются все, кому не лень. Если раньше для того, чтобы сделать достоянием общественности компромат на того или иного персонажа, надо было напрягаться, договариваться с журналистами, то теперь достаточно вывалить данные в Сеть и разослать ссылку на ресурс по редакциям всех журналов и газет, которые только в голову придут. Срабатывает, как мы можем наблюдать последнее время, практически безотказно, причем не только в России, но и на Западе и даже на Востоке. 
Но методики распространения данных в интернете пока еще довольно сырые, поэтому речи ни о каком точечном эффекте быть не может. А пока, безотносительно к объекту приложения усилий, воздействие сопоставимо с выстрелом из пушки, и потому порой недостаточно эффективно. Но в скором времени все научатся стрелять уже из информационных ружей, и кто-нибудь придумает к ним хорошую систему наведения. Вот тогда мы и повеселимся как следует.

 

Перекрестные связи

 
Интернет, помимо всех остальных побочных эффектов, вызванных им к жизни, породил на свет некоторую смазанность информационного поля. Сейчас любой человек в любой точке земного шара при условии, что у него есть доступ в Сеть, может ознакомиться с мнениями СМИ полутора сотен стран, а в какой-то степени и повлиять на эти мнения. Вы себе даже представить не можете, насколько проще и удобнее стало сотрудничество журналистов с изданиями, которые географически по отношению к журналисту расположены тысяч этак в десяти километрах. Теперь полная унификация информационного поля уперлась в языковую разобщенность человечества, и пока эта проблема решена не будет, интернет с каждым годом будет все сильнее и сильнее разделяться по национальному и языковому признакам на сегменты. К счастью для тех из нас, кто успел освоиться в мультикультурной среде, деление это будет не таким жестким.
Однако смазанность информационного поля коснулась и тех сетевых ресурсов, которые, в той или иной степени, уже пора считать СМИ, но пока их таковыми не считают, как мне кажется, исключительно от неожиданности. Я имею в виду блоги – личные дневники, которые в последнее время появились ну просто у всех. Представляете себе ситуацию, когда у президента США есть свой блог? Это может быть вполне эффективным.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?