17 лет назад 18 июня 2003 в 14:08 368

 

Здравствуйте, уважаемая редакция.
…не может быть ничего страшнее того кошмара, который случился у нас 1 апреля 2003 г. из-за обыкновенной клавиатуры.
<…>
Компьютерный парк нашего предприятия по отношению к прошлому году вырос в 10 раз. Был один компьютер в приемной, теперь стоят ещё девять в бухгалтерии. Дамский коллектив бухгалтерии под руководством свежего сисадмина Мишки продвигается в hi-tech. <…>
Наступило первое апреля, но никто не шутил, на шутки обжался, все было угнетающе скучно и занудно. До обеденного перерыва, пока Мишка не ушел обедать.

Был солнечный весенний день, все бухгалтера ушли прогуляться, а я захотела подшутить с Мишкой, типа безобидный прикол для обоюдного удовольствия. В общем, решила я смыть с его клавиатуры буковки и цыфирки. По слепому Мишка печатать не умеет, придет, глянет на клаву, а она голая, он и не узнает куда пальцем ткнуть, вот и посмеемся. Сделать все надо быстро. Чтобы никто не видел. Как? Чем? Подручными средствами – спиртовым растворителем и ваткой. Ихние буковки, черные которые, стерлись быстро, а наши красные буковки сопротивлялись.

Я не жалела ни сил, ни спирта, в последнем недостатка не было, сами делаем. С ватки текло под клавиши, красные не сдавались, я мочила все сильнее. Еле успела сделать вид, что только что пришла, не отдышалась и входит наш сисадсин, во рту сигарета, не докурил.

Монитор ждет пароля, Мишка , как и было задумано, ворча, что никогда нельзя ни одной ****** подходить к его машине, склоняется над клавиатурой. Начинается веселуха! Мишка на мгновение обалдевает, тычет пальцами по клавишам, ищет буковки, а их нету-у. Орет “Кто это сделал? Какой ***** Вспоминает лучших друзей нелучшими словами. Все смеются. Я ликую! И тут случайно. незаметно, на клавиатуру падает маленькая, маленькая искорки с сигареты. И прямо в щелку между ентером и твёрдым знаком, а там славное море, священный Байкал из чистого, неразведенного С2Н5ОН.. Ка-а-а-к оно полыхнули, К-а-а-а-к чего-то оно бабахнуло.

Как бухгалтерши заорали, завизжали, запищали на 10 голосов. <…> с Мишкиного стола от клавиатуры поднимается, (вот её богу не вру) огненный гриб. ну точняк с плаката про ядерную бомбу, От чего у всех разом выпучились глаза, и это стало очень заметно, и волосы встали дыбом. От такой картины – 15 пар огромных глав полными ужаса, за которыми лиц не видно. у всех перехватило дыхание.

За рассеивающим племенем и дымом как из неоткуда проявились огромные мечущиеся руки в огне, я на сразу поняла, что это Мишкины. И никто не понял. Страшный ор возобновился с удвоенной силой. Мишка размахивах горящими руками и выкрикивал ужасные слова! <…> Когда оцепенение отступило, и мозги смогли понять, что горел спирт, растекшийся по рукам, а не сам Мишка, правда манжеты тоже, но это мелочи, наступил новый виток кошмара. Клавиатура ожила! Честное слово!.

Она выгнулась как гусеница, её пучило и корежило, казалось, что она сейчас кинется и загрызет кого-нибудь. Это потом все поняли, что её растворитель растворил. и от огня она деформировалась, а когда обугленная. дымящаяся клава извиваясь как анаконда тянется к тебе и виляет шнурком, сразу вспоминаешь все страшилки Стивена Кинга про машины, одержимые демонами. 

Кое-как народ пришел в себя и кто-то вспомнил, что сегодня первое апреля и это, наверное, шутка такая.. Много хорошего было сказано об авторе такого прикола, и было много пожеланий в его адрес. <…>
Никто не знает, что я это сделала, но мне трудно жить с этим бременем, а Мишка если узнает, что это я, не простит.

Чтобы не унести мне это с собой в могилу, и чтоб Мишка простил меня, <…> подарите нам крутую клавиатуру, а то мы их только в вашем журнале и видели. Мишка заслужил это за весь пережитый первого апреля ужас и кошмар, за все тяготы работы с ушастыми ламершами, за благородный труд по ликвидации в серых провинциальных массах компьютерной неграмотности.

С благодарностью и уважением.
<…>
Курочкина Наталия Степановна.

 

Наталия, однако, здравствуйте. Всем нам очень интересно: кто же скрывается под псевдонимом Курочкина Н.С.? А так – история классная, даже если выдуманная. Приезжайте!

Яркие лампы заливали все вокруг ослепительным светом: мраморный пол, стены, множество стеклянных витрин. “Пожалуй, больше похоже на морг, а я в нем отнюдь не в роли патологоанатома”. Уже в который раз подумалось ему. Только там, где лежат мертвые, царит такая чистота и тишина. Ну и в музеях, конечно.

По-стариковски шаркая при каждом шаге, он прошел в следующий зал. У одной из витрин он увидел невысокого худощавого человечка, который с интересом рассматривал что-то за стеклом. Услышав шаги, человечек обернулся, и, увидев вошедшего, улыбнулся, как будто встретил старого знакомого. Они не были знакомы, но, без сомнения, знали много друг о друге.
– Здравствуйте, мистер Андерсон, – произнес человечек. – Я давно хотел с вами встретится. Полагаю, мне не надо представляться, вы ведь и так знаете, как меня зовут?

Да, он слишком хорошо знал этого человека. Попробуй не узнать того, чье лицо смотрит на тебя с каждой второй коробки с “товарами народного потребления”, так это теперь называется. Он уже давно не питал к нему той лютой ненависти как в молодости, но видеть эту худощавую фигуру и вытянутое лицо было неприятно.
– Наверно спрашиваете, что привело меня к вам? – Не дождавшись ответа, вновь промолвил человечек. – У меня здесь есть одно незавершенное дело. И я решил не поручать это кому-то еще. Право, это слишком личное.
– Что вам нужно, Бэйтс?

– Вас, мистер Андерсон. Пожалуй, наш разговор не состоялся бы родись вы таким же как все. Я помню, как о вас тогда писали газеты: “Последний неподключенный. Редчайшее нервное расстройство не позволяет мистеру Андерсону входить в сеть”. А что за жизнь без сети, спрошу я вас? Когда чипы беспроводного доступа вживляют даже грудным младенцам, а дворники управляют метлами на расстоянии? Сплошная мука.

Жаль, в молодости вы были неплохим программистом. Я бы, пожалуй, даже принял вас на работу, а так, вам осталась лишь эта незавидная должность смотрителя музея. Просто еще один экспонат.

Кулаки Андерсона непроизвольно сжались. Похоже, ненависть не до конца еще угасла в нем.
– Это все по вашей вине, Бэйтс! Не стоило вам изобретать эти имплантанты и прямое подключение к машине. Зачем вы пришли? Чтобы лишний раз помучить меня?

– Видели те ли, мистер Андерсон, на данный момент вы действительно являетесь единственным неподключенным к сети индивидуумом на планете, поэтому, когда сегодня в полночь всё остальное человечество погибнет, вы еще некоторое время будете в полном одиночестве отравлять воздух этой прекрасной планеты своим дыханием. Я никак не могу этого допустить, Вы своим существованием ломаете все мои планы.
– Погибнет? Что значит погибнет? Что вы имеете в виду, Бэйтс? Отвечайте же, черт вас возьми!
– С удовольствием расскажу. Надо же хоть кому-то это узнать. Тем более, что помешать мне вы уже не сможете. Сегодня ровно в полночь с центрального сервера известной вам корпорации в сеть отправится маленькая программка.

Вирус. Очень примитивный, я написал его еще для первой версии чипа. Уже тогда я планировал избавить нашу планету от человечества, этой раковой опухоли, пожирающей приютившее ее тело. Несколько секунд, и чипы остановят сердца своих обладателей. Конечно, мне придется отправиться в это долгое путешествие вместе со всеми, но я уже немолод и для меня это весьма небольшая цена.

Он вновь повернулся лицом к витрине.
– Поезд отправляется через полчаса. Я прослежу, чтобы вы не остались стоять на платформе в одиночестве, мистер Андерсон. Идите, вам нужно закончить обход. Уходить надо не оставляя неоконченных дел.
Андерсон медленно брел по залам, по привычке осматривая их, все ли в порядке. Одинокая мысль билась у него в мозгу: Что делать?

У него было преимущество перед остальным человечеством: он знал когда и откуда придет смерть. И единственный, но фатальный недостаток: он не мог войти в сеть. За оставшееся ему время сделать что-то можно лишь на расстоянии. Но как войти в сеть? Разве что по старинке, как в молодости. Конечно, он не сможет нормально лавировать в несущихся со скоростью мысли потоках данных, но это ему и не нужно. Нужна лишь клавиатура и пара программ из его прошлого. Боясь потерять хотя бы секунду, он бросился в зал истории вычислительной техники.

Взгляд лихорадочно метался по витринам. Вот же она. Справа от входа под стеклом лежало нечто с табличкой “Примитивное аналоговое устройство ввода”. Он поднял стекло, вынул клавиатуру и сдул с нее пыль. В уголке он различил надпись “Defender”. Это значит “Защитник” по-староанглийски. Что ж, так теперь называется его профессия, еще на пол часа как минимум, а клавиатура должна стать его карающим мечом. <…>
Прошедшие годы далеко не лучшим образом сказались на его навыках. Пальцы заплетались, и долго приходилось искать нужную кнопку.

Итак, сайт microchip.com, запускаем сканер. Похоже администраторы майкрочипа зря едят свой хлеб. Уязвимость SSH CRC32 времен еще его молодости до сих пор не закрыта. Что ж, придется самому на время стать администратором. Так, вот и вирус. Удалить его он, пожалуй, уже не успеет, слишком тот расползся по сайту. Отмена запуска или перенос его на другое время лишь отложат судный день. Тогда смена цели. Пусть умрут не все, но Бэйтс. Остается только…

Две вспышки отразились в дисплее, а через мгновение взорвались болью в мозгу. Первая пуля пробила кисть руки, искрошив половину клавиатуры, вторая вошла в спину, под лопатку. Он медленно оседал под стол, почти чувствуя, как Бэйтс ухмыляется у него за спиной и подходит ближе, чтобы завершить дело. 

Голос Бэйтса: “Неужели вы думали, что сможете что-то сделать с этим антиквариатом?”

Перед глазами, подернутыми кровавой пеленой, мельтешило что-то белое. Это обломок клавиатуры упал со стола и повис, раскачиваясь на длинном кабеле – таком архаичном. Дотянуться бы. Он с превеликим трудом поднял руку и коснулся клавиатуры. Непослушные теперь пальцы медленно, на ощупь ползли по клавишам: H – J – K – L – двоеточие – кавычки – и, наконец, ENTER.

Последнее, что он услышал, был мягкий щелчок сработавшей клавиши и звук, упавшего в нескольких шагах от него, тела.

Отмазка: Все имена, названия и ситуации вымышлены.

(C) Константин Гусев

 

Алена Приказчикова

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?