Обзор Goodram IRDM Ultimate — NVMe лучших домов Европы

Баить про смерть производства железа в Европе и на Западе вообще
— только байты понапрасну множить, факт же на лицо, это вам
каждый скажет. Вот только знающие люди видят немного глубже.
Видят они марку Goodram, креатуру Wilk Elektronik, польского
товарищества по производству всех мыслимых видов памяти. И
Goodram не только бодро лупцует конкурентов на родине, но и
буквально по стратагемам Сунь-цзы растет сразу во всех
направлениях, включая СНГ. И конторе есть что показать, как мы
сейчас убедимся на венце ее производства, — SSD IRDM Ultimate.
Вообще ничто так не сообщает о потенциале производителя флеш-памяти
как релиз твердотельного диска на интерфейсе PCIe NVMe — круче только
горы (на которых ещё не бывал). А как раз такой накопитель Goodram
вывела на рынок на рассвете 2018 года, записав в свою скоростную серию
IRDM (то бишь иридиум или иридий, благородный металл). Причем новые
модели под именем Ultimate образовали целую линейку из трех
подмоделей на любой вкус и кошелек: на 120, 240 и 480 Гбайт, а в будущем
вероятен терабайтный диск. Мы поговорим о средней модели — вот той,
что на 240 Гбайт, с партномером IRU-SSDPR-P34A-240-80A.
Комплект поставки — будьте-нате: в коробке находится не только сам
модуль и AIC ( англ . Add-In Card, дополнительная карта) под него, но и
монструозный кулер. «Адаптер» типоразмера HHHL ( англ . Half-Height Half-
Length, пол–высоты и пол–длины стандартной PCI-платы) пригодится тем
товарищам, у кого слот M.2 на материнской плате или просто занят или как
класс отсутствует. Такая забота радует, иной производитель за правило
считает реализацию модулей 2280 в полном неглиже, а если юзер хочет
подружить модуль со старым железом, то это его личная проблема. Здесь
же все сильно проще: сноровисто ставим планку, чувственно прижимаем,
закручиваем винтик–шпунтик, грузим в свободный слот на 4 линии PCIe 3
или 8 линий PCIe 2 — вот и готово! (Кстати, лучше под это святое дело
выделить сияющие быстротой процессорные линии, а не шину чипсета,
обратите ваше самое пристальное внимание на схему матплаты и
настройки BIOS.)
Но вот на куда больший взмах бровей провоцирует внушительный
радиатор пассивного охлаждения, который призван быть присобаченным
на планку через термоинтерфейс. Нет, в самом деле, площадь основания у
него — по размеру всей планки, а высота — аж два сантиметра. Впрочем,
радиатор охлаждает чипы до дюжины градусов, потому жаловаться тут не
на что. Вскорости наступит пора задуматься об охлаждении вентиляторами
— иначе темпы обмена данными толком расти не смогут.
А скорость обмена данными — самое главное, ведь за нее–то родимую у нас
и просят трудом заработанные денежные знаки. И как раз с нею тут все
как надо, производитель обещает непрерывное чтение в темпе 2,9 ГБ/с, а
непрерывную запись — на 2,2 ГБ/с. Обещания случайных чтений и записи
блоков по 4 КБ тоже хороши — 235 000 IOPS (0,94 ГБ/с) и 260 000 IOPS (1,04
ГБ/с).
Откуда такие показатели? Разбираемся. Сама память — 15-тинанометровая
MLC (то есть по два бита на ячейку) от Toshiba, где каждый чип несет в себе
объем 128 Гбит (16 Гбайт). Рулит ею четырехядерный восьмиканальный
контроллер Phison PS5007-Е7. Он был специально разработан для PCIe-
накопителей и под самый распоследний протокол NVMe 1.2. Часть памяти
выделена под кеш для ускорения потоковых чтения и записи, этот кеш
относится к MLC-ячейкам как SLC (где по одному биту на ячейку).
Потоковый кеш вычисляется из расчета 4 Гбайта кеша на 120 Гбайт
памяти, через это в нашем случае он составляет 8 Гбайт — показатели
обмена данными относятся именно к нему. Мелкоблоковые, случайные
операции ускоряются за счет собственной оперативной памяти модуля:
такой памяти тут 256 Мбайт типа LPDDR3, и работает она на частоте 1 600
МГц — заводские показатели производительности, опять же, про него.
На высокой глубине запросов по тестам родного CrystalDiskMark значения
непрерывных чтения и записи близки к заявленным — около 2,75 и 1,45
ГБ/с соответственно, причем не имеет значения вышел ли объем данных за
пределы SLC-кеша или нет, темпоритм не спадает. Числа по случайным
чтению и записи пониже, но очень достойные: 0,55 и 0,51 ГБ/с
соответственно, причем как раз здесь SLC-кеш приходится ко двору. А
старт Windows 10 от POST до рабочего стола (с автоматическим входом в
систему) занял жалкие 7 секунд. И в общей совокупности это одни из
лучших показателей в среднем ценовом сегменте, выше прыгают уже
совсем безбожно дорогие диски от Samsung, Intel и OCZ (она же Toshiba).
Следить за обновлениями прошивки, температурой, износом по записи и
прочими скучными, но порой жизненно необходимыми вещами вроде
показателей S.M.A.R.T. можно через фирменную утилиту Goodram SSD
Toolkit. Правда, на самом заводе накопитель уже прошит на последнюю
версию встроенного ПО для контроллера Phison Е7 — версию 4.5 (ее полное
наименование — E7FM04.5), она уже достаточно оптимизирована и в
ближайшее время Phison обновлений не планирует. Так что на какое-то
время можно и без софта обойтись.
В общем и целом диск вышел бесповоротно годным: в сегменте NVMe SSD
это очень серьезный средняк, с дерзкой заявкой на успех, уважение и
любовь в обществе бережливых покупателей. А щадящая ценовая политика
Goodram, особенно на рынке СНГ, вкупе с пятилетней гарантией делают
эту модель еще более заманчивым выбором. Не говоря уже о том, что
неожиданно для себя можно проникнуться симпатией к одному из
немногих европейских производителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *