13 лет назад 2 ноября 2006 в 11:32 151

Появился повод написать эдиториал про космос. Должен сказать, что повод этот, хоть он и ожидался уже в течение как минимум пары лет, все равно свалился как снег на голову. Впрочем, с масштабными событиями так оно обычно и бывает: ты его ждешь, как дурак, интересуешься подробностями, представляешь себе различные варианты развития событий, а потом все равно ожидаемое случается внезапно. И сидишь себе традиционно перед компом, читаешь новости и думаешь…

Когда-то, если мне не изменяет память, я уже излагал свои соображения насчет освоения или неосвоения человеком космоса. Помнится, я искренне сокрушался по поводу смены приоритетов у человечества – дескать, забили люди на космос, сочтя это занятие нерентабельным, и давай в высокие технологии деньги безоглядно инвестировать. Беспроигрышное, на первый взгляд, это решение может оказаться той самой палкой о двух концах, второй конец которой таки даст по голове несколько, на мой взгляд, заевшемуся “золотому миллиарду”.

Однако давеча ситуация сильно изменилась.
Разговоры про то, что Китай был бы очень рад отправить на орбиту своего космонавта на собранном китайскими руками по китайским чертежам космическом корабле, начались давно. Как сейчас помню, еще до кризиса 1998 года на форумах НАСА эта тема активнейшим образом муссировались. Правда, в те времена эта идея серьезно никем не воспринималась, потому что китайцы, конечно, товарищи старательные, но вот опыта у них катастрофически не хватало, поэтому время от времени (по крайней мере, если судить по тем, мягко говоря, скупым сообщениям, которые доходили оттуда по официальным каналам) у них с неба периодически разработки-то падали…

Однако, согласно многочисленным сообщениям в СМИ, китайские товарищи решили обратиться за помощью к своему бывшему соратнику по идеологической части – к России. Судя по всему, давний соратник не отказал в помощи товарищам, так как специалисты, высказывавшиеся на тему запуска китайского пилотируемого космического корабля, в один голос говорят, что корабль этот чем-то неуловимо смахивает на старый добрый советский “Союз”, разработанный и успешно апробированный еще в семидесятых годах прошлого века.

Впрочем, все это не очень важно, хотя и, безусловно, познавательно. Важно то, что 15 октября 2003 года в 9:00 по местному времени Китайская Народная Республика запустила на околоземную орбиту пилотируемый космический корабль “Шэньджоу – 5” с космонавтом по имени Ян Ливэй на борту. Корабль должен был пробыть в космосе чуть менее суток, сделать 14 витков вокруг Земли, после чего мягко опуститься на территорию Монголии, куда китайцы издавна предпочитают спускать / складывать / сбрасывать все последствия своего увлечения космическими полетами.

Просто удобно – степи, народа не очень много, поэтому шансов зашибить кого-нибудь не очень велики. В процессе полета вокруг Земли первый китайский космонавт должен был, опять-таки, по сообщениям средств массовой информации, провести ряд экспериментов с семенами растений и вообще всячески продемонстрировать мировому сообществу возможности китайской космонавтики.

Надо отметить, что программа подготовки китайцев к отправке человека в открытый космос была довольно сжатой. Если американцы при организации аналогичного мероприятия провели порядка двух десятков пробных запусков, отправив на орбиту кучу разной мелкой живности, то китайцы ограничились четырьмя стартами, а потом, ничтоже сумняшеся, запустили наверх космонавта, предварительно отобрав его из полутора тысяч претендентов.

Несмотря на весь скептицизм злопыхателей, которые пытались убедить массы в том, что китайцам недостаточно опыта для запуска, все прошло более чем удачно. Товарищ Ян Ливэй благополучно облетел 14 раз Землю, после чего приземлился всего в пяти километрах от намеченной точки приземления, то есть, можно сказать, попал в яблочко.

Несмотря на то, что, по официальным данным, состояние его здоровья сразу после приземления было более чем приличным (по большому счету, это действительно правда – на кадрах, которые показали все крупные мировые телеканалы, он выглядел живым и даже стоял сам на ногах, то есть кости у него действительно целы), нельзя не отметить, что перед посадкой в самолет, который должен был доставить его к руководству страны, он смотрелся существенным образом хуже, чем после перелета. Сразу на ум приходят разные картины вроде “Ян Ливэй и четыре капельницы”, “Ян Ливэй и стимуляторы широкого спектра действия” и все такое прочее.

Но на самом деле все это лирика. Да, слетал Великий Китай в космос с минимальной помощью извне, да, наступило ему от этого плохо контролируемое счастье, да, его руководство не собирается останавливаться на достигнутом. А, собственно говоря, что из этого следует?

А следует из этого примечательного события много всего разного. Начнем с того, что Китай, учитывая динамику его развития и его возможности, которые на данный момент уступают разве что возможностям США, действительно способен напрячься и организовать какой-нибудь жутких размеров космический проект, вроде колонизации Луны и организации там постоянной базы. Помимо всевозможных политических последствий этого события, которые сами по себе безмерно важны и интересны, но, к искреннему моему сожалению, совершенно не вписываются в концепцию журнала Upgrade, оно возымеет еще последствия технологические.

Дело в том, что последние лет двадцать и Россия, и Америка, поглядывая друг на друга, тихо думали, что раз бывший конкурент по скорости освоения космического пространства ведет себя тихо, то и нам напрягаться не с руки, тем более что есть совместный проект – МКС, который уже сейчас стоит совершенно безумных денег, а вот польза от него может быть в лучшем случае послезавтра, и еще неясно, какая именно. За счет этой всеобщей успокоенности инвестиций в космос становилось все меньше и меньше, живые деньги платили только телекоммуникационные компании, научившиеся за счет спутников в космосе инвестиции отбивать, да еще изредка военным удавалось продавить пару-другую не особенно дорогих заказиков. И все, и больше никаких тебе радостей, что по сравнению с ажиотажем прошлых десятилетий выглядет как полный и абсолютый застой.

И тут вдруг Китай со своей затеей. В тот момент, когда мировые информационные агентства передали, что китайская ракета успешно вышла на орбиту, я думаю, немало компетентных граждан внезапно вспомнили о том, что весь гражданский космос является по сути своей побочным эффектом различных военных разработок и с той же легкостью может быть трансформирован и в обратном направлении – из гражданской сферы в сугубо наступательную.

Конечно, немедленно все начали себя утешать тем, что в данный момент все разработки Китая находятся на уровне разработок других стран семидесятых годов прошлого века, и что этот шаг носит исключительно политический характер, и что программа эта направлена на укрепление имиджа Китая как сверхдержавы… Все это в общем так, только вот в 1992 году у Китая не было и таких разработок. Они показали себя очень оперативными ребятами, которые чрезвычайно трезво смотрят на ситуацию. Представляете себе, как будет… неожиданно, если китайские товарищи таки первыми организуют поселение на Луне?

Потом пошли подробности. Показали китайский Центр управления полетами, про который и наши, и американские специалисты в один голос сказали, что он на данный момент в техническом отношении опережает и российский, и американский аналоги.

Продемонстрировали директора китайского управления пилотируемыми космическими полетами Се Минбао, который жизнерадостно сообщил, что вся программа по запуску человека в космос (вообще вся – от начала и до конца) стоила китайцам 2,3 миллиарда долларов. Просто для сравнения – один американский шаттл обходится ровно в два миллиарда. Конечно, ясно, что Китай сэкономил на зарплатах и т. д., но принципиально это ситуацию не меняет, потому что он может за два миллиарда организовать такую затею, а все остальные не могут.

Китай – это страна, которая буквально через несколько лет уже сможет претендовать на статус сверхдержавы не только потому, что у нее больше миллиарда населения. Китай, уже обладая высокотехнологичным потенциалом, сопоставимым с потенциалом Америки и на порядки опережающим потенциал России, сейчас еще вырвется в лидеры и в области космической “гонки вооружений”, то есть вырвется вперед в той сфере, которая не может не приносить стратегических дивидендов, но на данный момент совершенно заброшена как Россией, так и Америкой.

И это прискорбно, потому как можете считать меня сентиментальным консерватором, но я считаю, что достижения СССР и США на ниве пилотируемой космонавтики в двадцатом веке – это такая вещь, на которую не стоит забивать даже ради сиюминутной выгоды, и тем более не стоит сливать технологии третьим лицам, за исключением тех случаев, когда есть в хозяйстве более совершенные разработки.

Впрочем, как известно, наличие осмысленного и тем более серьезного противника сильно сплачивает. И, возможно, наступит такой день, когда в роли этого самого противника в области исследования космоса, развития высоких технологий и черт его знает еще каких сфер и отраслей выступит Китай. И я искренне надеюсь, что у западной цивилизации в тот момент будут у власти не слабые разумом люди, которые найдут в себе мужество на самом деле объединить усилия, а не хоронить проекты под амбициями политиков.

Так что, господа, поздравляю вас с новым стимулом. Он уже был у нас в сфере высоких технологий, он уже есть в области биоинженерных разработок, и теперь он есть в области освоения космоса.

Не думайте про меня плохо, но мне, честное слово, будет обидно, если после всего того, что СССР и США сделали для освоения космоса, после Гагарина и “Челленджера”, после МКС первой ногой, которая ступит на поверхность Марса, будет нога китайского тэйконавта. Не потому, что я плохо думаю про китайцев (я, между прочим Университет Дружбы Народов закончил – место, где толерантность и понимание к иным народам прививается в течение семестра), а потому, что просто будет обидно. Как это ни пафосно звучит – и за державу тоже.

А у китайцев нынче праздник, и я их понимаю. Если бы наши космонавты до Марса добрались, я бы тоже почувствовал себя лучше, пусть лично мне с этого ни копейки и не перепадет.

Вот такой вот я странный человек. Или нас много?

Другие варианты

 

Отныне на нашей планете есть три страны, которые самостоятельно запустили человека в космос. Вернее, одна страна запустила космонавта, другая – астронавта, а третья – тэйконавта.

Всем остальным до этого состояния, как, простите за банальный каламбур, до Луны. Пакистан тут испытал ракету с дальностью полета семьсот километров – и в таком от этого экстатическом восторге пребывает, что местами забавно становится.

Впрочем, эта забавность забавная только для нас: те страны, до которых уже может долететь эта ракета, находятся в глубокой печали, потому что устаревшая ядерная боеголовка – это все равно ядерная боеголовка.

А так как космическая программа всех иных стран может быть только следствием военных разработок (ну или, как в Бразилии, следствием неоправданного оптимизма: у них что ни попытка запустить ракету, то полкосмодрома сгорает и куча народу гибнет), то, видимо, четвертой космической державы не случится еще довольно долго.

Разве что Индия у нас закупит технологии или ЕС внезапно решит запустить свою программу.

Но это маловероятно, так как денег сейчас у всех мало…

 

Локальные дивиденды
А освоение космоса рентабельным на данный момент сделать совершенно нереально.

Оно дает возможности для развития фундаментальной науки, причем возможности нетривиальные и потому интересные, но сейчас фундаментальная наука оплачивается только в тех случаях, когда результаты деятельности ученых в обозримом будущем могут быть конвертированы в конвертируемые денежные знаки.

Знания уже не считаются ценностью как таковой, поэтому, к примеру, даже на горизонте не видно проекта, который мог бы заменить уже старенький телескоп “Хаббл”, который вот уже сколько лет мотается по орбите и, между прочим, снабжает весьма ценными данными ученых всей планеты.

Но сейчас это непопулярно, сейчас у нас на повестке дня глобализация и конфликт цивилизаций, и тем, кто в состоянии профинансировать подобного рода проекты гораздо интереснее решать собственные проблемы путем инвестиций в международные конфликты и недоразумения.

Впрочем, ряд довольно авторитетных ученых считает, что капитализм как социальная система скоро накроется медным тазом и на смену ему придет какая-то принципиально новая социальная система.

Несмотря на то, что прогнозы по поводу ее работы не очень обнадеживающие, я не теряю надежды, что, может быть, тогда появятся возможности для того, чтобы узнавать новое просто так – ради знаний?

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?