13 лет назад 2 ноября 2006 в 17:57 113

Недавно сидел я глухой ночью, отдыхая от совершенно безумной сдачи номера, в одном милом моему сердцу кабаке, подключенном к Сети, пил, естественно, выражаясь терминами нашего художника, кефир и в целом был ничем не занят, потому что после 18-часового рабочего дня мозг был в коме. Через какое-то время за барной стойкой я неожиданно разговорился с неприметным мужичком, который ни с того ни с сего начал травить разные интересные байки. Оказалось, что, во-первых, мужичок был врачом. Во-вторых, он был врачом-подводником, то есть не один год провел верхом на плавающих глубоко под водой атомных реакторах – советских подводных лодках, поэтому видел в своей жизни многое и умел интересно об этом рассказать.

Как вы понимаете, рассказы этого персонажа отличались своеобразием. Не знаю уж, как там у других докторов-подводников жизнь была устроена, но у этого дядьки во время длительных заплывов в жизни оставалось две главные радости: скушать тазепам и покурить сигаретку (в том случае, разумеется, если лодка в надводном положении). Работы у докторов на субмаринах не очень много: подводники – люди, как правило, достаточно здоровые, и неудивительно, что особо лечить их и не надо. Но, несмотря на это, доктор на каждой субмарине нужен.

На подводных лодках в те годы, когда мой собеседник активно работал, остро стояла проблема скуки персонала. Каюта в подлодке – это что-то вроде шкафа-купе. Из развлечений на борту в те времена было некоторое количество книг, шахматы, матросня развлекала себя всякими глупостями, ну и, естественно, было “шило”, то есть 96%-й спирт, традиционный напиток моряков-подводников. Но все равно личный состав маялся от безделья, причем доктору еще было проще всех. Во-первых, у него имелось “шило” в неограниченных количествах, во-вторых, он был всегда под тазепамом по самые брови, плюс у него было хобби – читать Агату Кристи на английском.

“Прикинь, – говорит мне этот мужик после девятнадцатой рюмки виски, – племяш мой тоже на подводной лодке сейчас служит, офицером. Сам-то я давно от дел отошел, но периодически интересуюсь, как у него дела. И рассказал мне племянник удивительную вещь…” Оказывается, в принципе уклад жизни на подводных лодках не изменился, по-прежнему морякам положено красное вино, по-прежнему тесно, да и чему удивляться: лодки-то старые, с советских времен остались. В дальние заплывы остатки нашего подводного флота тоже ходят существенно реже, чем раньше, но применительно к офицерам ситуация с досугом во время таких заплывов изменилась кардинально.

В общем, по словам мужичка, быт на подводных лодках изменили ноутбуки. Если раньше был тазепам (для медперсонала) и детективы для остальных, то теперь у каждого есть свой маленький цифровой мир, а также, при желании, баталии в Quake 3 всем офицерским составом. Не знаю, правда ли это, но звучит хорошо.
Впечатлившись этой историей, я пришел домой и начал узнавать, каковы развлечения космонавтов в наше время (ну, простая аналогия: подводная лодка в долгосрочном заплыве и космическая станция как замкнутые системы довольно похожи). Но предсказуемы они – развлечения: ноутбуки – наши друзья.

Однако ноутбук в данном случае выступает одновременно в трех ипостасях, а именно: он служит средством хранения, обработки и воспроизведения личной информации пользователя, в то время как критически важная функция только одна – хранение данных. Все остальное второстепенно.

Размышляя подобным образом, я неожиданно заметил, что у меня довольно много дисков накопилось за годы общения с компьютерами. Довольно много – это около тысячи, не считая всевозможных болванок и раскиданных в живописном беспорядке винтов из разных моих компьютеров, и на этих хардах тоже лежат какие-то архивы.

История о ноутбуках и тесноте на подводных лодках не давала мне покоя. Мои архивы данных на обычных носителях занимали никак не меньше кубометра жизненного пространства, причем – учитывая наличие таких носителей информации, как двухслойные DVD-диски, – занимали явно неоправданно.
На следующий день, решив не откладывать дело в долгий ящик, я отправился на радиорынок, приобрел несколько кляссеров (кажется, так они называются?) для дисков и очень много DVD-болванок, после чего началась героическая эпопея по перегонке данных на более компактные носители.

Процесс этот пока не завершен, зато у меня уже есть некая статистика по тому, сколько информации можно накопить за десять лет, проведенных за IBM PC AT. Инфы у меня в общей сложности, если считать музыку, игры, документы, фильмы и все остальное, набралось около семисот гигабайт, распределенных почти по тысяче дисков и восьми винтам разной вместительности. Тысяча дисков (каждый – в отдельной коробке) в обычной квартире создает, наверное, столько же проблем, сколько компьютер в каюте на подводной лодке. А может, и больше…

В общем, у меня есть целая россыпь дисков и несколько винтов, сваленных в углу. Вся остальная информация – на дисках в кляссерах, причем особо ценные файлы, и в частности фотографии, я записывал в двух экземплярах и раскладывал по разным кляссерам. Места это все занимает минимум, доступ к данным не стал удобнее, но и, что приятно, не усложнился. А еще через пару дней я закончу перегонку данных, вынесу коробку с дисками с играми во двор и оставлю ее там на радость окрестным пацанам.

Впервые в жизни я целиком переносил архив личных данных на новые носители. Надо полагать, не в последний раз, так как после появления следующего поколения дисков мне понадобится раз в десять меньше болванок. И все-таки наступит время – я верю в это, – когда вся нужная инфа у любого человека будет собрана на одном носителе, и не будет в нем движущихся частей, и будет от этого всем удобство и радость. До тех пор, пока мы не откажемся от физических носителей как явления. Но тогда наступит другая историческая эпоха.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?