13 лет назад 1 ноября 2006 в 11:54 163

Расписание движения электропоездов

…по этому городу, где, как в фонтанчике Сулеймана,
жизнь складывается из несовместимых элементов: психоза и пророчества, чуда и расчета, из прошлого, которое было, и прошлого, которого не было. Елизавета Михайличенко, Юрий Несис. Иерусалимский синдром

Нас повсюду окружают технологии. Причем они уже такие повсеместные, что, видимо, мест, где их нет, не осталось (ну, там, амазонская сельва или пустыня Сахара не считаются), меняется только их концентрация и масштабы. К примеру, в Москве можно найти конденсатор в два этажа ростом. Целое поле таких девайсов растет рядом со станцией метро “Каширская”, на территории увлекательного учреждения, которое, как меня уверили местные жители, многозначительно называется Институтом высоких энергий.

Если отъехать от Москвы километров на сто, то там с технологиями пожиже, хотя они, конечно, тоже есть, причем довольно-таки ярко выраженные. Ну, там, вышка сети сотовой связи посреди леса или какая-то циклопическая тарелка, обнесенная с четырех сторон колючей проволокой…

Все эти наглядные воплощения высоких технологий принадлежат либо организациям, либо очень большим организациям, либо государству. Так оно было до сих пор везде, потому что ни одно частное лицо, во-первых, не может себе ничего подобного позволить, ибо денег такие штуки стоят весьма немалых, во-вторых, им это было не надо, потому что даже если бы и нашелся оптимист, возжелавший приобрести себе в личное пользование сотовый ретранслятор, то чтобы он с ним делал? И, наконец, в-третьих, за непопаданием высоких технологий в частные руки бдительно следили всевозможные заинтересованные организации, которые себе на жизнь зарабатывают тем, что следят, контролируют и при необходимости меры принимают.

Какое-то время, причем весьма длительное, этим самым заинтересованным организациям удавалось более или менее эффективно следить за тем, чтобы ничего никому не досталось. По большому счету, и сейчас удается – по крайней мере суперкомпьютеров еще никому украсть не удавалось, да и угон банального БТРа в нормальных условиях является занятиям бесперспективным, хотя не могу не отметить, что несколько лет назад на одной из многочисленных автомобильных стоянок славного града Москвы я углядел стоящий в углу БМП, правда, со снятым вооружением, который сотрудники этой автостоянки сразу же попытались мне впарить за скромную сумму в пятьсот условных единиц.

Сразу добавлю – отказался категорически!
Но господа, несущие ответственность за распространение высоких технологий, слишком увлеклись слежкой за самими технологиями, несколько подзабыв при этом о том, что любая сложная система обладает побочными эффектами, неочевидными на первый взгляд, но вполне даже употребимыми в хозяйстве совместно с другими высокотехнологичными девайсами, причем такими, которые уже, по большому счету, не считаются важными и поэтому получили массовое распространение в среде рядовых граждан.

Приведу пример. Некоторое время назад информационные агентства передали любопытную новость, на которую никто не обратил особого внимания. Некий английский радиолюбитель случайно выяснил, что достаточно банального комплекта для приема спутникового телевидения (а на данный момент такой комплект действительно уже можно считать вполне банальным – на Царицынском радиорынке, например, их продают едва ли не на вес) чтобы без проблем принимать информацию со спутников спецслужб США. Эти данные передаются в незашифрованном виде и представляют собой передаваемое в реальном времени видео, которое снимают американские самолеты-шпионы.

Зашифровать его нельзя, по официальным данным, будто бы потому, что на декодирование уйдет какое-то время, что нивелирует полезность этой информации для разведки.

Отмазка, откровенно говоря, не очень убедительная. Я хоть и не специалист в области технологий шифрования данных, но какое-то шестое чувство мне подсказывает, что в данном случае данные не шифруют по одной простой причине: не сочли необходимым (но в ближайшем будущем, скорее всего, кодировать этот сигнал все-таки будут). Просто ни одному из многомудрых специалистов из разведки не пришло в голову, что помимо злокозненных шпионов с супертехникой есть еще и обыкновенные спутниковые ресиверы.

Это – классический пример использования побочных эффектов высоких технологий. Но он далек от нас, потому что разведданные эти – американские, и если они кого у нас и интересуют, то заинтересованные уже давно в курсе. Зато у нас можно через интернет купить устройства, которые при установке в компьютер позволяют принимать пейджинговые сообщения, посланные на любой пейджер. Про девайсы, позволяющие прослушивать мобильные телефоны, я вообще молчу – их начали продавать уже давно, и хотя в последнее время деятельность продавцов этих агрегатов несколько поутихла в связи с активными действиями соответствующих организаций, купить такой прибор все же можно.

Еще один побочный эффект – появился черный рынок высокотехнологичного оружия. Не далее как неделю назад я наткнулся где-то на ссылку, которая привела меня на любопытный сайт, где продавались ракетные комплексы, системы наведения и обнаружения, какие-то мрачные “генераторы направленного СВЧ-излучения” и еще куча всякого нетривиального железа, предназначение которого мне неизвестно, но выглядит оно чрезвычайно мрачно. Конечно, вероятность того, что этот ресурс является ловушкой для всяких козлов, плохого ближнему желающих, велика, но вдруг нет?

Частные лица разрабатывают ракеты-носители, способные вывести груз на околоземную орбиту, используя при этом технологии и материалы, находящиеся в открытом доступе. Были бы деньги и желание – а за технологиями дело не станет, потому как техника уже ушла достаточно далеко вперед, чтобы обычную (!) ракету уже не считали причиной для беспокойства. Вот сейчас в Англии какой-то деятель космический корабль строит и все этому факту коллективно умиляются.

Типа, блин, какой интересный человек – мечтает самостоятельно в космос смотаться! У него берут интервью, про него пишут газеты, и почему-то никто не задумывается (или задумываются, но публично об этом не говорят), что если есть один богатый чудак, который хочет и может построить себе ракету-носитель, то наверняка где-то еще есть не менее богатые товарищи, которые тоже строят себе ракеты, но вот только чудаками их назвать сложно, потому как не в туристических целях они их строят, да и интервью давать не стремятся.

А когда-нибудь такой дядя что-нибудь без предупреждения запустит на околоземную орбиту – или просто на территорию соседней страны. И что, простите, в таком случае будут делать военные? Успеют ли они разобраться в том, что прилетевшая на территорию их страны ядерная боеголовка – это подарок от частного лица, представляющего интересы каких-нибудь психов нездоровых, а не осмысленное решение правительства соседнего государства, прежде чем дадут ответный залп?

Не уверен. Причем, что характерно, во всем вышесказанном.

Некоторое время назад я, как мне кажется, понял (ну, были у меня причины) одну очень любопытную вещь. Дело в том, что все попытки таких инициативных граждан, как я, анализировать происходящее вокруг, конечно, очень трогательны и заслуживают всякого поощрения, но шансов сделать действительно верные выводы очень немного, потому что нам (и мне в том числе) неизвестны принципы, по которым все происходит. К примеру, напала одна страна на другую или произошло слияние одной известной компании с другой известной компанией. Все немедленно бросаются высказывать свои точки зрения по этому поводу, проводить анализы и строить долгосрочные прогнозы, но ведь на самом деле никому, кроме непосредственных организаторов процесса, неизвестно, почему все произошло именно так!

Информации для анализа – нет, а та, что есть, скорее всего, не является достоверной.

Простой пример. Индия и Пакистан в течение месяца держали публику в напряжении, потому что обещали, что сейчас-то уж наконец они обменяются ядерными ударами. Аналитики успели подсчитать, сколько народа погибнет в этом случае сразу, а сколько – потом, сколько лет придется обходить зараженные участки планеты стороной и когда перестанут кипеть озера в зоне конфликта… Буйных ездили успокаивать всевозможные высокопоставленные лица из других стран, никакого видимого эффекта эти действия не производили – а потом все в одночасье пошло на спад. Вот и войска уже от границы собираются отводить…

А почему, спрашивается? Что-то я не слышал ни о каких договоренностях, которые могли бы устроить обе стороны. Они что, прикололись просто? Маловероятно. Но что же тогда происходит?

А неизвестно. Банально не хватает данных. Истинную подоплеку конфликта кто-нибудь, конвчно, знает, но кто он – неизвестно, и нам уж точно никто никогда ничего не скажет.

Поэтому удивившая английского радиолюбителя видимая индифферентность спецслужб, которым он, как честный человек, попытался сообщить о том, что их разведанные при желании может посмотреть кто угодно, скорее всего, вызвана не их общим пофигизмом, а какими-то еще соображениями. Может быть, это специальный канал дезы для террористов. Может быть, по нему транслируются устаревшие на много лет данные. А может быть, и радиолюбитель является сотрудником какой-нибудь разведывательной организации и, сообщая о своем “случайном” открытии, просто выполнял очередное задание в рамках борьбы с терроризмом.

Попытки аналитика (в классическом понимании этого слова) понять, что происходит вокруг, по большому счету сопоставимы с усилиями муравья, который нашел в лесу окурок и теперь пытается, взяв это за основу, построить расписание электропоездов для данной местности. Иногда угадать получается, но чаще – не выходит (обвал интернет-экономики это наглядно демонстрирует – а ведь как ее все аналитики хвалили!).

Достоверные прогнозы в любой области человеческой деятельности могут делать только люди, которые реально определяют законы этой области человеческой деятельности. Но такие люди никогда никому ничего не говорят.

Вот, собственно, и все. Я пошел угадывать очередное расписание поездов.

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?