13 лет назад 1 ноября 2006 в 11:40 227

Свобода выбора

В это же время в медизоляторе Ли и Ци преподносили
задыхающемуся Шурке изыски китайской цивилизации. Возможно, в принципиальных моментах она не отличается от западной, но восточные
тонкости присутствовали. Внешне девушки были небогаты, но богатство ощущений превосходило мыслимые неискушенным европейцем пределы.
Михаил Веллер. Ноль часов

На написание этой статьи меня сподвиг один мой товарищ. Некоторое время назад, он отправился на Тайвань на заработки (благо китайский язык знал хорошо) и в этой далекой стране сумел устроиться на фабрику по производству комплектующих. Он там освоился, разобрался в происходящем и нарассказывал мне массу всяких интересных вещей, которые я счел необходимым слегка структурировать и изложить. Хотелось бы отметить, что его взгляд на нижеописанную ситуацию сильно нетрадиционен и я не уверен в его правильности, но по крайней мере это весьма интересно. Оценку степени верности нижеизложенного оставляю на ваше усмотрение.

Когда в России появились первые PC-совместимые компьютеры, сейчас точно не знает уже, наверное, никто. Лично я впервые узнал, что такое счастье продается на просторах нашего необъятного СССР (да, тогда еще такая штука была, помните?), в районе 1989 года, когда на последней обложке журнала “Огонек” появилась реклама конторы, готовой за весьма нескромную сумму в инвалютных рублях (долларов еще не было) продать любой организации искомое количество самых настоящих импортных персональных компьютеров. Тогда никто не обращал внимания на производителя, достаточно было налепить на системный блок наклейку с изображением американского флага и все разлеталось на ура.

Прошло несколько лет, и одновременно с открытием рынков для зарубежных производителей техники к нам хлынул вал магнитофонов с неожиданными названиями (Pawaconic), компьютеров странных производителей (EBM) и прочих безродных комплектующих. Так как граждане еще не отвыкли от правил существования при развитом социализме, главное из которых гласило, что надо брать то, что дают, подобные неожиданные агрегаты пользовались устойчивым спросом у широких масс населения.

Я думаю, в нашей стране не осталось ни одной квартиры, в которой не отжил бы свое какой-нибудь девайс такого класса. Потом в нашу страну в массовом порядке начали завозить более или менее качественные аппараты, сперва преимущественно по “серым” схемам, а затем уже и вполне легально. Рынок бытовой электроники стремительно начинал приобретать цивилизованные очертания.

Компьютеры начали распространяться у нас значительно позже, чем импортная бытовая электроника, но схемы, по которым развивался у нас компьютерный рынок, в общих чертах сопоставимы с оными рынка бытовой техники. Самое начало процесса – неважно что, неважно почем, главное – чтобы на столах в нашей крутой конторе стояли компьютеры, на которых секретарши могли бы играть в тетрис. Времена были веселые, денег особо никто не считал (то есть их либо было очень много, либо не было совсем), поэтому и качество компов никого не интересовало.

Ну, проработал он полгода – и хорошо. Один знакомый, как раз в те времена организовывавший свое дело, рассказал мне любопытную историю про то, как партия компьютеров, купленных за совершенно нереальные по тем временам деньги, благополучно загнулась месяцев через восемь после приобретения, а когда они собрались обратиться в компанию, которая им эти трогательные аппараты продала, выяснилось, что конторы этой уже нет, и что это было вовсе не российско-американское СП, как было сообщено в процессе совершения сделки, а российско-китайское… Соответственно, и компьютеры появились на свет где угодно, но только не в стране победившей демократии.

В сложившейся ситуации народ разобрался очень быстро, и уже к году 96-му подавляющее большинство потенциальных покупателей компьютеров хорошо знало, что материнская плата от компании ASUSTeK – это хорошо, а вот материнская плата, произведенная на свет конторой Си Чайн Яо, – это не очень здорово. Можно было найти звуковую карту noname за 72 доллара, и пару лет ее целенаправленно настраивать (мой случай), а можно было купить крутой Sound Blaster и не знать никаких проблем.

Очень скоро наш рынок комплектующих и компьютеров оказался поделен между продукцией 20-25 известных брэндов и кучей самых разнообразных производителей железа, родиной которых являлись тайванькие, китайские и малазийские деревни. Но если сначала этим многочисленным дядюшкам Ляо, как их трогательно именует Бучин, который, между прочим, съел не один десяток собак на сборке самых разнообразных компьютеров, принадлежала значительная часть рынка, то потом, когда покупатели поняли, что приобретение непонятно какого железа неизбежно вносит в жизнь проблемы, покупать такую продукцию резко перестали.

Разумеется, подобная ситуация не могла не порадовать владельцев раскрученных брэндов, и не могла не расстроить тех, у кого в распоряжении брэндов не было. Надо было что-то делать, подумали невидимые бойцы компьютерного фронта, ибо российский рынок уже тогда обещал стать крайне перспективным, и с неохотой пришли к выводу, что иначе как кардинальным повышением качества продукции ничего исправить не удастся.

Бой был жестоким. То одна, то другая малоизвестная компания выпускала вполне приличный продукт (к примеру, в одном из моих домашних компьютеров до сих пор стоит материнская плата, название которой я не могу привести, потому что все надписи на ней сделаны иероглифами, коих я не разумею, – и она вполне прилично работает уже года четыре. Разумеется, звезд с неба не хватает, да и слоты на ней расположены довольно хитроумным способом, но работает!), но как следует продавать его не получалось, потому как пользователь отвык доверять всем, кроме брэндов.

Ситуация получилась сложная. С одной стороны, качество подтянули, денег в обучение крестьян вложили немерено – а продажи не идут. Что делать?
Казалось бы, ответ очевиден – вкладывать деньги в рекламу и продвигать на нашем рынке новые брэнды. Но, к сожалению, во-первых, отдача от рекламной компании случилась бы не сразу, а во-вторых, она стоила (да и стоит) весьма и весьма серьезных денег, коих у старательных, но по тем временам не сильно богатых тайваньцев и китайцев не было.

Выход из сложившейся ситуации был найден любопытный. Делегации от целого ряда азиатских компаний, у которых были производственные мощности, но не было денег на раскрутку собственных торговых марок, отправились к именитым компьютерным конторам и предложили им разместить заказы на производство отдельных компонентов их изделий на их заводах, потому как это будет дешевле и вообще проще. Именитые гиганты почесали в головах – и согласились.
Жизнь постепенно начала налаживаться.

Денег, полученных за подобную деятельность, хватало не только на хлеб с маслом, но и на инвестиции в рекламу, научные исследования и маркетинг, поэтому неудивительно, что через пару тройку лет активного занятия аутсорсингом (именно так и называется подобная деятельность) в багаже у никому не известных компаний, которые делали железо для крайне известных компаний, накопилось некоторое количество собственных технических разработок, которые грех было бы не пустить в серию. Да и деньги на рекламу были, поэтому процесс раскрутки новых брэндов начался.

Но денег на рекламу все-таки было не так много, как у старожилов этой рыночной ниши, да и времени на продвижения товара тоже не всегда хватало, поэтому решили господа аутсорсеры позиционировать свою продукцию как недорогой, но вполне работоспособный товар для неприхотливого пользователя. И вот тут-то у них дело пошло!

Но, собственно, речь не о том, как с помощью смекалки, трудолюбия и чрезвычайно дешевой рабочей силы можно вылезти на зарубежные рынки. Речь идет о том, что сейчас, после кризиса высокотехнологичной индустрии, возможностями аутсорсинга пользуются практически все известные производители железа, причем заказы конкурирующие компании зачастую делают на одной фабрике.

Первую половину дня на фабрике делают комплектующие для одной известной конторы, вторую половину дня – для другой известной конторы, а ночью идет производство таких же комплектующих, которые затем продаются на развивающихся рынках под торговой маркой этой фабрики по весьма невысоким ценам. Так делают начинку для мониторов, приводов компакт-дисков… да практически все!

Раньше все железо на рынке делилось на две большие категории: одна – это именитые железки, которые работали нормально, другая – железки noname, которые, со значительной вероятностью, работали либо странно, либо откровенно плохо.

А сейчас, в связи с тем, что технологии производства железа уже отработаны по самое “не могу”, и тем, что значительный процент как брэндового, так и непонятно какого железа делается на одних и тех же фабриках одними и теми же дядями, все комплектующие поделились опять-таки на две большие категории, вот только критерии деления изменились: половина комплектующих работает хорошо либо нормально, и еще с ними можно вытворять всякие непотребства, вроде подключения к одной материнской плате 6 винчестеров и принципиального разгона процессора, а вторая половина просто работает нормально в штатных режимах.

Да, разумеется, материнские платы от ASUS более удобные, чем большинство плат noname, и шансов на то, что такая плата будет глючить, значительно меньше, чем, если бы вы обзавелись чем-нибудь родом из китайской деревни. Но и стоят они по-разному – нередко разница в ценах на комплектующие с совершенно одинаковым набором основных функций (подчеркиваю – основных, то есть тех, от которых зависит стабильная работа машины, а не быстрая или суперудобная) превышает 100 процентов.

Существует даже такое нелицеприятное мнение, что цены на брэндовые комплектующие настолько выше цен небрэндовых комплектующих только потому, что, дескать, пользователей заставляют оплачивать рекламу, которую брэндовые компании активно используют для повышения продаж и формирования своего имиджа в наших головах.

На самом деле, это не совсем так, то есть рекламу-то мы, конечно, оплачиваем, но разница в ценах складывается еще из стоимости технической поддержки, контроля за качеством сборки и т. д. Хотя, в общем, сейчас различий между девайсами различных компаний одного класса становится все меньше – и через какое-то время вполне может сложиться ситуация, когда разница в цене будет, а вот разницу в качестве невооруженным взглядом заметить будет уже нелегко.

Потому что уже сейчас можно смело покупать, к примеру, видомагнитофон, ориентируясь только на его внешний вид и пару основных функций – ведь то, что написано на его передней панели, уже не имеет принципиального значения…

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?