13 лет назад 1 ноября 2006 в 11:45 145

Тайм-аут

Что, собственно, случилось плохого?
Если хорошенько подумать, почти ничего, или лучше сказать –
почти только хорошее…
Разве жизнь не продолжается?
Г. Белль. Потерянная честь Катарины Блюм

Как-то так исторически сложилось, что Новый год в подавляющем большинстве всех западных стран (да и в значительной части восточных) празднуют зимой. В ночь на первое января, если быть точным. И в то же время в тех же самых западных странах вся социальная активность, к которой имеет смысл отнести циклы обучения и бизнес-деятельности заканчиваются в мае – июне, а наступление нового бизнес-года или учебного года случается в сентябре – на сезон раньше, чем наступает Новый год календарный.

Почему это происходит – очевидно. С наступлением лета все нормальные люди думают об отпусках и дачах, а не о делах, поэтому и деятельность не то чтобы замирает, но так – заметно успокаивается. Исключение составляют только организации, деятельность которых самым непосредственным образом завязана на лете, отпусках и прочей сопроводительной деятельности – вроде производства мороженого, прохладительных напитков и шезлонгов.

Надо ли говорить, что высокотехнологичная индустрия никоим образом не относится к категории сопроводительных, поэтому в предвкушении трех летних месяцев все начинает постепенно замирать. Лето IT-индустрия проводит в попытках подвести итоги ушедшего бизнес-года и хоть как-то подготовится к бизнес-году грядущему. Значительная часть анонсов новых продуктов откладывается на осень, на осень планируются всевозможные выставки и мероприятия. Летом – тишина.

Предсказывать, каким будет это лето, а особенно в нашей стране, – дело неблагодарное, да и, пожалуй, бесполезное. У нас что ни лето – то август. А, как известно, август последние лет десять почти всегда развлекал массы так, что мало никому не казалось. Но это что касается всех, а вот что касается IT…

IT-индустрия встречает это лето с настороженностью и, можно даже сказать, с неуверенностью. Последний бизнес-год начался с терактов в США и под этим знаком благополучно и заканчивается, потому как теракты плавно перешли в войну в Афганистане, а потом в спад мировой экономики и обострение отношений на Ближнем Востоке. Неприятный, в общем, год получился…
Я уже писал, что в сентябре – ноябре 2001 года у всей нашей редакции появилась такая милая привычка: за вечерним чаем наблюдать за тем, как сразу после открытия торгов индексы Dow Jones и NASDAQ валились вниз по вертикали.

Сидишь бывало, смотришь, как все плохо, и поневоле начинаешь задумываться: а не бывает ли у бизнес-индексов отрицательных значений?
Начиная с сентября у IT-компаний все было плохо. В принципе, и в августе 2001 года уже было понятно, что кризис высокотехнологичной индустрии на дворе, дот-комы валились в небытие просто пачками, но все это было как-то обыденно. То есть страшно и неприятно, конечно, но все относились к кризису индустрии как к делу житейскому, которое, безусловно, неприятно, но излечимо.

А вот после 11 сентября как-то незаметно начала распространяться странная такая идея, путешествовавшая по Сети и различным печатным изданиям в разных формулировках, смысл которых можно передать как “Затея с высокими технологиями себя не оправдала, и потому скоро крах IT-индустрии приведет к краху мировой экономики, на обломках которой воцарится хаос”.

Народ с тем же энтузиазмом, как раньше вкладывал деньги в интернет-магазины, начал деньги из всей индустрии извлекать, причем на всех уровнях сразу, начиная от системных инвесторов и заканчивая владельцами мелких фирм, которые в какой-то момент решили, что пока могут вполне обойтись старыми компьютерами и в столь неопределенной общемировой ситуации тратить деньги на обновление парка ПК неоправданно.

Подобное единодушие со стороны всех граждан, на которых IT-индустрия привыкла зарабатывать много денег, не могло ее не огорчить. В течение всего года с интервалом в неделю-две большинство компаний класса hi-tech объявляли о убытках, неблагоприятных прогнозах и вероятных банкротствах. На плаву с более или менее положительным сальдо удержались только десяток наиболее крупных и сообразительных деятелей индустрии. Первые – потому что без их продукции ну просто вообще никуда (к примеру, Intel), вторые – в силу природной смекалки своих топ-менеджеров, успевших избавиться от ненужных активов и прикупить перспективных.

Остальным же, как уже было сказано выше, поплохело в самом начале года и продолжало плохеть в течение его. Какое-то оживление на рынке случилось только в самом начале весны, но на него особенно никто внимание не обратил, потому как все ожидали летнего затишья на рынке и морально к этому готовились с такой силой, что, когда не каждая первая компания начала объявлять об убытках, а, скажем, каждая вторая, все решили, что это глюк, и продолжали обламываться.
Но вот и лето уже практически наступило.

Активность на рынке начинает падать, но учитывая тот факт, что она и зимой-то была не заоблачной, есть шансы, что упадет она не сильно. У всех есть возможность перевести дух и как-то осмотреться, и показалось мне, что стоит как-то осмыслить то, что происходило в течение последнего бизнес-года, и попытаться предположить, что нам готовит год грядущий.

Вообще, мне кажется, что ситуация начинает налаживаться. Во-первых, уже сейчас рынки Восточной Европы вызывают радость и умиление у большинства производителей железа, поскольку там продажи всего чего только можно компьютерного неумолимо растут и, судя по всему, будут расти еще достаточно долго, потому что рынок Восточной Европы еще даже не достиг первичного насыщения, не говоря уже обо всем остальном. Во-вторых, последние месяцев десять большинство IT-компаний старательно реструктуризировались, оптимизировались и вообще всячески причесывали свою деятельность под присмотром специалистов – а это не может не дать своих плодов, которых, как мне кажется, и следует ожидать уже в самом начале осени.

По большому счету, если в мире не начнется различного рода масштабных конфликтов, IT-индустрия должна уже достаточно скоро расцвести бурным цветом. Разумеется, повторного такого взлета, какой наблюдался в конце 90-х годов прошлого века, нам уже, по крайней мере в ближайшем будущем, увидеть не суждено, потому что, как известно, “обжегшись на молоке, дуют на воду”, и инвесторы теперь не готовы давать деньги просто под абстрактные ожидания будущих прибылей. Но в то же время все понимают, что перевал пройден, и никакой возможности развернуть все это хозяйство в обратном направлении нет.

В высокие технологии уже вбухано такое количество денег, и на них завязано такое количество всевозможных аспектов человеческой деятельности, что попытка исключить их из процесса жизнедеятельности человечества по разрушительности сопоставима с идеей откачать воздух со всей поверхности планеты. Деньги в hi-tech придется вкладывать – хочется того инвесторам и государствам или нет.

Любая страна, которая сейчас решит отказаться от использования высоких технологий в своей деятельности или просто сократить расходы на все это полупроводниковое хозяйство, очень быстро окажется в положении никому не нужной сиротки, которую все будут обижать (классический пример – Афганистан. Они там, конечно, все чрезвычайно крутые и замечательные бойцы, но обитая в норах, с вакуумными бомбами спорить достаточно неуютно).

Поэтому хочется сказать экспертам, которые до сих пор предвещают крах всего и вся: хватит паники! Хай-тек не погибнет ни при каких обстоятельствах, а если сделать своевременные и правильные выводы за те три месяца, что сейчас у всех есть на размышления, то и вообще все у него будет хорошо. Не паниковать надо, а придумывать новые способы зарабатывания денег – и тогда все наладится.

Было бы здорово, если бы высокотехнологичная индустрия потратила отведенные устоявшимся порядком вещей три спокойных месяца на то, чтобы переосмыслить свою деятельность, и окончательно определилась, какие именно направления движения следует считать приоритетными. Ну показалось деятелям индустрии, что следует собирать все более и более узкоспециализированные ПК, в перспективе превращая их в совсем однофункциональные девайсы (кстати, путь на данном этапе совершенно порочный, по крайней мере для рынков той же Восточной Европы и стран бывшего Союза, потому как у нас еще народ, между прочим, самостоятельно думать и получать от этого удовольствие еще не совсем разучился) – ну так превращайте побыстрее!

А то одновременно и приставки раскручивают, и игры для ПК, и многофункциональные компьютеры, и узкоспециализированные… Я, конечно, понимаю, что принцип “разделяй и властвуй” неплохо работает и в бизнесе и что если поделить рынок на очень четкие сегментики, то заработать можно больше денег – но ведь надо смотреть чуть дальше. Ну появятся в течение 5 лет восемь совершенно независимых и несовместимых игровых платформ, ну окажется только одна из них по настоящему интересной – и что, опять да здравствует монополизм?

А при таком раскладет он совершенно неизбежен, потому как пользователь пошел пуганый, и он будет играть в то, что действительно хорошо и обеспечено играми, а не в то, что разрекламировано…

А пока есть три месяца. Потом наступит осень, и надо будет резко какие-то телодвижения предпринимать, потому что другого шанса определиться у индустрии в ближайшем будущем не будет.

Индустрия получила тайм-аут. В этом нет ее заслуги, но будет очень странно, если этим не догадаются воспользоваться.

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?