12 лет назад 8 октября 2007 в 17:04 209

Впрочем, по сравнению с потоком машин, который устремлялся по дороге в Москву, трафик в аэропорт смотрелся весьма бледно. Дело было вечером в воскресенье, граждане ехали с дач, поэтому Каширское шоссе по направлению в центр ничем не отличалась от автостоянки – пробка в Москву начиналась километрах в семи от аэропорта, и таксист всю дорогу вслух хмуро и с легким матерком прокладывал потенциальные маршруты ее объезда на обратном пути. Получалось у него плохо, а я смотрел на дождь за окном, курил отвратительные корейские сигареты, которые нашлись в кармане моих любимых штанов для путешествий, и с некоторым даже удовольствием думал, что уж мне-то в этой пробке точно участвовать не придется, потому что улечу я отсюда на фиг.
Домодедово – аэропорт вполне удобный и современный, пожалуй, единственный его недостаток – тотальная и злонамеренная дискриминация курильщиков. Курилок мало, они душные и грязные, и вообще, воспринимается это все как намек «бросай курить». Может, оно, кстати, и правильно, глядишь, кто-нибудь и бросит.
В общем, прошел я регистрацию и паспортный контроль (не в пример быстрее, чем в Шереметьево), нашел отличный кабак, где можно было курить с видом прямо на мой гейт, и с комфортом дождался начала посадки на нужный рейс.
В этот раз вышло так, что компания MSI позвала меня посмотреть на ее завод, расположенный в окрестностях Шанхая. В Шанхае я еще ни разу не был, в окрестностях Шанхая – тем более, да и фабрика – наверняка вещь увлекательная, поэтому командировку я ожидал с интересом и даже некоторым нетерпением, хотя в качестве побочного эффекта вместе с впечатлениями я неизбежно получал катастрофический недосып, так как графики подобных мероприятий обычно немилосердно плотны.
Летел в Шанхай я самолетом China Eastern Airlines, что означало наличие на борту вежливых стюардесс и ужасающей китайской самолетной еды. Время полета – 9 часов, вылетели мы вечером в воскресенье и, с учетом часовых поясов, прибыли на место назначения в 10 утра в понедельник.
Сразу выяснилось несколько вещей: во-первых, осенью в Китае +27 по Цельсию, а у меня с собой сразу два свитера и одна водолазка, во-вторых, на это мероприятие MSI собрала толпу гостей из разных стран мира, а в-третьих, расценки в шанхайских массажных салонах очень гуманны – приблизительно 120 юаней за час (около $15, причем что интересно: в гостинице можно поменять любую из конвертируемых валют на китайскую, а вот обратно – фигушки). С ситуацией с массажными салонами ознакомиться пришлось потому, что буквально через десять шагов по чужой территории ко мне подскочила китайская бабушка и дала рекламный проспект некоего массажного салона. Забегая вперед, скажу, что за пять дней мне рекламу этих салонов на улицах вручали полдюжины раз, так что, видимо, индустрия эта там достаточно развита.
Меня, пару коллег из России и издателя железячного сайта из Вены водитель компании MSI привез в отель, где, к моему искреннему удивлению, выяснилось, что на сегодня никаких официальных мероприятий не запланировано. Так как я традиционно был сильно невыспавшийся и ожидал худшего (в подавляющем большинстве подобных путешествий представители компаний-организаторов стараются утоптать максимальное количество событий и эвентов в минимальное количество времени, поэтому ни о каком свободном вечере на акклиматизацию речи даже не идет), то идею эту воспринял с благодарностью и отправился заселяться в номер, по дороге вознося хвалы мудрости руководства MSI.
Да здравствует азиатская сообразительность – в номере был чайник и даже чай (правда, ужасно гадкий, но и на том спасибо) и беспроводной доступ в Сеть, правда за деньги, но зато за маленькие. Напившись чаю, предусмотрительно привезенного с собой из России, я отправился осматривать окрестности, ибо вечерний азиатский мегаполис – это вещь, а в Москве была еще середина дня, и поэтому основные истерики, связанные со сдачей номера, еще не начались.

Начало
Китай к настоящему моменту стал довольно странной страной, и Шанхай, как один из наиболее развитых промышленных центров страны, тому прекрасная иллюстрация. Формально, коммунизма там никто не отменял, о свободных выборах и речи не идет, на смертную казнь мораторий не вводили, пропаганды недоверия к Западу не отменяли, в учебниках истории пишут, что «Первая мировая война – это локальный конфликт отдельных народов, проживавших на территории Западной Европы в начале ХХ века» (не шучу), и все же… Это уже не коммунизм, это какой-то синтез кусков классических социально-экономических формаций, характерного для Азии буддистско-конфуцианского подхода к жизни и всего того, что может предоставить киберпанк в распоряжение народа, численность которого составляет почти полтора миллиарда человек.
Что собой представляет Шанхай? Во-первых, это очень большой город – его население, по официальным данным, составляет десять миллионов человек, но, знаете, по официальным данным, и в Москве 12 миллионов не набирается. По субъективным же ощущениям, в нем живет гораздо больше народа, и ощущения эти особенно усиливаются, когда на улицах города час пик и за людьми асфальта не разглядеть.
Большая часть Шанхая представляет собой переплетение множества улиц, улочек и магистралей, пространство между которыми тесно-тесно застроено домами и домиками не выше пяти этажей. В свою очередь, между домиками натыканы небоскребы.
Это, уважаемые читатели, нечто. Я не знаю, сколько в Шанхае небоскребов, но впечатление такое, что сильно больше сотни (хотя не факт, на вертолете полетать не довелось, а считать их с земли – дело абсолютно неблагодарное). Они все разные как по высоте, так и по форме, некоторые из них жилые, некоторые – офисные, каждый подсвечен совершенно индивидуальным образом, и ночью в сумме они представляют собой совершенно феерическое зрелище. Вообще, китайцы знают толк в подсветке, поэтому видами ночного Шанхая можно оформить не одну тысячу поздравительных открыток, причем вообще не напрягаясь.
Но и это еще не все. Весь город густо окутан сетью автомобильных эстакад, которые извиваются между небоскребами на разных уровнях, соединяясь между собой причудливыми развязками. Некоторые из них расположены на уровне седьмого-десятого этажей небоскребов и бывают пятиуровневыми. По эстакадам практически постоянно движется плотный поток машин невообразимых форм и марок (китайский автопром – это отдельная история), но мертвых пробок нет – все медленно, но едут.
Выйдя из отеля, я поискал в окрестностях магазины сети «7/11», любимые мною по другим странам Азии, не нашел, зато нашел знакомый мне FamilyMarket (еще одна азиатская сеть магазинов шаговой доступности), убедился, что ассортимент выпечки оставляет желать лучшего, а вот выбор тухлых яиц в вакуумной упаковке выше всяких похвал, купил пару нарезанных треугольниками пластов риса с наполнителями и побрел дальше по улице.
Я по-прежнему помнил, что в Китае коммунизм, но на улице это совершенно не ощущалось. Огромное количество рекламы на проспектах, дорогущие автомобили, хорошо одетые люди, темные закоулки трущоб, букет ароматов азиатской улицы и совершенно безумное движение на дорогах.
В принципе, у меня довольно большой навык сохранения жизни и здоровья на дорогах дальних стран (одни голландские велосипедисты чего стоят!), но в Шанхае поначалу мне это не сильно помогало. Как и во всех азиатских странах, многие по улицам передвигаются на мотороллерах, велосипедах и электрических велосипедах, в принципе, для подобной публики выделены отдельные полосы движения, но лучше от этого не становится, потому что никто не обращает внимания на сигналы светофора. Плевали они на них, и все тут.
Поначалу я, как приличный человек, подолгу ждал, пока загорится разрешающий сигнал светофора, но потом обнаружил, что жду этого только я, все остальные, включая водителей мотороллеров, чихать хотели на то, какой им свет горит, идут и едут, как им в голову взбредет. За пять дней пребывания в городе на моих глазах раз пятнадцать сталкивались мотороллеры, бессчетное количество раз – велосипедисты, плюс я наблюдал две довольно основательные аварии с участием автомобилей. Что интересно: сам факт аварии никого не расстраивает, и сразу после столкновения мотоциклисты разъезжаются в разные стороны, не забыв выразительно обматерить друг друга. Видимо, привычные.
В общем, за полтора часа неспешного гуляния по улицам я два раза едва не попал под мотороллер и один раз стал причиной несчастного случая, так как китаянка, ехавшая на велосипеде, засмотрелась на то, как я деликатно ем рис под светофором, и врезалась в какое-то ведро на обочине. Впрочем, это ее совсем не расстроило, она подняла велик и поехала себе дальше как ни в чем не бывало.
Решив, что для первого дня созерцания аварий с меня достаточно, я вернулся в отель, некоторое время опосредованно поучаствовал в сдаче журнала и, так как на следующий день надо было встать в девять, а на дворе было уже четыре часа ночи, решил отправиться спать.
На следующее утро, ровно в девять (то есть в пять утра по Москве), сонный, но чисто выбритый я уже сидел в холле отеля и ожидал начала событий. В половину десятого я понял, что здесь что-то не то, позвонил милой сотруднице MSI по имени Лаверн, которая курировала нас в этой поездке, и неожиданно для себя узнал, что мероприятия должны начаться только вечером, а весь день у меня свободный, так как еще не все участники успели добраться до Китая.
«Во лафа!» – подумал я. Еще ни в одной командировке подобного плана такой вольницы не наблюдалось, и я решил использовать доставшееся мне свободное время по полной, а именно: завалился спать и счастливо дрых весь день. Отоспавшись, я почувствовал себя принципиально лучше, принял участие в торжественном ужине по случаю того, что все наконец собрались, узнал, что на следующее утро в программе презентации и посещение завода, после чего решил отправиться погулять в кварталы победнее.
Надо ли говорить, что Шанхай из окна автомобиля на эстакаде или с террасы ресторана на 40-м этаже и Шанхай на задворках малоэтажных кварталов – это два разных города (впрочем, это утверждение справедливо по отношению к любому азиатскому мегаполису – ну, почти любому). Если в первом случае ощущение киберпанка вокруг становится совершенно непреодолимым, то во втором… Еще более непреодолимым.
И вообще, одна из самых интересных вещей в любом мегаполисе мира – это трущобы, поэтому я стараюсь по ним гулять, а по возможности еще и общаться с местным населением. Правда, в случае с Шанхаем сначала нашла коса на камень, так как простые китайцы (в отличие, скажем, от простых тайваньцев) категорически не знают английского. Ну то есть совсем. Однако очень хотелось проникнуть в житие простого китайца, так как из окна хорошего отеля сложно понять, как там все устроено.
Голь на выдумки хитра. На ресепшене я нашел добрую тетку и озадачил ее идеей написать мне по-китайски на бумажке текст следующего содержания: «Добрый день! Я журналист из России и хотел бы посмотреть на дом простого шанхайского труженика. Если это возможно, пожалуйста, покажите мне ваш дом. Спасибо!»
Согласен, текст совершенно идиотский, но зато сработал с первого раза. Я забрел в какие-то кусты где-то в километре от отеля, поймал первую попавшуюся бабушку, сунул ей в руки эту бумажку – и тут у нее возникли затруднения (как я потом догадался, она, видимо, читать умела плохо). Она позвала другую бабушку, помоложе, вторая прочла, улыбнулась, взяла меня за руку и отвела к дверце, ведущей в полуподвальное помещение, где, как оказалось, жила ее семья.
Сразу скажу – я не понял, сколько людей проживало в той комнате, которую мне показали, но явно не меньше трех. Маленькое помещение было темным, из мебели там находились три кровати и неимоверное количество ящиков и свертков. Пахло в помещении не то чтобы плохо… Нет, в Азии вообще среднестатистический набор запахов сильно отличается от того, к чему привык европеец, но вот конкретно в данной квартире пахло так же, как однажды у меня в холодильнике, когда в квартире на сутки отключили свет и в нем протухла еда. Ну, не знаю, может, так оно и надо.

Еще там был таз, в котором мыли посуду. В общем, мягко говоря, небогато. Но – надо отдать должное традициям китайского гостеприимства – невзирая на то что мы даже словом перекинуться не могли из-за незнания языков друг друга и нам оставалось только идиотски-доброжелательно улыбаться, мужественная старушка никуда меня не пускала, пока я не выпил кружку очень-очень крепкого зеленого чая и не посмотрел на старые фотографии бедно одетых китайцев, видимо – семейные реликвии. Я их даже сфотографировал, но, как водится, ничего из этого не вышло, потому что высшие силы, когда меня создавали, в явном виде заблокировали два потенциальных навыка: летать и фотографировать. Так что ни того, ни другого я делать не умею.
На всю чайную церемонию и просмотр фотографий ушло меньше двадцати минут, а от ужина я отказался, так как у меня возникло подозрение, что железная мисочка с рисом, откуда гостеприимная бабушка порывалась меня накормить, – единственная еда в доме. Засим я откланялся, незаметно оставил на кровати купюру в сто юаней и через десять минут, преодолев помойку с каким-то жутко пахнущим содержимым, вышел из темной подворотни к воротам своего отеля, обратно в киберпанк, к дорогим машинам и неоновым огням рекламы.

Фабрика
Ранним утром у нашего помпезного отеля сидел очень колоритный нищий с распухшими ногами. Сидел тихо, денег не просил, поэтому я на всякий случай их ему дал.
До фабрики MSI от Шанхая полтора часа езды (56 километров) по пробкам, поэтому, дабы не сильно в них стоять, вывезли нас туда рано, в семь утра. Но пробки все равно уже образовывались, поэтому в автобусе я успел немного поспать, благо, приобретенный в Корее навык спать на ходу и в любых ситуациях никуда не делся.
Фабрика по производству материнских плат и ноутбуков представляет собой здоровенную огороженную территорию, на которой расположены несколько крупных белых зданий. На всей площади фабрики – чистота и порядок, не то что окурков на асфальте не валяется, даже праздношатающихся граждан не видно совсем. Местность как будто вымерла, но это совершенно обманчивое впечатление: работа идет, просто она настолько упорядочена, что нештатные элементы система просто не предусматривает, вот и нету их. Совсем.
Внутри зданий царит та же упорядоченность, что и на территории. При входе всем раздали гостевые бейджики (я, как обычно, на выходе попытался его зажать для коллекции, и, как обычно, доброжелательные, но непреклонные китайцы мне этого сделать не дали), переобули в целлофановые бахилы и повели нас показывать свои достижения.
Показывать, в принципе, есть что. Как выглядит производство материнских плат? Вообразите себе здоровенный ангар, в котором расположено несколько производственных линий, представляющих собой последовательность станков различного назначения, соединенных в один конвейер. Помимо станков в организации процесса участвуют девушки, которые осуществляют часть работ по монтажу элементов и тестированию готовой или почти готовой продукции. Все девушки заземлены – то есть либо от запястья, либо от лодыжки тянется провод, похожий на телефонный, который другим концом прикреплен к общей шине. Зрелище довольно комичное: такое впечатление, что девушки привязаны за ногу, чтобы не смогли убежать.
Меж тем работа на конвейере по сборке материнских плат – это вам не шутки. Недаром на нее не берут мужчин, говорят, у них быстро башня едет от необходимости по многу часов в день совершать одни и те же действия. А девушки ничего, справляются.
Та часть конвейера, которая не является девушками, выглядит весьма интересно. Ну, про то, что автоматы в подобных линиях похожи на танцующих роботов, я уже писал неоднократно, но знаете, уважаемые читатели, это зрелище завораживает каждый раз как в первый. И вообще, мне всегда хотелось слегка пнуть один из этих автоматов и посмотреть, не даст ли он мне сдачи, потому что ощущение, что вполне может.
Сначала на конвейер поступает кусок отпечатанного текстолита для платы с уже сделанной разводкой и контактами. В первую очередь он достается здоровенному механизму, который занимается установкой чипов на плату. Все это хозяйство напоминает внутренности пулемета, так как чипы подаются в машину на лентах, которые, в свою очередь, намотаны на здоровые барабаны. После прохождения этой машины на плате уже появляется большая часть важнейших элементов, и она попадает в руки трудолюбивых девушек, которые вручную втыкают в нее разъемы. После этого плата выглядит готовой и уезжает на ленте конвейера в термокамеру, где все элементы припаиваются друг к другу.


А дальше на арену выходят тестеры (вернее, тестерши). Они специальными штуками проверяют все разъемы по отдельности, потом, если никаких глюков и проблем не обнаружено (кстати, к вопросу о глюках и проблемах – за все то время, пока мы бродили по фабрике от конвейера к конвейеру, ни одной платы в связи с какими-либо проблемами с него снято не было), передают платы дальше, в руки упаковщиц, которые складывают их в коробки, кладут туда всякие проводочки и диски, после чего материнская плата считается готовой к продаже.
После осмотра конвейера с материнскими платами нас повели разглядывать производство ноутбуков. Честно говоря, увидели мы там интересного гораздо больше, чем я могу здесь описать, поскольку обещал сотрудникам MSI о ряде вещей не рассказывать. Ну, соответственно, и не буду рассказывать, хотя очень хочется.
Идеологически конвейер по сборке ноутбуков похож на конвейер с материнскими платами, пожалуй, единственное заметное различие – это количество ручного труда, которого в сборке ноутбуков заметно больше, чем в сборке материнских плат. На протяжении приблизительно трети конвейера ноутбуки собирают «в целом» – то есть из готовых кусков складывают корпус, вставляют LCD-панель в крышку, устанавливают клавиатуру и всякие пластиковые вставки (кстати, я теперь гораздо лучше себе представляю, как можно разобрать ноут в домашних условиях, особенно полезна та часть этого знания, которая про клавиатуру), после чего почти готовый аппарат (без нижней крышки и всяких рюшечек вроде защитных пленок на экран) передается в руки тестеров.
Кстати, на этом этапе сборки я наблюдал удивительное. Когда готовый ноутбук приезжал на ленте к девушкам-тестировщицам, они подключали его к сети, нажимали какую-то сложную комбинацию клавиш, после чего на нем начинал работать какой-то тест, который, как мне показалось, запускался еще до завершения инициации BIOS! Может быть, конечно, мне показалось, но впечатление было именно такое.
В том случае, если этот тест выполняется без проблем (а в моем присутствии все ноуты прошли этот этап без сучка и задоринки), ноутбуки дособирают и ставят на конвейер длительного тестирования, где в течение нескольких часов их гоняют со страшной силой, чтобы выявить те или иные неполадки. Если вдруг что-то отказывается работать в штатном режиме, аппараты передают специалистам по проблемам, которые разбираются с каждым из них персонально.
Собственно говоря, на этом сборка и заканчивается. Как только работники конвейера убеждаются в работоспособности ноутбука, аппарат немедленно передается упаковщикам, которые наклеивают на экран защитную пленку, собирают коробку, кладут внутрь ноут и всевозможные сопутствующие штуки вроде дисков и проводов, после чего уже полностью готовый к продаже девайс оказывается на одном из бесконечной череды палеттов, сформированных для отправки оптовым покупателям. Так рождаются ноутбуки.
К сожалению, нам не показали цеха, где изготавливают комплектующие к комплектующим – например, делают текстолит для материнских плат или сами чипы, – но это и неудивительно, особенно учитывая тот факт, что эти производства не принадлежат MSI и она просто закупает готовые детали, из которых в дальнейшем уже собирает свою собственную продукцию.
В принципе, на этом экскурсия по фабрике благополучно завершилась, и мы отправились дальше, на семинары общего характера.
Помимо демонстраций достижений китайского хозяйства компания MSI провела для нас, любимых, несколько презентаций, в которых рассказывалось, как компания видит себе будущее и что про него думает, а также показала первый турбоноутбук, который можно разогнать путем нажатия на специальную кнопку, расположенную над клавиатурой. Независимо от того, насколько на самом деле полезно это новшество, наверняка идея многим понравится, так как наличие такой кнопки радует даже с сугубо психологической точки зрения, не говоря уже о ее практической пользе, которая, скорее всего, есть.

Обратно в город
Оставшаяся часть командировки состояла из множества официальных и неофициальных переговоров, про которые писать на страницах журнала неинтересно, да и как-то не принято, а также завершающего общение с Microstar International официального ужина, где собравшимся гостям теплые слова говорили вице-президент компании и ряд других топ-менеджеров. Еще на этом ужине нам показали выступления китайских деятелей культуры, включая квартет конфуистов, которые нереально красиво прыгали, размахивали саблями и делали сальто. Впрочем, особенно меня поразило то, что они умудрялись сделать сальто в воздухе, после чего с размаху приземлялись прямо на позвоночник и не только ничего себе не ломали, но еще и радостно улыбались публике, как будто им совсем не больно. Правда, я сидел удачно, и мне было видно то, что происходит за пределами зала, где проходил ужин, поэтому могу официально заявить, что, когда эти парни вприпрыжку выбегали за пределы помещения, лица у них становились довольно печальные, видимо, ухаться об пол из сальто все-таки неприятно. Но, тем не менее, ребята реально крутые, хотя и, чего греха таить, довольно мелкие.


Среди прочих интересных мест довелось мне побывать на паре шанхайских рынков, где торгуют сувенирами, всякими шмотками, часами, мелкой электроникой – в общем, всем тем, что у туристов традиционно ассоциируется с Китаем. Про это можно написать не один десяток полос, поэтому ограничусь рассказом про две наиболее поразившие меня вещи – разумеется, поддельные вещи.
Когда человек Запада приезжает на китайскую толкучку, его немедленно окружает толпа местных жителей, которые хватают его за одежду и начинают тянуть в разные стороны со словами «лука-лука-лука» (почти как «гули-гули-гули»), что, как я понял после недолгого размышления, является производным от английского глагола «to look». Ассортимент всего на этих рынках бесконечен, но хотелось бы поподробнее рассказать о часах.
Если развестись на это «лука» и пойти за провожатым, он быстро приведет тебя в какой-нибудь укромный уголок, где его напарник достанет из-под прилавка здоровенный алюминиевый чемодан. В чемодане – все модели всех часов всех производителей из мирового топ-10. Rolex, Patek Philippe, Omega, Breguet – аутентичные копии наиболее помпезных моделей в ассортименте. Сделаны часы шикарно, я бы ни за что не отличил подделку от оригинала. Цены… Это отдельный прикол. Например, одна из последних моделей Patek Philippe на официальном сайте стоит семнадцать тысяч евро, я проверял. В интернет-магазинах аутентичных подделок, которых в Рунете множество, такой же механизм обойдется вам тысяч в 10-20 рублей. На этом рынке торг начинался с 1200 юаней (порядка 150 долларов), но буквально через пару минут препирательств с помощью калькулятора цена падала до 50 юаней, то есть до четырех долларов. Оценили разброс, да? В общем, если вам нужна качественная подделка известных марок часов почти за бесплатно – отправляйтесь в Шанхай, не прогадаете.
Еще на этом рынке я нашел поддельные iPod с 8 гигабайтами оперативной памяти по цене 150 рублей в переводе на русские деньги. Правда, купить его не успел и поэтому до сих пор мучаюсь: неужели он реально работает, и если да, то какова же себестоимость настоящего iPod?! В общем, на рынке было интересно.
Когда мы собирались в аэропорт, чтобы лететь домой, сначала была надежда отправиться туда поездом, который ездит над городом со скоростью 400 километров в час, а потом оказалось, что предусмотрительные организаторы устроили нам трансфер до аэропорта. Так что на поезде мы не покатались.
Отведенное мне под репортаж количество полос заканчивается, а за кадром осталось еще огромное количество впечатлений. Но ничего, авось не последний раз в Китай ездил. За иллюминатором самолета Уральские горы, высота – 11 километров, в салоне темно и все спят, один я сижу работаю, но пора закругляться, поэтому сейчас закрою я Word и сяду смотреть «Дживса и Вустера», вспоминая, как шанхайской ночью в реке переливается разноцветное сияние небоскребов китайского киберпанка. UP

Статистика MSI

Компания Microstar International была основана в 1986 году пятью товарищами-инженерами. Чем она занималась до 1995 года, нам не рассказали, зато выяснилось, что в 1995 году MSI запустила производство видеокарт, в 1997-м ее штаб-квартира переехала в то здание, которое занимает и поныне, а также на Тайбэйской бирже было проведено первичное размещение акций, и компания стала публичной. Далее – по нарастающей: в1998 году начинается производство баребонов, в 1999-м – серверов, в 2003-м – ноутбуков и сетевого оборудования. В 2007 году компания отпраздновала свое двадцатилетие, и, как трогательно сказал проводивший презентацию сотрудник MSI, «пять инженеров-основателей все еще вместе». В 2006 году оборот MSI составил 2,33 миллиарда долларов, и это при шестнадцати тысячах сотрудников по всему миру. Штаб-квартира расположена на Тайване, а основные производственные мощности – в Китае.
По данным компании, в настоящее время в семидесяти пяти миллионах компьютеров в мире установлены графические адаптеры MSI. Каждые 2,8 секунды компания производит одну видеокарту.
В 2004 году компания Microstar International изготовила 120 тысяч ноутбуков, в 2005-м – 250 тысяч, в 2006-м – полмиллиона, а продажи в 2007 году должны составить не менее миллиона единиц.

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?