11 лет назад 30 марта 2009 в 17:22 183

Тайбэй 

Поезд приезжает на крайне культурного вида вокзал, который незаметно переходит в достраивающийся новый терминал. Идти по нему метров двести, вокруг все такое цивилизованное, прямо как в Европах. К этому моментально привыкаешь, поэтому, когда неожиданно оказываешься в открытой всем ветрам железной трубе, соединяющей третий терминал со вторым, удивляешься.

Программа мероприятий в этот раз оказалась относительно простой, поскольку была рассчитана всего на три дня. Мы должны были прилететь в Гонконг, оттуда на пароме – в континентальный Китай, затем на фабрику по производству блоков питания компании FSP. Отель, здоровый сон, а после этого обратно в Гонконг, где нам предстояла пара встреч с партнерами, свободный день и перелет до дому. 9,5 часов полета, два посаженных аккумулятора ноутбука, задушевное общение с коллегами и другими пассажирами, аэропорт Гонконга, сплошь заклеенный различного рода рекламой с Джеки Чаном, – и вот наша дружная компания уже в пароме, который больше всего напоминает водоплавающий туристический автобус.

Я, как дурак, таскался с пальто в руках (это при забортной температуре в +20), но в остальном было хорошо. Провинция Гуандун, Китай Материковый Китай сейчас в полной мере начинает ощущать на себе последствия глобальных проблем в мировой экономике, правда, выглядит это не так, как у нас. Вообще говоря, полгода назад, когда я последний раз был в Поднебесной, все цвело и пахло, местные газеты ежедневно рапортовали об открытии очередной фабрики, страна энергично готовилась к Олимпиаде, в финансовой системе страны наблюдался переизбыток ликвидности, власти боролись с перегревом экономики – в общем, ничто не предвещало беды.

А к настоящему моменту, только по официальным данным (а подобную информацию китайские власти предпочитают выдавать, предварительно сильно ее отретушировав), в Китае с лета прекратили работу более 35 тысяч фабрик. Сколько их закрыто на самом деле и какую волну вторичных увольнений это повлекло за собой, достоверно неизвестно. Но в любом случае данный факт означает, что на улице, преимущественно в промышленных зонах, оказались десятки миллионов рабочих, которым нечего делать и нечего есть.

В силу того, что информационный поток из Китая тщательно контролируется, насколько сложившаяся ситуация осложнила обстановку в стране, неясно. Но даже в масштабах Китая десяток-другой миллионов непристроенных граждан не может не стать серьезной головной болью для властей. Впрочем, с виду там все тихо и благополучно. Единственное заметное глазу праздного наблюдателя изменение, свидетельствующее о проблемах в экономике, – явное увеличение количества растяжек и объявлений о сдаче в наем и продаже квартир и офисов в большинстве городов.

Периодически в крупных региональных центрах уже попадаются витрины неработающих магазинов, чего еще совсем недавно и представить себе было нельзя: любая доступная торговая площадь там заполнялась моментально. Впрочем, реклама и забитые народом нарядные торговые центры циклопических масштабов позволяют не обращать на отдельные островки неблагополучия внимания. В то же время знакомые, побывавшие недавно в сельских районах страны, рассказывают, что ситуация в аграрных и потому традиционно депрессивных регионах Китая заметно хуже.

Но я там не был, поэтому подтвердить или опровергнуть эти сведения не могу. А меж тем паром уже практически привез нас в город Шэньчжэнь, расположенный на побережье, в провинции Гуандун, – одной из наиболее промышленно и экономически развитых территорий континентального Китая. Сам город, хоть не является даже региональной столицей, вполне себе развит, там есть своя фондовая биржа, бесчисленное количество фабрик и заводов, а также несколько штаб-квартир крупных телекоммуникационных компаний, например Huawei.

С виду вполне себе традиционный уездный китайский город. Таких масштабных небоскребов, как в Шанхае, конечно, нет, но с высотной застройкой в целом все в порядке. Заселившись в отель (трехзвездочный отель в уездном китайском городе вполне тянет на четыре звезды в Европе) и осмотревшись по сторонам (немедленно нашелся магазин «7/11», правда, не с таким прикольным содержимым, как у его аналогов на Тайване), мы дружною толпою отправились на фабрику, где компания FSP делает блоки питания. Фабрика.

Блоки питания. FSP За последние годы я уже успел посетить немало заводов по производству разных девайсов и поэтому к ним несколько привык. Как следствие – былого благоговения перед современным азиатским конвейером вообще и монтажными роботами в частности уже не испытываю, хотя посмотреть, как там все устроено, мне по-прежнему интересно. Завод FSP располагается в комплексе зданий на окраине города, прямо напротив которого стоит несколько общежитий. Именно там и живут его сотрудники и сотрудницы в свободное от работы время. Общаги производят сильное впечатление: весь фасад где-то десятиэтажного здания поделен на традиционно маленькие китайские комнатки с окнами, густо-густо завешанными выстиранным бельем.

Или просто бельем – я не уточнял, стирали ли его:). На фабрике оказалось очень тихо и безлюдно, там был очень чистый пол (нам выдали бахилы), ощущение покоя лишь изредка нарушали торопливо пробегавшие куда-то рабочие. Вскоре нас передали на руки главному инженеру завода, который и превратился на ближайшие пару часов в нашего гида. Предприятие, на котором мы были, осуществляет полный цикл сборки блоков питания, то есть начинается все с разметки текстолита печатных плат, которая осуществляется специальным автоматическим станком, а заканчивается готовыми, упакованными и раскрашенными питальниками. Когда текстолитовые основы готовы, их на тележках привозят в следующий цех и выкладывают на конвейер, на всем протяжении которого футуристически выглядящие роботы устанавливают на платы отдельные компоненты.

Больше всего в этом процессе поражает, конечно, скорость происходящего, ибо отдельные движения конкретных механизмов взгляд просто не успевает уловить, их подвижные части превращаются в размытые мечущиеся над платами пятна, приобретающие четкие очертания только в те моменты, когда на конвейере происходит сбой и все останавливается. А бывает такое редко, за те пару часов, что мы ходили по сборочным линиям, застопорился процесс только один раз – на ленте случайно погнулся транзистор, и аппарат не знал, что с ним делать.

После цехов, наполненных роботами и надсмотрщиками роботов (по помещению ходят люди в синих комбинезонах, которые следят, чтобы у механизмов исходные материалы не заканчивались и чтобы простоев в целом не наблюдалось), уже готовые печатные платы оказываются в помещении, где множество китайских девушек минимум по восемь часов в день собирают блоки питания воедино за 150-200 долларов в месяц. Все девушки заземлены специальными проводами, похожими на телефонные, работают быстро и немного тоже напоминают собою механизмы.

Именно так выглядит промежуточный склад печатных плат, которые затем устанавливаются в блоки питания, продающиеся как под брендом FSP, так и под лейблами других компаний
Именно так выглядит промежуточный склад печатных плат, которые затем устанавливаются в блоки питания, продающиеся как под брендом FSP, так и под лейблами других компаний

В результате их усилий еще через пару конвейеров можно увидеть сложенные аккуратными рядами блоки питания, которые ожидают своей очереди отправки на тестирование. С этим делом у FSP все в порядке (если кто не в курсе, то за четыре года компания умудрилась с нуля занять на нашем рынке блоков питания первое место). И в процессе разработки, и уже на стадии промышленного производства продукты проходят самые разнообразные тесты, начиная от измерения шумов девайса в «тихой комнате» (это такое специальное помещение, покрытое изнутри хитрой формы мелкоячеистым пенопластом, где полностью отсутствует эхо и через три минуты начинаешь слышать ток крови в ушах) и заканчивая термошкафами, в которых питальники подвергают воздействию перепадов температур и давления.

За время своей работы на рынке FSP успела снискать заслуженное уважение у его игроков, в связи с чем сейчас не только делает блоки питания под собственной торговой маркой, но и производит их для ряда других почтенных компаний. Как следствие, промежуточный склад этой фабрики был заполнен питальниками четырех или пяти брендов, часть из которых знакома нашим компьютерщикам, а часть – нет, так как предназначается для отличных от России рынков. Эти самые блоки питания были уложены аккуратными стопками на палеты, и их шустро растаскивали автопогрузчиками по разным автомобилям. Некоторое время мы осматривали фабрику снаружи, как вдруг наши сопровождающие начали энергично грузить нас в автобусы.

Оказалось, что наступило пять часов вечера, время окончания смены; казавшийся еще минуту назад очень большим и просторным двор фабрики на глазах заполнялся совершенно одинаковыми китайцами и китаянками в синих комбинезонах и халатах. Стало понятно, что еще мгновение – и мы будем обречены полчаса ждать, пока эта толпа минует ворота. Однако нам удалось проявить похвальную прыть, и буквально через минуту мы уже выехали за ворота фабрики. Возвращение в Гонконг Дорога от Шэньчжэня до Гонконга на автобусе заняла более часа.

Мы успели миновать колоссальный Гонконгский порт, целые плантации устриц (вроде бы они растут в чистой воде – не могу понять, откуда может взяться чистая вода у побережья Китая?), посмотрели на самый длинный мост в мире и оказались в городе. Гонконг – это особый административный район Китайской Народной Республики, который располагается на нескольких крупных и более чем 260 мелких островах. Его население составляет около 7 миллионов человек. Это место совершенно заслуженно называют финансовой столицей Азии (а иногда и мира).

Такого количества банков и прочих финансовых структур на единицу площади, наверное, нет нигде. Несмотря на относительно скромное количество жителей, район стабильно держит 6-8-е место в мире по объему ВВП на душу населения, а в целом в мировом рейтинге размеров ВВП находится на 40-м (по крайней мере, находился до кризиса). Город Гонконг представляет собой богатую поросль очень тесно стоящих небоскребов, у основания которых ютятся бесконечные магазины и офисы. По улицам ездят двухэтажные трамваи и автобусы, движение правостороннее (сказывается английское колониальное прошлое региона), население очень дружелюбное.

В общем, сильно похоже на Тайбэй, только среднестатистическое здание заметно выше, чем там, потому что среднестатистическое землетрясение слабее:). Глобальный кризис не мог не сказаться на ситуации в финансовой столице Азии. Сейчас, несмотря на то что увидеть дешевую машину в городе – это проблема, можно уже обнаружить улочки, заставленные опустевшими высотками с брошенными офисами внутри. На этих улицах устраивают стихийные посиделки оставшиеся без работы филиппинцы (аналог наших таджиков), благо климат позволяет и полиция реагирует на это лояльно.

Но в целом место производит замечательное впечатление. Гонконг – это лучший из виденных мною уголков Азии; сочетание осмысленной цивилизованности с традиционным азиатским колоритом, традициями и правилами, приправленное едва уловимым викторианским налетом, дает на выходе прекрасный результат. Лично мне захотелось поискать там работу, особенно после того, как я понаблюдал фантастический по красоте закат из окна своего номера (снабженного панорамным остеклением и с потрясающим видом на залив) на 26-м этаже башни отеля.

Вечером мы долго-долго бродили по наполненным огнями улицам, смотрели на толпы людей, спешащих по своим делам, посетили рынок качественных подделок и отважно съели несколько тарелок улиток. Потом было еще много разных приключений, но они уже не про компьютеры, поэтому писать про них не буду. Зато уверенно могу утверждать: неожиданно для меня самого Гонконг занял первое место в моем личном рейтинге азиатских городов, передвинув на второе место Тайбэй. P. S. А вот хот-доги вкуснее всего именно в тайваньских «7/11». По этому показателю Гонконг и Китай безнадежно отстают. Выражаю благодарность компании FSP и лично Бренде Су за организацию путешествия, а также коллегам, с которыми мы вместе бродили по ночному Гонконгу. С вами было интересно!

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?