12 лет назад 5 октября 2006 в 12:32 117

IBM – звучит? Звучит. А Intel – звучит? Звучит. И AMD звучит, и Microsoft… Ну, а Fairchild Semiconductor? Что это такое? Нда-а… Вот вам и благодарность потомков. А между тем, где бы сейчас были все эти Intel, AMD, да и вообще вся Силиконовая долина, если бы не Fairchild Semiconductor? Нет, конечно, в кругах специалистов название этой компании известно, но даже многие из них не подозревают, что именно с Fairchild Semiconductor все и началось. А дело было так.

В 1955 году, спустя семь лет после создания транзистора, уроженец никому неизвестного калифорнийского городка Пало-Альто Уильям Бредфорд Шокли основал собственную полупроводниковую лабораторию, которую назвал просто и безыскусно – Shockley Semiconductor Laboratories. Лаборатория, как и следовало из названия, должна была заниматься исследованиями в области полупроводников, в первую очередь – транзисторов.

Дело в том, что запатентованный в 1948 году Джоном Бардином, Уолтером Браттейном и самим Шокли транзистор с точечными контактами обладал большими внутренними шумами, что делало его использование в промышленности крайне проблематичным. Многие инженеры вообще до середины 50-х годов поднимали на смех любого, кто осмеливался утверждать, что в скором времени транзисторы вытеснят катодно-анодные лампы. Инженеров тоже понять можно. Ну в самом-то деле: вот вам лампа, которая при работе светится и радует глаз своим дизайном, а вот кусочек непонятного материала, который не поймешь как работает…

Свою лабораторию Уильям Шокли открыл поблизости от места своего рождения, в Санта-Клэйр Вэллей, и принял на работу 12 ученых, занимающихся изучением свойств кремния и германия, среди них восемь человек, которые в скором времени, в сущности, изменили привычный ход эволюции-цивилизации. Вот их имена: Гордон Мур, Шэлдон Робертс, Юджин Кляйнер, Роберт Нойс, Виктор Гринич, Джулиус Бланк, Джин Хойни и Джэй Лэст. Позднее историки назовут эту восьмерку “вероломной фэйрчайлдовской восьмеркой”.

Что же такого криминального они совершили? Дело в том, что характер у Шокли никогда не отличался излишней положительной комплиментарностью, а после того, как в 1956 году он получил Нобелевскую премию по физике, принципы его руководства стали просто невыносимыми. 

И вот “восьмерка”, скинувшись деньгами, в 1957 году решила основать собственную фирму, которая должна была бы разработать метод массового производства кремниевых транзисторов, используя технику двойного напыления и систему химического травления. Сказано – сделано. Но общих денег – всего каких-то $3500 – оказалось маловато для такой дух захватывающей цели. Вот тут на авансцену истории и вышла Fairchild Camera and Instrument Corporation. Фирма эта, а вернее, ее основатель настолько интересен, что не уделить ему и его детищу хотя бы несколько строк будет просто несправедливо.

Не стоит переводить название фирмы Fairchild, как это сделал я в названии статьи. На самом деле это просто фамилия основателя. Шерман Миллс Фэйрчайлд был человеком множества талантов и занимался с увлечением довольно многими вещами. В его биографии все интересно, начиная с того, что, например, папа Шермана являлся одним из основателей и первым президентом IBM. Шерман уже с молодых лет начал интересоваться техникой. В 1924 году он разработал камеру для аэрофотосъемки.

Но поскольку ни один из аэропланов того времени не позволял нормально использовать его камеру, Фэйрчайлд занялся производством самолетов и в 1927 году разработал модель, которая поражала двумя необычными новшествами (для того времени) – закрывающейся кабиной и складывающимися крыльями. А уже в 1931 году, дабы проверить собственные теории звукозаписи, Фэйрчайлд образовал Fairchild Recording Equipment Corporation.

Вообще, надо сказать, Шерман Фэйрчайлд был незаурядным человеком: страстным изобретателем (последний свой патент, тридцатый по счету, он получил в 1969 году в возрасте 73 лет), поваром-гурманом, жадным читателем, подписывающимся регулярно на 150 торговых и технических журналов. Журналисты называли его “воплощением нового ученого-бизнесмена-инвестора”. И вот такой матерый человечище в 1957 году заинтересовался полупроводниками.

Fairchild Camera and Instrument Company согласилась дать на создание новой компании полтора миллиона долларов, но оговорила условие, что если все пойдет успешно, то через восемь лет она будет иметь право выкупить компанию за три миллиона. Но, знаете ли, когда вам сегодня в руки плывут полтора миллиона долларов, то вы совершенно спокойно относитесь к таким условиям, не задумываясь о том, что через какое-то время счет прибыли уже может пойти на миллиарды. 

Как бы там ни было, а 1 октября 1957 года на свет появилась компания с незамысловатым и, что грустно, не застревающим в памяти названием – Fairchild Semiconductor. Оговоренная цель деятельности компании: разработка и производство кремниевых транзисторов и других полупроводниковых устройств. Компания сразу же заработала на полную катушку и уже через шесть месяцев получила первый заказ на поставку 100 транзисторов по 150 долларов за штуку. Первым заказчиком стал не кто-нибудь, а сама IBM! Но возникла небольшая проблемка – упаковка. 

Нет, все же, что там ни говорите, упаковка – вещь архиважная. Где-то по большому счету плохая упаковка сгубила даже СССР: желал, видите ли, простой советский народ приобретать товар в красивой блестящей упаковке, с разными там буковками и надписями “Made in”, а ему предлагали нечто в серо-бурой бумаге, противной на ощупь. Ну и не выдержал советский народ, захотел, чтобы, как в Америке, все полки в магазинах были уставлены пусть и дребеденью, но зато красиво упакованной. На мелочах погорели, короче. 

А вот в США с упаковками вопрос так остро не стоял. И хотя Fairchild Semiconductor своевременно не озаботилась разработкой собственного фирменного дизайна и, соответственно, упаковок, дело это было поправимо. Джэй Лэст быстренько смотался в ближайший американский супермаркет и прикупил сотню наиболее красивых коробочек. Что было в коробочках, Лэста не очень-то сильно заинтересовало, а вот зато вся партия транзисторов отправилась в компанию IBM, упакованная в красивые красные картонки из-под чистящего средства Brillo. В IBM, конечно, похихикали, но товар приняли и деньги заплатили. И не говорите после этого, что чистящие средства – вещь в хозяйстве бесполезная!

А IBM транзисторы были нужны по зарез, ибо отрасль развивалась так, что о-го-го! Первый компьютер второго поколения – целиковый транзисторный “Трэдис” – был создан в 1955 году в Bell Laboratories. Оно и неудивительно, ведь изобретатели транзистора работали именно в этой славной компании. В том же 1955 году группа сотрудников IBM под руководством Джона Бэкуса разработала первый промышленный алгоритмический язык FORTRAN.

Этот язык предназначался для упрощения программирования математических операций и, собственно, назывался “переводчиком формул” (FORmula TRANslator). Не знаю, обучают ли сегодня где-нибудь этому языку (судя по тому, что не так давно, роясь на каком-то развале, на CD, названном “Все для программиста”, я обнаружил компилятор FORTRAN, где-то все-таки он используется), но в 1955 году это была настоящая революция. Переход от сильно привязанного к архитектуре машины “Ассемблера” на “независимый” FORTRAN дал толчок для разработки ПО нового поколения.

А это, в свою очередь, стимулировало унификацию архитектуры машин, чем, собственно, и занялась IBM в скором времени. Первый свой ПК IBM построила в 1953 году и назвала его IBM-701. Этот компьютер имел память на 2048 32-битных слов и стал первой машиной, которая лидировала на рынке в течение десяти лет. В 1956 году IBM выпустила усовершенствованную версию 701-го – IBM-704 и еще чуть позже IBM-709. В этих модификациях была память на 4 кб, индексные регистры, представление чисел в форме с плавающей запятой, каналы ввода-вывода.

В том же году IBM разработала плавающие магнитные головки на воздушной подушке, и появившаяся в 1957 году машина RAMAC-650 имела магнитный пакет дисков. Это было чудо, состоящее из 50 металлических дисков диаметром 61 см с магнитным покрытием. Скорость вращения составляла 1200 оборотов в минуту!

Но вернемся к Fairchild Semiconductor. В 1958 году Роберт (Боб) Нойс, сын приходского священника из небольшого штата Айова, разработал монолитную интегральную схему – миниатюрную электрическую схему на кремниевой подложке размером с ноготь. Вот, собственно говоря, с этого момента и возникла новая индустрия, заполнившая то, что позднее назовут Силиконовой долиной. А компания Fairchild Semiconductor шла впереди в разработках полупроводников. 

В 1965 году Гордон Мур, который возглавлял в Fairchild Semiconductor научные исследования и конструкторские разработки, в процессе подготовки своего выступления выявил любопытную закономерность. Представив в виде графика рост производительности схем памяти, он обнаружил, что новые модели микросхем разрабатываются каждые 18-24 месяца после появления их предшественников, а их емкость при этом возрастает каждый раз примерно вдвое.

Мур сделал предположение, что эта закономерность сохранится и в дальнейшем. Сегодня это пророчество нам известно как закон Мура. Вообще-то, из древней восточной сказки про жадного визиря, купившегося на предложение мудреца одарить его зернами, выложенными на шахматной доске по закону бинарной геометрической прогрессии, известно, что физический предел такому безудержному росту имеется, и настанет он очень скоро, и, похоже, гораздо скорее, чем многие из нас обзаведутся вставными челюстями.
Ну ладно, финал. 

К концу 60-х годов дела в Fairchild Semiconductor шли все хуже и хуже, и многие инженеры и специалисты стали покидать эту фирму один за другим. В 1968 году покинули ее Боб Нойс и Гордон Мур. Причем любопытно, что Нойс подготовил всего на одной страничке бизнес-план новой фирмы, а чуть позже в эту фирму – Intel – пришел другой выходец из Fairchild – Энди Гроув. 
Многие сотрудники, покинувшие Fairchild, также основали свои фирмы. Но далеко не всем так повезло, не все так прославились и разбогатели, как Intel.

Хотя, еще одна фирма не меньшего калибра все-таки появилась. Одновременно с Бобом Нойсом и Гордоном Муром из Fairchild Semiconductor ушла группа из восьми человек, которую возглавил бывший фэйрчайлдовский руководитель по маркетингу – Джерри Сандерс. Эта восьмерка организовала собственную фирму, Advanced Micro Devices, сокращенно – AMD. Но это уже совсем другая история.

Дмитрий Румянцев

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?