18 лет назад 10 октября 2006 в 14:26 1402

Трудно переоценить роль личности в истории. Во все времена были на свете люди, которые олицетворяли свою эпоху. Они могли быть императорами и полководцами, мыслителями и учеными, художниками и поэтами, пророками и злодеями. Более того, зачастую они объединяли в себе эти качества. И так было всегда.

Некоторые скажут, что человечество измельчало. Дескать, нет больше героев и пророков, а кумиром и олицетворением эпохи стал Компьютер. Именно так, с большой буквы. И все же, с этим трудно согласиться. Просто настало время новых героев. Ведь ни для кого не является секретом, что, несколько переиначив слова гениального поэта, можно сказать: «… мы говорим компьютеры — подразумеваем Билли…».

И, действительно, одним из символов нашей эпохи (между прочим, шутка ли — миновал рубеж тысячелетий), бесспорно, является самый, пожалуй, проклинаемый человек планеты — основатель и почетный руководитель компании «Микрософт» Билл Гейтс.

Был такой анекдот: велели компьютеру проанализировать все существующие анекдоты и создать один — универсальный. Результат получился таким: «Возвращается муж раньше времени из командировки на Чукотку, вваливается в квартиру, заходит в спальню, а там, в постели — Василий Иванович Чапаев и Вовочка, причем оба — евреи». Впрочем, это было давно и неправда. Сейчас же, без сомнения, универсальный анекдот выглядел бы примерно так: «Включает хакер свой ноут, выходит в Сеть, заходит на сайт с веб-камерой — и видит, как Билли Гейтс… как бы это сказать… пылко любит сам себя с помощью дистрибутива Windows-98». 

Честное слово, никогда не мог понять — за что же его так ненавидят. Конечно, в наше время нет Чингисхана и Гитлера, давно истлели кости Джека-Потрошителя и Лаврентия Павловича Берия, но, право же, хватает и сейчас жестоких маньяков и кровавых диктаторов. А ненавидят все именно Билли. 

Давайте подумаем. Ну что же такого бедолага Гейтс совершил, что его готовы растерзать без суда и следствия? Да, он фантастически богат — но не вызывает же такой ненависти, скажем, султан Брунея, тоже, прямо скажем, дяденька вполне обеспеченный. Кроме того, Гейтс сам заработал свое состояние — что, по логике вещей, должно вызывать уважение, в крайнем случае — зависть, но не более того.

Да, он фактически монополизировал рынок программного обеспечения — и что с того? В конце концов, никто не мешал любому из нас сделать то же самое. Согласитесь, названия «Де Бирс» и «Кока-Кола» не вызывают у нас праведного гнева, а ведь первые фактически подмяли рынок бриллиантов, вторые же здорово оторвались от конкурентов в благородном и многотрудном деле производства лимонадов. Ну и что??? Те же «Де Бирс» ведут ничуть не менее жестокие игры с ценами, чем «Майкрософт», да и «Спрайт» не сильно полезнее для организма, чем «Windows» — для компьютера. А ненавидят все равно Гейтса…

Этой ненавистью пропитаны даже анекдоты. Ведь, согласитесь, большинство персонажей современного фольклора упоминаются во вполне доброжелательных тонах. Да, они могут попадать в грустные и не слишком приятные ситуации, но — это ж любя. Даже Чукчу высмеивают не без нежности, а уж Рабинович и в анекдотах себя в обиду не даст. Что же до анекдотов о Билли — практически все они сочатся ядом…

Впрочем, одну причину для подобной нелюбви найти вполне можно. Если уж твоя компания является монополистом и может диктовать цены, нужно хотя бы делать качественный продукт — мирному населению не так обидно будет. Качество же программного обеспечения от «Майкрософта» является притчей во языцех. И не случайно текст, посвященный Гейтсу, публикуется в рубрике, носящей красноречивое название «Мастдай». 

И все же — пожалейте бедолагу Гейтса. Посудите сами: насколько тяжело жить под гнетом ненависти многих миллионов людей. В конце концов, никто не мешает вам поставить Unix и тихо радоваться жизни. И не стоит обвинять Гейтса в том, что он нарочно пишет баги и глюки. Согласитесь, ни одному программисту, будь он хоть гением мастерства и производительности, не удастся в одиночку создать СТОЛЬКО неожиданного…

Георгий Михайлец

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?