12 лет назад 5 октября 2006 в 12:24 150

Не знаю, насколько интересно читать мои статьи, посвященные истории становления компьютерной отрасли, одно я знаю точно: писать их во сто крат интереснее. В процессе длительных поисков исходной информации для очередной статьи и исследований всегда находится что-то такое, что заставляет воскликнуть: “Ух ты!”, но, к сожалению, далеко не все может уместиться в журнале. После статьи о Льюисе Кэрролле и трехзначной логике я стал собирать материалы о реально созданной в СССР троичной ЭВМ “Сетунь”, главным конструктором которой был Николай Петрович Брусенцов.

Случайно мне попался его номер телефона. Без особой надежды – шутка сказать, человек 1925 года рождения, прошел войну – набрал номер. К моему удивлению, трубку взял сам Брусенцов. Узнав, что я звоню по поручению журнала Upgrade, он сказал: “А, как же, Upgrade, знаю. Там еще статья была про троичную логику какого-то Румянцева”. Короче, познакомились, договорились о встрече. И вот я иду по коридору здания факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ. Надо сказать, что мне нередко приходится бывать в разных ВУЗах, и самое мрачное впечатление на меня производит факультет ракетостроения МАИ – такого ужасающего разгрома я нигде не видел. В МГУ у меня тоже вечно как-то сжимается сердце. Повсюду следы того, что когда-то это был один из главных храмов мощного государства… Здесь что-то ремонтируют, укладывают полы – и то слава Богу. Подхожу к двери с надписью “Лаборатория ЭВМ” и лихорадочно вспоминаю, что мне, собственно, известно о человеке, к которому иду, и о его детище.

Биографические данные Николая Брусенцова

Брусенцов НиколайБрусенцов Николай Петрович родился в 1925 году на Украине, в городе Каменское (Днепродзержинск). Во время войны с семьей был в эвакуации.

Поступил в находящуюся в Свердловске Киевскую консерваторию на факультет народных инструментов. В феврале 1943 года призван в армию, направлен на свердловские курсы радистов.

Через полгода направлен радистом в артиллерийский полк, в отделение разведки. В одном из боев разорвавшийся рядом снаряд убил двоих его товарищей и офицера, сам Н. П. Брусенцов не пострадал. Награжден медалью “За Отвагу” и Орденом Красной звезды. После войны вернулся в Днепродзержинск, работал на заводе. В 1948 году поступил на радиотехнический факультет Московского энергетического института.

На последнем курсе МЭИ составил таблицы дифракции на эллиптическом цилиндре, которые сегодня известны как таблицы Брусенцова. После окончания института в 1953 году был направлен на работу в СКВ МГУ. В 1956-58 гг. с группой единомышленников создал в МГУ единственную в мире троичную ЭВМ “Сетунь”, получившую название по имени протекавшей рядом речки. В 1970 году создал новую машину “Сетунь-70”, также имевшую ряд конструктивных новаций.

В настоящее время работает заведующим лаборатории ЭВМ на Факультете Вычислительной математики и кибернетики МГУ им. М. В. Ломоносова.
Для читателей, интересующихся трехзначной логикой, несколько полезных источников информации: Н. П. Брусенцов, Ю. С. Владимирова “Компьютеризация булевой алгебры”, Доклады Академии Наук, 2004 г., т. 395, №1; Н. П. Брусенцов “Логика и интеллект”, “Искусство и интеллект” №2, 2004, Донецк; Н. П. Брусенцов “Трехзначная интерпретация силлогистики Аристотеля”, “Историко-математические исследования”, Вторая серия, вып. 8 (43), “Янус-К”, 2003 г.
 

Год рождения – 1925, на войне с 1943 года, служил радистом в отделении разведки. В 1948 году поступил в Московский энергетический институт. Во второй половине 50-х годов в МГУ создал троичную ЭВМ “Сетунь”, аналогов которой не существует и поныне. Всего было выпущено 50 таких машин. Элементарная единица информации – трит, страничная двухуровневая организация памяти, пороговая реализация трехзначной логики на электромагнитных элементах и все в таком духе. Открываю дверь, вхожу и… удивляюсь: никаких компьютеров.

За столом годов, наверное, 60-х сидит скоромно одетый человек – простая рубашка и джинсы (компьютерная традиция, однако). Честно говоря, у меня были подготовлены разные дурацкие вопросы, типа того, какую ОС он использует и какой процессор в его компьютере. Брусенцов сразу задал другую тональность разговора, отчего мне с моими пигмейскими домашними заготовками стало немного неловко. И все же больше всего меня интересовало, почему он решил строить троичную машину, когда все вокруг делали двоичные?

Upgrade: Так, собственно, почему троичная машина?
Николай Брусенцов: Тогда задача была очень простая: мы должны были для МГУ получить машину М-2, которую сделали в лаборатории Брука. Но получилась неувязочка. На выборах академиков Сергей Львович Соболев – наш руководитель – проголосовал не за Брука, а за Лебедева. Брук обиделся и машину не дал. Я пришел к Соболеву и спросил: чем же я теперь буду заниматься? Он мне отвечает: “А давайте свою машину сделаем”. Это было в конце 1955 года.

В то время транзисторы были еще недоступны, но было ясно, что машина не должна быть ламповой. Лампы имеют короткий срок службы, и машины на ламповой базе большую часть времени простаивали, потому что их вечно чинили. Ламповая машина работала в лучшем случае в течение нескольких часов, потом нужно было искать очередную неисправность. Юлий Израилевич Гутенмахер строил машину ЛЭМ-1 на феррит-диодных элементах. Мне пришла в голову мысль, что раз транзисторов нет, то можно попытаться делать ЭВМ на этих элементах. Соболев, которого все очень уважали, договорился, чтобы я побывал на стажировке у Гутенмахера.

Я все детально изучил. Поскольку по образованию я радиоинженер, то сразу увидел: не все нужно делать так, как делают он&#1080

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?