12 лет назад 5 октября 2006 в 12:04 114

Как говаривал О’Генри, дураки бывают разные. За свою жизнь (надеюсь, она еще не подходит к концу) мне приходилось примерять колпак с бубенчиками по разным поводам. Только дураком одного распространенного типа я никогда не был. Никогда не покупался на сообщения в прессе, опубликованные 1 апреля. Но пришел и мой черед.

Виной тому, очевидно, ослабление иммунитета. Так уж сложилось, но печатным изданиям я не доверяю, и довольно давно. В этом смысле меня не проведешь ни первого апреля, ни второго, ни даже третьего. Интернет – совсем другое дело. Почему-то подсознательно я больше верю информации, размещенной в Сети. Наивный! Существуют ресурсы, от которых не ждешь подвоха. Веришь в их честность, неподкупность и категорическое нежелание вольно обращаться с фактами. К тому же дело было не первого апреля, а четвертого. Поэтому нет ничего странного в том, что я с немым изумлением прочитал на одном солидном веб-портале о создании чуда техники, вернее, отечественной микропроцессорной науки – двуядерного процессора “Эльбрус 6К” – и поверил в это.

Вообще говоря, я был поражен, даже изумлен, пережил системотехнический шок. Судите сами. Неведомый автор сообщал, что каждое из двух восьмигигагерцовых ядер этого процессора содержит 400 млн транзисторов и обрабатывает по восемь инструкций за такт. Для этого применяется какая-то уму непостижимая технология, упреждающая упреждение выборки инструкции с использованием 24-ступенчатого конвейера (даже упреждение упреждения меня не отрезвило!). Но самая главная фишка – процессор якобы одновременно поддерживает технологии EM64T и AMD64. Или, иными словами, способен работать и как чип Intel, и как чип AMD. Для чего оборудован контактами с двух сторон корпуса, так что его можно вставлять и в платы Intel, и в платы AMD. В полном восторге рукоплескал я гению наших умельцев.

Где были мои глаза, вернее, куда делось серое вещество? Даже необходимость охлаждения жидким азотом, которое якобы требовалось этому процессору, не остудила мой мозг. Хитро составленная “шутка”, ничего не скажешь. В ней все липа, от начала до конца, но липа такого качества, что, строго говоря, и не поймешь сразу, что тут не так. Судите сами: разве нельзя предположить, что кто-то где-то сделал двуядерный процессор? Да и поддержка двух архитектур хотя и кажется излишней, но в принципе не представляется чем-то совершенно невозможным (я даже поерничал: не хотят ли создатели “Эльбруса 6К” захватить весь рынок процессоров и пустить по миру Intel и AMD?).

Прочитав эту заметку, я живо представил себе, как такой универсальный процессор может выручить в некоторых жизненных ситуациях. Моему мысленному взору предстал человек, у которого дома компьютер с платой от Intel, а на работе – ПК с платой от AMD, причем на две машины, так уж случилось, только один процессор. Собирается, например, такой товарищ домой, вытаскивает из материнки “Эльбрус 6К”, а дома вставляет его в свой личный компьютер. Весело. В общем, насмешила меня совершенно бессмысленная универсальность “Эльбрус 6К”. Тут я случайно взглянул на дату публикации статьи и покрыл себя трехэтажным матом. Это надо же было на такое купиться!
Но история с мифической машиной “Эльбрус 6К”, как ни странно, заставила меня обратиться к реальной истории, в которой универсальность имела решающее значение. Да-да, вы не ошиблись, я имею в виду удивительную судьбу единой серии ЭВМ. Поэтому от истории, выдуманной от начала до конца, перейдем к событиям, действительно произошедшим несколько десятилетий назад.

Напомню, что к середине 1960-х годов главным претендентом на роль прототипа советских вычислительных машин третьего поколения были компьютеры “Урал”, созданные под руководством Б. И. Рамеева. И даже в мае 1963 года на координационном межведомственном научно-техническом совещании Госкомитета по радиоэлектронике СССР было принято решение ускорить выпуск машин “Урал-11” и “Урал-14”. Однако ближе к 1966 году возникли некие нехорошие тенденции. 13 апреля 1966 года академик Ершов пишет М. К. Сулиму письмо, заканчивающееся следующими строками: “На днях получили постановление ЦК и СМ о развитии производства и применения вычислительной техники. Очень хотелось бы поговорить и кое-что уяснить”. А в октябре 1967 года группа разработчиков “Уралов” обращается в Минрадиопром. В письме говорится: “Не может не вызвать серьезных возражений решение о копировании моделей машин системы IBM-360, предложенное комиссией по вычислительной технике при Президиуме АН СССР 26.1.67. Необходимо учитывать, что система IBM-360, являясь разработкой 1963-1964 годов, уже в настоящий момент начинает отставать от уровня требований, предъявляемых к математическим машинам”.

Авторы письма предостерегали чиновников против использования IBM-360 в качестве прототипа ЭВМ единой серии. То было предупреждение: копирование американских компьютеров приведет к тому, что в 1970-х годах советская промышленность будет выпускать машины морально устаревшей архитектуры.
Чем же руководствовались сторонники IBM-360, когда предлагали в качестве прототипа именно эту машину? Различных объяснений множество, но они сводятся к тому, что клонирование IBM-360 якобы обещало экономию денежных средств. Любопытно узнать, что об этом сказал создатель настоящего процессора “Эльбрус” Б. А. Бабаян: “Расчет был на то, что можно будет наворовать много матобеспечения – и наступит расцвет вычислительной техники. Этого, конечно, не произошло. Потому что после того, как все были согнаны в одно место, творчество кончилось.

Образно говоря, мозги начали сохнуть от совершенно нетворческой работы. Нужно было просто угадать, как сделаны западные, в действительности устаревшие, вычислительные машины. Передовой уровень известен не был, передовыми разработками не занимались, была надежда на то, что хлынет матобеспечение… Вскоре стало ясно, что матобеспечение не хлынуло, уворованные куски не подходили друг к другу, программы не работали. Все приходилось переписывать, а то, что доставали, было древнее, плохо работало. Это был оглушительный провал”.

Итак, по мнению Бабаяна, возможность воровать американское программное обеспечение была одной из главных причин ориентации на IBM-360. Кому-то это заявление покажется спорным. Однако, положа руку на сердце, признаем: в СССР отношение к авторским правам “капиталистических” ученых и инженеров всегда было специфическим. Проиллюстрирую этот тезис. Помните историю с совершившим вынужденную посадку на территории СССР американским стратегическим бомбардировщиком Б-29? Советские инженеры по приказу Сталина самым тщательным образом скопировали Б-29, а затем наладили его серийный выпуск под названием Ту-4. Или известная серия советских танков БТ, прототипом которых стал американский танк “Кристи”. И даже развитие советской ракетно-космической техники началось с изучения и попытки воссоздания ракеты “Фау” Вернера фон Брауна (Wernher von Braun).

Тут, впрочем, американцы недалеко от нас ушли. Им и сам фон Браун активно помогал, а успели первыми все-таки мы. Сергей Королев сумел убедить руководство страны в том, что слепое копирование немецкой “Фау” в конечном счете приведет нас к отставанию от американцев. К сожалению, в области вычислительной техники в СССР не нашлось такого же крепкого человека, как С. П. Королев.
Кстати, о немцах. Все главные конструкторы советской вычислительной техники – С. А. Лебедев, В. М. Глушков, Б. И. Рамеев, И. С. Брук и другие – сопротивлялись внедрению американского клона, как только могли. Даже заместитель министра М. К. Сулим был против. Однако сторонники IBM-360 ссылались на позицию ГДР. При чем тут Германская Демократическая Республика? А вот при чем.

Дело в том, что проект создания ЭВМ единой серии изначально имел сильный оттенок политических амбиций, поскольку должен был доказать всему миру, что СЭВ – Совет Экономической Взаимопомощи (объединение всех стран так называемой народной демократии) – это не формальный, существующий лишь на бумаге блок, а жизнеспособный субъект мировой экономики, реально конкурирующий с ЕЭС – Единым Экономическим Союзом (прообраз единой Европы).
В разработке новых, унифицированных компьютеров принимали участие инженеры из Венгрии, Польши, Чехословакии и Германии, вернее, из ГДР. На всякий случай сообщу (вдруг кто-то из более молодых читателей UPgrade уже забыл об этом?): в то время, о котором идет речь, существовало две Германии – капиталистическая Федеративная Республика Германия (ФРГ) и социалистическая Германская Демократическая Республика (ГДР). В ту эпоху мировая политика характеризовались постоянной конкуренцией между капиталистической и социалистической моделями развития цивилизации.

Считается, что главными соперниками в этом соревновании были СССР и США. На самом деле не было в 1960-х годах более принципиальных и последовательных врагов, чем ФРГ и ГДР. И вот по какой причине. В 1945 году Гитлер, понимая, что проиграл, подписал подготовленный Борманом приказ о переводе на запад Германии всех структур Гитлерюгенда для создания на их основе костяка будущих органов государственной власти страны. Этот приказ был выполнен, и в послевоенной западной зоне оккупации (будущем ФРГ) почти все административные должности разного уровня были заняты активистами гитлеровской молодежи. В восточной зоне оккупации (ГДР) власть взяли коммунисты-тельмановцы, которые выступали против фюрера еще в 1930-х годах. Таким образом, борьба между нацистами и коммунистами, которая сотрясала Германию до 1933 года, как бы перешла в противостояние ФРГ и ГДР. Такие вот неожиданные исторические коллизии.

Как уже было сказано, в проекте создания машин ЕС принимали участие страны, входившие в СЭВ. Если для разработчиков из СССР очевидной была необходимость построения ЕС ЭВМ на базе советских машин (в первую очередь “Урала”), то инженеры из СЭВ так не считали. Они стояли за то, чтобы для экономии средств на сложном этапе начального проектирования архитектуры использовать какой-нибудь зарубежный прототип. Однако в качестве такого прототипа предлагалась не американская машина IBM-360, а компьютеры сходной архитектуры, выпущенные другими компаниями: мэйнфрейм System-4 английской ICL и мэйнфрейм 4004 немецкой Siemens.

System-4 и Siemens-4004 по своей архитектуре были близки к IBM-360. К тому же разрабатывались они позже IBM-360, и в них были учтены ошибки американской архитектуры. Но мало того, что Siemens была компанией из ФРГ, так она еще, как поговаривали, финансировала НСДАП до 1933 года, а во время Второй мировой войны создавала электронику для вермахта. Поэтому в ГДР к сотрудничеству с Siemens отнеслись прохладно. Несмотря на то что практически все были согласны на приобретение лицензий у ICL и Siemens, представители ГДР дали понять, что костьми лягут за проект IBM-360. И сами начали создание точной копии IBM-360.

Продолжение следует…

Дмитрий Румянцев

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?