13 лет назад 2 ноября 2006 в 12:44 137

Прогнозы – дело крайне неблагодарное. То есть настолько, что порой за неудачный (или, как вариант, наоборот – удачный) прогноз могут и лицо намять. Разумеется, такая неприятность бывает только в исключительных случаях, но, тем не менее – всякое случается.

Ни одна индустрия без прогнозов обойтись не может. Эксперты по “нефтянке” старательно изучают отчеты профильных компаний и рассчитывают количество нефти, которое осталось у той или иной компании (от этой цифры во многом зависит капитализация любой нефтедобывающей компании, поэтому экспертных отчетов биржевики ждут, как нетерпеливый жених – невесту), аналитики продовольственного рынка, обложившись статистикой, стараются понять, сколько молока можно в следующем году заставить выпить население конкретного региона, а специалисты консалтинговых компаний обещают всякие ужасы всем организациям, которые не прибегнут к их услугам (несколько утрирую, но общая тенденция именно такая).

Аналитикам и прогнозистам рынка высоких технологий во всех его проявлениях приходится, пожалуй, даже сложнее, чем их коллегам из большинства других индустрий, и на то есть совершенно объективные причины. Начнем с того, что высокотехнологичная индустрия развивается мало того, что с совершенно неприличной скоростью, так еще и несколько скачкообразно. Можно даже сказать, рывками, причем моменты начала и завершения очередного скачка предсказать невозможно. Помимо этого высокотехнологичная индустрия – это индустрия инновационная, то есть целиком и полностью основанная на непрерывном внедрении в производство изобретений и новых концепций с целью получения прибыли.

Между прочим, безотносительно к отрасли, изобретатель – это самый злостный враг прогнозиста и аналитика. Они, бедолаги, тратят несколько месяцев на то, чтобы понять закономерности, по которым данная отрасль или, как вариант, ее несущественная часть развивалась последние несколько лет, потом на основе осторожной экстраполяции данных строят прогноз. Недели две строишь прогноз, на калькуляторе уже кнопки стираться начинают…

А еще через месяц какой-нибудь “яйцеголовый” в результате очередного научного опыта в лаборатории какой-нибудь компании получает некий побочный эффект, в котором бодрые менеджеры из отдела экономической оценки инноваций какой-нибудь крупной компании, пощелкав на калькуляторе (тоже со стертыми кнопками), углядывают окупаемый проект. И все – колесики завертелись, данное направление индустрии разворачивается на 180 градусов, потоки инвестиций меняют направление, также меняется потребительский спрос, а твой тщательно построенный прогноз идет известно какому животному известно под какую часть туловища.

Изучение компьютерных журналов (как отечественных, так и иностранных) начала девяностых показывает, что процент сбываемости прогнозов по нашей отрасли чрезвычайно несущественный. К примеру, до разработки концепции графических ускорителей как таковой все до единого аналитики отрасли считали, что появление в пользовательском обиходе графики, близкой по качеству к фотореалистичности, будет зависеть исключительно от того, удастся ли производителям соблюсти закон Мура и довести производительность центрального процессора системы до такого состояния, чтобы он смог эту самую графику обсчитывать.

Предполагалось, что это радостное событие случится не раньше 2010-2015 годов. Ан нет, хоть в общих чертах закон Мура и соблюдается, индустрия все равно в очередной раз пошла в неожиданном направлении (и, надо отметить, существенно более быстром направлении). Компания 3dfx (мир праху ее) додумалась предложить пользователям аддон к видеокартам, который самостоятельно даже работать не мог, но ведь пошла идея, и как хорошо пошла! 3dfx в кратчайшие сроки стал стандартом, поддерживаемым как производителями железа, так и производителями ПО.

Правда, факел первенства был перехвачен NVIDIA, образно выражаясь, еще до конца первой стометровки, но это неважно. Главное, что все прогнозы по этому поводу, сделанные ДО появления на свет концепции специализированных графических процессоров, превратились в совершенно бессмысленный набор букв. Впрочем, некогда хорошо оплаченный набор.

Надо ли говорить, что появление концепции графических процессоров принципиально изменило всю индустрию в целом – начиная от ее софтверного сегмента (как трехмерные приложения сразу расцвели, помните?) и заканчивая маркетингом игрового бизнеса. Ведь если у центрального процессора отнять графический сопроцессор на видеокарте и вставить ему что-нибудь такое вялое, то существенную часть тяжелых игр он не потянет. Следовательно, приходим к простому выводу, что большая часть современного киберспорта обязана своим появлением на свет какому-то умному товарищу из недр 3dfx.

Но это всего лишь один такой пример. Подобного рода разворотов в индустрии происходит по полтора десятка в день, и никто этому не удивляется. Кто еще три года назад мог подумать, что мировым хитом продаж сотового рынка станут телефоны со встроенными фотоаппаратами? Когда славному журналу Upgrade было от роду чуть более года (речь идет о начале 2001 года, если я не ошибаюсь), нам дали на тестирование мобильник стандарта CDMA, кажется, Samsung, в который была встроена камера. Как сейчас помню, посмотрел я на него, подивился неожиданной комбинации устройств, написал про него что-то вялодоброжелательное и забыл. Мне и в голову не могло прийти, что меньше чем через три года телефоны с камерами станут столь же распространены, как и телефоны с радио и плейерами, хотя тогда я порой тешил себя мыслью, что в некоторых закономерностях рынка разбираюсь.

В общем, это я все к тому, что долгосрочные прогнозы по поводу высоких технологий делать бесполезно (максимальный срок, когда предсказания еще могут сбыться, – это год-два, и то, если сильно повезет). За одним исключением: прогнозы сбываются, если они сделаны не на основе внешней рыночной информации, а на основе внутренних и корпоративных данных.
Дело в том, что те изобретения и инновации, которые будут задействованы на рынке через два-три года, в существенной степени уже готовы и не запускаются в серию только потому, что предыдущие еще не окупились. А вот о том, что и как будет запущено в серию, знают отделы… ну, к примеру, стратегического маркетинга крупнейших IT-компаний.

Они же определяют (по крайней мере, в теории) те направления исследований, которые будут профинансированы как внутри самих кампаний, так и во внешнем мире – силами всевозможных венчурных фондов, которые деньги тоже не с неба берут. Следовательно, у них есть возможность просчитать эффект, который окажет на рынок появление или внедрение того или иного продукта или технологии, а также определиться со временем появления этого эффекта, так как в наши времена изобретения появляются чаще и лучше, если вкладывать в этот процесс деньги.

Пример совершенно логичного и так и не случившегося прогноза, давеча подсказанный товарищем Барсуковым. Несколько лет назад была очень популярна идея о безбумажном офисном документообороте. Собственно говоря, от этой мысли еще никто не отказался. Специализированные издания периодически публикуют интервью с серьезными господами, которые не просто знают, как расшифровывается аббревиатура ERP, но еще эти самые ERP делать умеют (Enterprise Resource Planning – система планирования и управления ресурсами предприятия – продажи / закупки / учет – прим. ред.). Могучие организации зарабатывают существенные деньги на продвижении этой концепции, количество офисов, которые искренне считают себя электронными, тоже растет…

В эту стройную схему сбывшегося прогноза не вписывается только один факт: почему, если все уже кругом такие электронные, так бодро растут продажи принтеров (причем преимущественно лазерных, рассчитанных на большие объемы печати), а на производстве офисной бумаги за последние годы несколько отечественных предпринимателей сколотили приличные состояния? Ведь смысл электронного офиса на стадии зарождения идеи заключался именно в отказе от твердых носителей информации (в смысле, бумаги).
Дело в том, что пресловутый электронный офис пока еще слишком непривычен для всех – как для тех, кто будет вынужден в рамках его работать, так и для тех, кто в теории готов этот офис себе купить.

Ну, а про производителей принтеров и говорить нечего. К тому же, стоимость средств печати сейчас настольно низкая, что, в общем, проще напечатать, чем непонятными технологиями заморачиваться. У нас вся страна носит по офисам бумажки друг другу, и стимула не носить нет. Типа лесов пока много, бумага дешевая, всем по барабану, что еще лет 15 заготовки нашего леса и можно будет кислородом на перекрестках торговать вразнос…

А вот в Европе стимул постепенно начинает появляться. Дело в том, что использованные картриджи от лазерных принтеров там уже в таких количествах накапливаются, что, по слухам, Еврокомиссия близка к тому, чтобы обязать производителей принтеров делать свои картриджи многозарядными, что называется, официально, а не только де-факто. А в случае несогласия последних начальники Европы вообще пугают идеей запретить продажу одноразовых картриджей на своей территории.

Если производителей сумеют заставить делать картриджи официально многоразовыми, то, как следствие, немедленно вырастут цены на принтеры и, соответственно, упадет рентабельность употребления их в офисах. И вот тогда-то у руководителей компаний появится еще один стимул подумать о безбумажном документообороте, то есть о том, что, по мнению экспертов, датированное серединой девяностых, к настоящему моменту должно было стать единственным возможным способом организации офисной жизни в цивилизованных и даже не очень странах.

Достоверный прогноз по рынку может родиться только в недрах рынкообразующей организации. Все прогнозы, сделанные сторонними наблюдателями, – это в какой-то степени гадание на кофейной гуще. И только исключительным профессионализмом гадальщиков или, как вариант, их интуицией можно объяснить тот факт, что периодически прогнозы частично совпадают с реальным развитием событий.

Но все это и очень хорошо. Потому как непредсказуемость индустрии означает только одно: по-прежнему человек без ничего в кармане и с хорошей идеей в голове может что-нибудь такое организовать, что весь рынок зашатается, невзирая на увесистые инвестиции крупных компаний в инновации.
Может быть, этим человеком станет кто-то из нас с вами. Это было бы забавно.

Жалобы специалиста

 

Собственно говоря, текст этот написан под впечатлением от беседы с одним… хм… аналитиком, который трудится на ниве компьютерных прогнозов и анализа рынка.

Человек он профессиональный и потому про работу рассказывает довольно честно, не сообщая имен и названий. Хмуро подпирая голову, поведал он мне, что анализ текущей ситуации на рынке – работа, которую при желании можно сделать качественно.

Естественно, надо делать ряд поправок на наличие “серого” рынка и прочих неучтенных официальной статистикой явлений природы, но в целом качество и репрезентативность не являются чем-то недостижимым.

Существенно хуже дела обстоят с прогнозами.

Во-первых, за долгосрочные прогнозы берутся только особо уверенные в себе оптимисты либо организации, обросшие инсайдерами в рынкообразующих структурах.

Во-вторых, прогноз хорош тем, что редкому человеку приходит в голову в 2004 году прочитать прогноз на этот год, сделанный, к примеру, в конце прошлого века.

Ну, а компании, которые пользуются прогнозами внешних аналитиков, как правило, не сообщают, насколько это сотрудничество успешно…

 

Их поменяли местами

 

Но порой бывает и так, что причины и следствия меняются местами и прогноз начинает определять рынок, а не рынок – прогноз.

Правда, чтобы случилась такая неожиданность, нужна дружная бригада компетентных граждан, которые сначала придумают правдоподобный прогноз, потом доведут его до сведения сначала всех заинтересованных лиц, а потом тех граждан, которые могут повлиять на ситуацию (причем последних надо убедить в том, что именно так дела и обстоят).

А дальше запускается массированная PR-кампания, по результатам которой все уже и не мыслят себе отличного от предложенного варианта развития событий.

Собственно говоря, любая успешная предвыборная кампания так по этому принципу построена. В общем, все как в анекдоте.

Сибирский мужик приходит в швейцарский банк:
– Вам нужен президент швейцарского банка – сибирский мужик?
– Нет.
– А если он зять президента США?
– Ну, это другое дело!
Сибирский мужик едет к президенту США:
– Вам нужен зять – сибирский мужик?
– Нет.
– А если он президент швейцарского банка?
– Ну, это другое дело!
Сибирский мужик идет к дочери президента США:
– Сьюзан, тебе нужен муж – президент швейцарского банка?
– Нет.
– А если он ядреный сибирский мужик?
– Ну, это другое дело!!!

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?