7 лет назад 5 июля 2012 в 0:36 327

Какое-то количество журналов назад (да, я меряю время в значительной степени журналами, и, учитывая, что в руках вы держите уже 575-й номер, это неудивительно) я написал текст про технологическую сингулярность и автора этой концепции – Вернора Винджа.

Сей многомудрый муж, будучи одновременно математиком и писателем-фантастом незаурядных достоинств, помимо вышеописанной идеи успел породить немало других, не менее увлекательных концепций. Например, насколько я понимаю, он первый додумался, что в будущем следует ожидать появления такой нетривиальной профессии, как программист-археолог, то есть вида деятельности, посвященного пониманию кода, написанного многие десятилетия (а то и столетия) назад, который до текущего момента является действующей частью неких программных комплексов.

Эту его идею я тоже успел обыграть в одном из своих текстов и, честно говоря, долго про нее потом думал, потому что попытки себе представить некую абстрактную операционную систему, которой, к примеру, уже 100 лет от роду и в которой сохранились куски кода, написанные еще для самой первой версии, повергли меня в ступор.

Однако с течением времени методы, заимствованные из археологии, явно придется использовать не только программистам, но и работникам других специальностей. К примеру, инженерам. Недавно в интернете я наткнулся на увлекательнейший пост, который настолько меня поразил, что я даже разместил его у себя на сайте (в RSS внизу есть ссылка). В нем рассказывается о том, как перед некоей организацией вдруг встала задача реверсивного инжиниринга (то есть процесса восстановления последовательности создания чего-то сложного по уже имеющемуся результату) целого технологического процесса.

Фирма купила компанию, у которой был завод по производству, цитирую, «одних углеводородов из других углеводородов», он успешно работал, а потом вдруг оказалось, что специалистов, которые понимают, как, собственно, эта конструкция функционирует и почему она выдает именно такой результат, а не какой-то другой, в пределах видимости не осталось. И документации тоже нет, и вообще непонятно, куда бежать и что делать.

Я не буду целиком пересказывать эту поучительнейшую историю, если станет интересно, прочитаете сами, но меня она заставила настолько крепко задуматься, что я сел писать этот текст. Если уже сейчас люди сталкиваются с проектами, реализованными всего 30 лет назад, которые практически не поддаются анализу просто потому, что все забыли, как это делать, то как будет выглядеть реверсивный инжиниринг сложных технических процессов, которым от роду 50 лет? Или сто? Или просто процессов настолько сложных, что, несмотря на их относительную молодость, в отсутствие доступа к их создателям даже понять, как там все устроено, будет практически невозможно?

Если вам кажется, что цифровизация (дескать, будучи раз оцифрована, информация больше не уничтожается), которую мы сейчас наблюдаем, избавит грядущие поколения инженеров от подобных проблем, то это глубокое заблуждение. Существует n+1 схем ведения документации и организации документооборота. Описание любого сложного антропогенного явления – это сотни тысяч страниц текста и чертежей, существенную часть которых способна понять очень незначительная часть населения.

И мы еще говорим исключительно о, простите за тавтологию, технических технологиях, а если потребуется понять, по каким схемам, к примеру, обеспечивалось инженерными коммуникациями какое-нибудь образование вроде городской агломерации уровня Мехико? Почему эта труба ведет в соседнее здание именно под таким углом и с какого перепугу тут лежат семь синих кабелей и 42 зеленых?

В Сети я однажды наткнулся на прекрасную байку, в которой рассказывалось о попытке заслуженного археолога, профессора множества университетов и многажды академика, сделать себе кремниевый скребок для шкур, используя для этого методы и приемы, которыми пользовались его далекие предки – кроманьонцы. Данные методики в теории ему были отлично знакомы, однако, согласно этой истории, он потерпел полное фиаско, если этим элегантным словом можно назвать разбитые очки и вывих запястья.

И вот мне кажется, что еще лет через икс инженеры нет-нет да и начнут упираться в схожие проблемы. Вроде бы есть процесс, и даже какие-то документы и описания по его поводу имеются, а как его воспроизвести, все равно непонятно, потому что создание и поддержание любой технологии – процесс мало того что творческий (как бы ни возмущались по этому поводу гуманитарии, зачастую считающие технарей людьми закостенелыми в догматизме формул), так еще и непрерывный. Ясное дело, на современном станке с ЧПУ можно выточить из кремния заготовку произвольной формы, но если цель не в изготовлении аутентичных стрел и топоров, а в воссоздании метода производства, то задача сразу перестает быть тривиальной.

Инженерная археология, индустриальная археология, археология программирования, социальная археология… Процесс накопления знаний идет непрерывно, и на его фоне зачастую неочевидно, какое количество информации мы все же теряем и как это отразится на будущем. Интересно, сколько технологий уже потеряно безвозвратно? UP

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?