13 лет назад 1 ноября 2006 в 12:54 135

За десять лет ситуация на компьютерном рынке ощутимо изменилась. Несмотря на то, что эта фраза по сути своей равносильна замалчиванию, ситуацию она описывает точно. Десять лет назад, хотя уже и ощущалось давление со стороны PC- совместимых компьютеров, некоторое количество других платформ тоже пыталось выжить. Удалось, прямо скажем, немногим.

Посмотрим, что у нас есть на данный момент.
Во-первых, конечно, у нас есть платформа Wintel (очень точное, на мой взгляд, сокращение Windows + Intel). Microsoft делает большую часть операционных систем, используемых ныне в мире, а компания Intel предсказуемо разрабатывает для них процессоры. Кстати, вот относительно недавно сделала миллиардный камень уже… Разумеется, есть еще и другие производители железа, которые на Windows деньги зарабатывают, но Intel все же среди них главная, хотя бы потому, что придумала заниматься этим делом раньше всех.

Платформа Wintel – устойчивая и непоколебимая. Во многом благодаря тому, что успела набрать колоссальную инерцию в процессе своего развития, и сейчас резкие в ней изменения или тем более отказ от нее невыгоден подавляющему большинству организаций, имеющих отношение к процессу. В эту платформу вложены чудовищные деньги – и этим все сказано. Количество рано или поздно переходит в качество, и лучше Wintel никто пока еще ничего придумать не смог. Хотя многие пытались (см. ниже).
Вторая платформа, которая дожила до нынешних непростых времен, это, конечно, Apple.

Занимая несопоставимую с Wintel долю рынка, Apple не только умудряется делать гордое выражение лица на фоне общего безобразия, царящего сейчас в индустрии, но и заявляет о том, что ее самые современные компьютеры гораздо круче, чем самые современные компьютеры Wintel.

Оставив за скобками несмолкающую дискуссию между поклонниками платформы Apple и ее противниками, нельзя не отметить, что несмотря ни на что какое-то количество преданных клиентов у платформы есть, причем признаков того, что их с течением времени станет слишком мало для комфортного существования производителей компонентов данной платформы, нет. Вот, третьего дня только Apple объявила, что выпускает самые быстрые персональные компьютеры в мире на процессорах PowerPC 970 производства корпорации IBM. По слухам, скоро и на Intel перейти может.

Третья платформа, про которую не упомянуть просто нельзя – это, конечно, Linux. Про то, что собой она представляет, в общих чертах представляют себе подавляющее большинство пользователей ПК, и не потому, что им это сильно интересно, а потому, что у поклонников Wintel с линуксоидами скандалить получается даже лучше, чем с “яблочниками”. И наоборот. По поводу Linux самыми распространенными точками зрения являются глубоко полярные, то есть человек либо фанат концепции open source, либо, хм, не фанат. Это не совсем верный подход, точнее, это совсем неверный подход, так как у любой медали есть две стороны, и конкретно эта – не исключение.

Несомненно, круто, когда куча независимых и талантливых разработчиков совместными усилиями пишут халявную операционную систему, еще круче, когда эта операционная система оказывается в состоянии заменить Windows (по крайней мере в большинстве ситуаций.

Сам я не проверял, но перед написанием этого текста консультировался с гражданами, которые проверяли!), однако заменить многомиллиардные инвестиции в разработку популярного потребительского продукта, коим, безусловно, является Windows, энтузиазм пока не в состоянии. “Древо энтузиазма замерзает насмерть на рыночных ветрах”, – говорил один мой знакомый бард и был в чем-то прав.

В чем-то, так как Linux есть, так как операционкой пользуются не поражающее воображение, но все же существенное количество людей, причем в массе своей весьма продвинутых в области компьютеров, и так как даже появились компании, которые умудряются на изначально бесплатном коде зарабатывать приличные деньги.

Однако нельзя не отметить, что платформы Wintel и Linux полностью разделять нельзя, так как аппаратная часть у них одна. Если бы аппаратная часть у них была разная, то и дискуссии между поклонниками этих платформ носили бы более утонченный характер, как у яблочников. А так, Intel и сходным по профилю компаниям, в принципе, не сильно интересно, в какой конкретно операционной системе их процессоры обсчитывают нолики и единички. Просто таких возможностей по продвижению своей продукции, как те, которые предлагает Microsoft, им никто предложить не может, вот они и дружат все вместе.

Итого: три основные платформы. Безусловно, есть еще огромное количество разных программно-аппаратных комплексов, рядом с которыми и рядом не стояло ничего из вышеперечисленного, но они уже носят далеко не потребительский характер, поэтому в данном конкретном случае рассматривать их смысла нет.
Долгие годы группы людей, отстаивающие интересы той или иной платформы, пытались добиться монополизации рынка де-факто (но не де-юре!). Ну была у них такая вот незатейливая мечта – что уж тут поделаешь?

Не получилось ни у одной такой группы, причем по довольно простой причине – каждая из них обладала своей, существенно отличной от принадлежащих другим группам, жизнеспособной концепцией развития. Wintel делают все и более или менее совместимо, Apple делают очень немногие но зато очень старательно, Linux делают все и вся, а потом думают, куда бы присобачить.

Сейчас стало ясно, что в ближайшие годы никакого монополизма не будет точно. На рынке установилось слишком хрупкое равновесие, чтобы начинать активные боевые действия, поэтому люди, определяющие лицо индустрии, решили некоторое время подождать и не учли одного простого факта – мысль собрать денег с простого пользователя к настоящему времени лелеют уже слишком многие конторы, не вошедшие в первоначальный “пул победителей”, сумевших захватить рынок. Им очень хочется повлиять на ситуацию.

Каким образом это можно сделать, когда у нас на потребительском рынке есть три платформы, где все деньги уже поделены, рынок сотовой связи, который местами развивается просто шокирующими темпами, и – для завершения картины – огромное количество вконец обалдевших потребителей, у которых дома кнопок на различных устройствах уже гораздо больше, чем спичек?

Элементарно, дорогой Ватсон. Необходим межплатформенный шлюз, который бы позволил потребителю решать проблемы привычным и понятным для него способом безотносительно к тому, какое конкретно устройство он держит в данный момент в руках (или, экстраполируя эту идею, в каком конкретно устройстве он в данную секунду находится). Причем создать такой интерфейс тире протокол тире стандарт сейчас существенно дешевле, чем попытаться в очередной раз причесать все волосы на теле hi-tech в одну сторону.

Первой, разумеется, сориентировалась Microsoft. Это вообще догадливая компания: она со времен фиаско с MSN маркетинговых просчетов не делала (а если и делала, то публика о них не узнала, а успешно скрытый просчет в бизнесе зачастую эквивалентен его отсутствию), поэтому первой с идеей .NET выступила именно Microsoft.

Правда, тут есть одно “но”: стандарт, предложенный группой, которая уже давно занимается одной платформой, не совсем то же самое, что стандарт, предложенный консорциумом сторонних разработчиков. Ну или почти сторонних. Поэтому к инициативе Microsoft не все участники рынка отнеслись с пониманием, отдельные граждане, по неподтвержденным данным, были даже… расстроены таким поворотом событий, поэтому пока нельзя сказать, что концепция .NET распространяется по планете со скоростью звука.

Итак, идея очень проста: создать стандарт, который бы позволял всем распространенным платформам обмениваться данными. Разработать не стандарт отдельного типа файлов, а коммуникативный протокол, который даст возможность всем устройствам – от сотового телефона и ноутбука до стиральной машинки и КПК – понимать друг друга с полуслова. Сделать этот стандарт свободным (ну, относительно свободным, для пользователей), вложить в него много денег, как следует его распиарить, чтобы пользователи порадовались, – и вперед.

Те, кто сумеет такое организовать, в обиде не останутся. Они получат лоббистский рычаг такой мощности, что смогут влиять на происходящее практически в любом секторе высокотехнологичного рынка. Они получат практически неисчерпаемый рынок аддонов и апгрейдов к этому интерфейсу, они станут “пятой колонной” в мире высоких технологий. И чтобы это все сделать, денег надо – пустяк. Несколько миллиардов долларов – ну разве это сумма?
Универсальный кроссплатформенный интерфейс в любом случае рано или поздно придется разрабатывать.

Слишком велик земной шар, чтобы удалось стандартизировать и унифицировать абсолютно все высокотехнологичные продукты, которые на нем разрабатываются. Гораздо проще создать систему, которая с помощью ряда действий, требующих минимальных усилий, навешивалась бы на любую платформу, после чего данные из Linux адекватно обрабатывались бы какой-нибудь интернет-приставкой сингапурского изготовления. И, соответственно, наоборот.

И, уверяю вас, это не я такой догадливый, что решил про это написать материал. Данная идея уже давно созрела, и я очень удивлюсь, если выяснится, что нигде не сидит куча талантливых инженеров и программистов, которые не пытаются эту задачу вместе решить. Причем на деньги сторонних инвесторов.

Потому как это шикарный способ вписаться на уже давным-давно поделенный и вообще странный рынок высоких технологий. Вписаться с уже готовой разработкой, которая учитывала бы интересы всех нынешних участников процесса. Разработкой, которая дала бы толчок к дальнейшему зарабатыванию денег именно на передаче информации, потому что это именно тот воздух, откуда еще можно извлечь какое-то количество денег.

Вот узнать бы, кто такие разработки “на сейчас” финансирует и на какой стадии находятся работы? Потому как, возможно, будущее индустрии именно в этих хорошо заныканных руках.

Что такое платформа?
 
В данном контексте под словом “платформа” подразумевается тот комплекс аппаратных и программных средств, который изначально разрабатывался с учетом существования друг друга, призван решать проблемы потребителя и развивается эволюционно, стараясь соблюдать принцип обратной совместимости.

Обратная совместимость применительно к платформе Wintel – это такая совместимость, когда все вновь появившиеся на свет продукты могут работать совместно с продуктами, вышедшими на рынок раньше.

Как правило, этот принцип работает очень хорошо для связки “новое железо – старые программы”, формально работает, но на практике в хозяйстве неупотребим в случае “новые программы – старое железо” и как бы работает, но на деле безбожно глючит, если разница в возрасте между железом и софтом составляет более 3-4 лет в любую сторону.

Что же касается обратной совместимости компонентов остальных платформ, то там, судя по всему, ситуация несколько проще, но и темпы развития, соответственно, пониже.

 

Те, кого мы потеряли

 
Платформ, которые не дожили до наших времен, было огромное количество. К сожалению, даже чтобы просто их перечислить, нужно довольно много времени, поэтому с вашего позволения я ностальгически пройдусь только по одной из них – компьютеру ZХ Spectrum.

Машинка эта, созданная в конце семидесятых англичанином Клайвом Синклером, действительно была чрезвычайно удачной по тем временам.

Многоцветная графика и 64 килобайта оперативной памяти позволяли создавать сложные приложения, преимущественно игры, многие из которых не утратили своей актуальности до сих пор.

Синклер проиграл гонку за потребителя IBM-совместимым машинам, но это был как раз тот случай, когда совершенно гениальная задумка не смогла закрепится на рынке.

Впрочем, Синклера все равно за создание его собственного ПК сделали сэром.

Процессор Z80, на базе которого собирались ZX Spectrum, был очень удачной разработкой для своего времени, но развиваться с той скоростью, которая была доступна камням из семейства х86, ему было просто не на что.

А повернись история немного по-другому, не договорись IBM с Microsoft об использовании MS DOS, все могло бы быть совсем иначе.

Например, мы бы знали о выпуске не миллиардного процессора Intel, а, к примеру, пятисотмиллионного процессора “ZZZ”.

А еще был Atari, были и Микроша, и БК… Но это уже совсем другая история.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?