13 лет назад 1 ноября 2006 в 12:42 198

Интернет уже достаточно давно перестал вызывать удивление у обывателей. По данным наших социологических агентств, к 2005 году в нашей стране пользователей интернета будет уже около 20 миллионов человек. И в данном случае не слишком важно, что подавляющее большинство из этих 20 миллионов назовут “пользователями” только потому, что им довелось два раза посидеть рядом с опытным товарищем, который искал в Сети реферат, или, как вариант, пятнадцать минут пообщаться в “Кроватке” – чате, который одновременно с получением статуса “массового” утратил значительную часть своей привлекательности.

На мой взгляд, несколько странной является привычка наших рейтинговых служб относить или не относить того или иного человека к числу “пользователей Сети” только на основе того количества времени, который он проводит за компьютером, подключенным к интернету. К примеру, во многих офисах крупных компаний у подавляющего большинства сотрудников из всех служб интернета работает только электронная почта, да и та – корпоративная. При этом, с формальной точки зрения, эти люди являются продвинутыми пользователями, потому что сидят за компом не менее 40 часов в неделю.

К настоящему времени, по официальным данным, у нас в стране насчитывается 11 миллионов пользователей интернета. Есть мнение, что среди них тех, кто по-настоящему пользуется Сетью, то есть решает с помощью этого любопытного технологического феномена существенное количество своих собственных проблем – от приобретения компакт-дисков до налаживания личной жизни, процентов, наверное, 20-25, то есть в абсолютных значениях, наверное, миллиона три.

Следовательно, из 145 миллионов официально заявленных граждан нашей страны (насколько достоверна эта цифра – совершенно другой вопрос) три миллиона человек достаточно хорошо разбираются в том, как функционирует Сеть и какие дивиденды она может принести, чтобы использовать ее для решения своих повседневных нужд. Из этих трех миллионов существенное количество граждан так или иначе связаны с отечественным hi-tech (кстати, интересно, а сколько всего населения у нас задействовано в этой индустрии? Нет ли у кого-нибудь более или менее достоверной статистики, а если есть, то откуда вы ее взяли?). Еще есть миллионов семь, которые представляют себе Сеть очень приблизительно, и еще 135 миллионов, которые вообще не понимают, что это такое и для чего она может понадобиться.

В результате, схема интернет-аудитории нашей страны может быть описана следующим образом: ядро, состоящее из сотрудников индустрии, несколько большее ядро, которое к индустрии имеет несколько более опосредованное отношение, но, по крайней мере, ей интересуется в достаточной степени, чтобы понимать основные принципы работы Сети и ими пользоваться, и, наконец, основная масса пользователей (в общественном понимании этого слова).

Грани этих аудиторий, естественно, размыты, происходит постоянная миграция некоторых непродвинутых пользователей в категорию продвинутых, некоторое количество пользователей продвинутых сужают сферу своих интересов в Сети до состояния, когда реально пользуются только аськой и / или электронной почтой, но в целом картина остается неизменной.

Основное ядро пользователей Сети уже в достаточной степени устоялось, чтобы можно было говорить о появлении нового социума, в рамках которого возникли различные референтные группы (что это за группы такие – см. врезку). Достаточно долгое время с реальной жизнью они пересекались не очень, во-первых, потому, что достижения или промахи, совершенные в виртуальности, могли быть и оценены должным образом только в Сети, а во-вторых, эти самые достижения (ну, там, к примеру, модный номер аськи заполучить или статус модератора какого-либо популярного в узких кругах чата и т. д) никакого влияния на реальную жизнь не оказывали.

Но к настоящему времени ситуация изменилась, поскольку в Сети начали возникать неформальные горизонтальные связи, имеющие самое непосредственное отношение к реальной жизни.

Приведу небольшой пример. Многократно описанный и рассмотренный с разных точек зрения LiveJournal – сервер индивидуальных дневников, именуемых блогами, – отечественные пользователи начали осваивать около двух лет назад. Приблизительно год назад среди них возникла мода (правда, я так и не понял, откуда именно она возникла) встречаться в реале, а процесс общения осуществлять в заведениях сети книжных кафе под названием “Пироги”. В итоге самочувствие этих заведений немедленно улучшилось, а сами они свой статус “полубогемных” сменили на статус “общественно-тусовочных”.

Поклонники и участники киберспортивного движения, которые ранее общались исключительно на специализированных порталах, теперь собираются в компьютерных клубах. Люди, играющие в популярную ныне сетевую игру “Бойцовский клуб”, образовали виртуальный социум таких размеров и сложности, что он перехлестывает в реальную жизнь, принимая как увлекательные, так и довольно уродливые формы, когда внутреигровые конфликты перерастают во вполне реальные разборки.

Знакомства в Сети уже зачастую играют достаточно серьезную роль, чтобы влиять на существование в реальной жизни. Формируются группы по увлечениям, в которые входят люди, занимающие в социальной системе реальной жизни положения, могущие быть описанными известной аналогией “небо и земля”. В том же самом “Бойцовском клубе” в одно неформальное объединение могут входить банкир, студент, школьник, медсестра и маляр (не шучу, кстати). Связи в виртуальном обществе становятся настолько прочными, что начинают учитываться людьми уже в реальной жизни, причем часто в довольно экстремальных ситуациях.

Но это все детали, которые легко укладываются в погрешность. А теперь подумайте вот про что: всего в стране 145 миллионов человек. Из них способны оперативно врубаться в изменения, происходящие в Сети, и пользоваться этими изменениями… ну, от силы пять миллионов, и это я еще многим польстил. Для остальных Сеть и все, что с ней связано, является настолько глухой абстракцией, насколько это вообще возможно, и всю информацию об этом совершенно неясном для них явлении они получают, в лучшем случае, из федеральных каналов, которые тоже порой склонны неожиданными способами интерпретировать информацию.

Это как раз тот самый случай, который идеально вписывается в теорию “цифрового неравенства”. Теория очень модная, если вкратце, то смысл ее сводится к тому, что мир делится на две неравные части: тех, кто имеет доступ к высоким технологиями со всеми вытекающими, и тех, кто высокими технологиями не интересуется, потому что их нет и потому что есть хочется. Теория, в общем, справедливая, только почему-то до сих пор ее не рассматривали применительно к более низким уровням – на примере не всего человечества, а только населения одной большой страны. 

А интернет, между тем, с течением времени предоставляет все больше и больше возможностей его пользователям, и о таких возможностях все остальные могут только мечтать. К примеру, банальный процесс поиска работы – люди, которые привыкли пользоваться интернетом, надо полагать, уже и подзабыли, насколько неувлекательным является тот же процесс, когда приходится пользоваться не интерактивными средствами. Такими, как газеты, факсы и т. д. Общение, работа, получение информации, экономия сил, времени и денег, – это все дает интернет своим пользователям, тем самым усугубляя разницу в возможностях, которая и до появления Сети у нас в стране была весьма существенной.

Хотите в результате этого мораль? А не будет вам ее. Да, в обществе появляются горизонтальные связи, участие в которых возможно только при наличие постоянного доступа в Сеть, да, эти связи играют все большую и большую роль в реальной жизни, да, усугубляется разница в возможностях, да, появилась целая область человеческой деятельности, в которой 19 из 20 граждан нашей страны ну просто ничего не понимают, да, у оставшихся “одних из двадцати” возникли принципиально новые референтные группы, влияние которых на происходящее еще только предстоит оценить. Хотя бы приблизительно.

И что? А ничего. Мы пока входим в число тех самых “одних из двадцати”, так что радуйтесь, что есть куда голову приложить. Потому как могло банально не повезти, и приобретать журнал Upgrade вам бы и в голову не пришло. Просто было бы незачем.

Интернет для бомжа

 
Судя по всему, именно из-за нежелания провоцировать дальнейшее неравенство между гражданами по цифровому признаку во многих странах мира (в том числе и у нас) начали организовывать публичные точки доступа в Сеть, начиная от интернет-таксофонов на улицах и заканчивая халявными интернет-столовыми.

Другой вопрос, что эффективность этих методов приобщения масс к тонкостям Сети может оцениваться по-разному, но ведь лучше-то методик пока никто не предложил, поэтому давайте довольствоваться тем, что есть.

В Голландии, к примеру, я собственными глазами видел бомжей, которые назначали друг другу встречи в чате, пользуясь для доступа к Сети услугами интернет-кафе, которое, как я понял, обязано предоставлять им бесплатный доступ в Сеть со всякими там благими намерениями.

А они стрелки забивают…

Неблагодарные.

 

Референтная группа

 
Референтная группа – это такое любопытное социологическое понятие, которое означает, что у каждого человека, живущего в любом обществе, есть некое количество людей, на нормы, ценности, достижения и мнения которых данный конкретный человек ориентируется.

Он склонен сравнивать свои достижения с достижениями представителей своей референтной группы, и в том случае если он заметно отстает от средних ее показателей, то начинает чувствовать себя дискомфортно, и, наоборот, будет ему счастье, если он опережает.

К примеру, человек, живущий в городе, склонен сравнивать свои достижения с оными соседей, сослуживцев, товарищей, и при этом тот факт, что корейские крестьяне ощущает себя существенно хуже него, ему параллелен, поскольку это не его референтная группа.

А вот корейские крестьяне не сравнивают себя с жителем российского города – их референтная группа сосредоточена у них в деревне, где у кого риса больше – тот и круче.

У каждого из нас есть своя референтная группа, и осознаете вы этот факт или нет – значения не имеет.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?