9 лет назад 15 апреля 2011 в 0:05 345

Что ж, еще одно путешествие «по работе» выдалось продуктивным и познавательным. На этот раз я отправился в Польшу, где познакомился с производством оперативной памяти, спустился в подземный бункер и чуть было не сгорел в пламени огнедышащего дракона. Правда, прежде чем отбыть на чужбину, мне предстояло решить ряд визовых вопросов с посольством. Процедуру я знал хорошо и уж никак не рассчитывал поиметь какие-то проблемы. Впрочем, как это зачастую бывает, они возникли из ниоткуда, и мне пришлось изрядно понервничать.

Получение польской визы
Направляясь ранним утром к дому #4, расположенному на улице Климашкина в городе Москве, я не мог и предположить, что в самом ближайшем будущем мне предстоит появиться у этого невзрачного строения еще четырежды и стать одним из завсегдатаев многолюдной толпы, собирающейся каждый день возле его ворот. По моим расчетам все должно было происходить быстро, без малейшего намека на какой-либо напряг: посетитель приносит необходимые для получения визы бумажки, сдает их работнику консульского отдела, тот их проверяет и выписывает талончик, по которому через неделю можно будет явиться в посольство и забрать паспорт с заветным вкладышем. Однако, как выяснилось позже, не стоило быть настолько наивным…

Прибыв в указанное место и найдя нужный вход в здание, я с удивлением обнаружил около него примерно полсотни людей, прохаживающихся туда-сюда. На мой вопрос «Где тут подают документы на визу?» один из охранников указал рукой в сторону собравшихся и сказал: «Иди занимай очередь, приятель». Подойдя ближе к толпе ожидающих и разговорившись с незнакомой женщиной, я узнал о том, что каждый посетитель должен быть внесен в специальный список, составляемый добровольцами из числа пришедших, согласно которому вход на территорию посольства осуществляется строго по порядку, в соответствии с полученным номером. Я начал поиск активистов и… оказался 53-м!

После подходили еще люди, узнавали, что да как, смотрели на остальных, тяжело вздыхали и располагались поблизости. Длинная очередь продвигалась очень медленно – консульство принимало по одной персоне в 10-15 мин. Почему все происходило так неспешно, никто сказать не мог. Созерцая эту унылую процессию на протяжении нескольких часов, можно было сделать пару неутешительных выводов. Во-первых, часть пришедших граждан имели какие-то свои секретные способы проникновения в здание. Им достаточно было позвонить по мобильному телефону, передать его охраннику, и их пропускали. Во-вторых, шансы большинства собравшихся попасть за ограду стремились к нулю, так как прием посетителей осуществлялся только четыре часа в день. В целом же сдать необходимые документы получалось практически у всех, вот только каждый шел к приобретению сокровенного вкладыша своей дорогой. У одних она оказывалась короткой, у других же сразу начинала извиваться из стороны в сторону, словно собачий хвост (очень многих отправляли переделывать собранные справки и анкеты).

В первый день я, естественно, никуда не попал – после приема 49 человека (по списку) «окно» закрылось. На следующий день, приехав к девяти утра, я получил номер 37 (списки обновлялись ежедневно), но судьба мне уготовила ту же участь: ранее пришел курьер с 15 паспортами от какой-то компании и своими разборками надолго парализовал движение очереди, чем вызвал у людей массу нелицеприятных высказываний в собственный адрес. Третьи сутки выдались не менее «успешными» – к 11 утра я понял, что опять пролетаю. А между тем билеты на самолет были уже заказаны, и до начала командировки оставалась неделя.

Честно говоря, на тот момент я не на шутку обеспокоился, ибо в подобные ситуации никогда раньше не попадал, несмотря на большой опыт путешествий. Впрочем, благодаря воле случая мне удалось выйти из сложного положения. Стоя в очереди и наблюдая за согражданами, я пару раз замечал, что кое-кто из посетителей отходил в сторонку, к вагончикам с услугами по ксерокопированию (там еще можно приобрести страховой полис для поездки). Там они о чем-то шептались с какими-то предприимчивыми ребятами, после чего с довольным лицом протягивали им папку с документами и шли восвояси. Сложив два и два, я отправился туда же. Договорились мы быстро – за свою услугу коммерсанты попросили 35 евро, пообещав через пару дней вернуть мне паспорт с вкладышем и штемпелем. Обязательство было выполнено в срок. Я оказался спасен. Впереди меня ждали Польша и новые приключения…

Недавно компания Wilk Elektronik заключила партнерское соглашение с Universal Music, согласно которому поляки начнут записывать на свои карты памяти музыку подотчетных французам исполнителей.

Фабрика
Поездка в Польшу планировалась с единственной целью – посещение фабрики по производству разного вида памяти. Про нее и пойдет речь. Недалеко от чешской границы, в маленьком городке Лазиска-Гурне находится семейное предприятие Веслава Вилка (Veslav Wilk) – компания Wilk Elektronik. Ее сотрудники во главе со своим бессменным руководителем вот уже более десятка лет занимаются выпуском и продажей «мозгов» под торговой маркой GOODRAM. Фирма активно развивается и на текущий момент является одним из ведущих поставщиков компьютерных комплектующих в европейские государства, страны Ближнего Востока и Северной Африки. Причем принадлежащий ей завод является чуть ли не единственным предприятием в ЕС, на котором производятся компоненты для ПК.

Шарль Огюстен де Кулон – французский военный инженер, исследователь электромагнитных и механических явлений. Его именем названы единица электрического заряда и закон взаимодействия электрических зарядов. (Wiki)

По своему внутреннему убранству фабрика ничем не отличается от большинства подобных предприятий, расположенных в Китае или Тайване. На ее территории находятся офисные помещения, сборочные цеха и склад, с которого происходит отгрузка товара. Условия работы здесь гораздо лучше, чем у тех же азиатов: масок нет, труд сотрудников неплохо оплачивается, да и вообще все люди приветливы, активно общаются между собой, смеются. Одним словом, эдакая сплоченная команда славян (смайл).

Производственные линии компании располагаются в двух просторных залах. В одном из них происходит сборка знакомых нам миниатюрных флэш-накопителей и модулей памяти, в другом проводятся тесты готовых продуктов. Кроме того, в этом же помещении полученные устройства упаковывают и отправляют на склад. Что интересно, польское предприятие самостоятельно не разрабатывает печатные подложки и не проектирует чипы, а покупает их, как и другие нужные компоненты, у сторонних компаний. Например, поляки уже давно используют микросхемы Micron и Elpida, а в мобильные решения устанавливают продукцию Samsung и Toshiba. А вот у кого они приобретают медные радиаторы, предназначенные для охлаждения планок памяти, я, увы, забыл выяснить. Каюсь.

Как я уже сказал, на фабрике выпускаются несколько типов памяти. В том числе для ноутбуков, серверов, а также несколько видов морально устаревшей оперативки для промышленных компьютеров. Ну, и флэшки. Собственно, мне в какой-то мере повезло, я очутился на предприятии именно в тот момент, когда машины штамповали стандартные модули RAM для современных ПК. Процесс производства начинался с автоматического нанесения специальной паяльной пасты на печатные подложки (из одной такой подложки в финале должны были получиться шесть полноценных планок оперативки). Происходило это следующим образом: в агрегат поступала заранее заготовленная текстолитовая пластина, а на нее (в те места, где в самом ближайшем будущем будут закреплены активные и пассивные элементы) через специальное тонкое сито продавливалось вышеупомянутое вещество.

Для того чтобы соблюсти точность его нанесения, агрегат оборудован специальной видеокамерой, которая проверяет правильность расположения заготовки внутри машины. Кстати, состав пасты для каждого вида продукции различен. В него входят серебро, медь и прочие компоненты. После окончания этой процедуры сотрудник фабрики просматривал каждый образец под микроскопом, проверяя точность работы техники. На выполнение задачи ему дается около 10 с, потом его ждет следующий образец. Если на плате видны недочеты, то чуть позже ее отправят на так называемую доработку.

Вслед за этим мне показали внушительных размеров станок, предназначенный для установки пассивных элементов (вроде резисторов или конденсаторов) на подложку. Его заправляют несколькими специальными лентами с необходимыми компонентами и запускают. Стреляет такой «пулемет» со скоростью 52 000 «пуль» в час. На установку одной детали у него уходит 0,98 с. Как рассказал мне главный инженер, с помощью этого станка легко проводить инвентаризацию – он ведет учет всех отправленных в дело элементов.

Далее по такому же принципу, но в другой машине на плату крепятся активные элементы – чипы памяти. Здесь тоже имеется камера слежения, проверяющая состояние всех контактных площадок. Она фотографирует рабочее поле, после чего в соответствии с заложенной программой аппаратура проверяет соответствие каждого снимка «зашитому» в памяти эталонному образцу. При выявлении малейшего несовпадения пластина автоматически отправляется в мусор. Если же все тип-топ, изделие едет дальше и получает свои микросхемы. После этого оно еще раз попадает в руки к живому работнику, который «вооруженным взглядом» должен проконтролировать качество монтажа. К этому моменту расположенные на плате компоненты еще не закреплены, а просто лежат на паяльной пасте, и любая вибрация, произошедшая внутри машины, может запросто сдвинуть какой-либо из них с отведенного места. На этом участке производства сотрудник в состоянии исправить ситуацию, но на все про все ему дается около 30 с, потом он должен будет проверять следующую заготовку.

Коперник первым обратил внимание на закономерность, известную как закон Коперника–Грешема. По его мнению, более устойчивые по своему курсу деньги будут вытесняться из обращения, так как люди будут накапливать в них сбережения, а в реальном обороте будут участвовать «худшие» деньги. (Wiki)

После визуального контроля платы направляются в машину-печь. Пока заготовка находится внутри нее, она успевает нагреться, а потом опять остыть. К концу путешествия паста основательно затвердевает, намертво фиксируя установленные компоненты. В печи соблюдается особый температурный режим. В первые 10 с «градус» очень быстро повышается, затем, когда изделие проехало половину маршрута, он постепенно начинает понижаться. Все этапы можно увидеть тут же, на мониторе.

Прошедшие экзекуцию платы машина автоматически раскладывает в пластиковую форму, в которой хранится до 50 полуготовых изделий. Работник относит ее к следующему пункту контроля. Там сидит милая девушка, которая внимательно проверяет переданные ей образцы. Причем делать это она умеет по-разному. Например, подложки с корпусами микросхем типа TSOP (со штырьками) осматривает визуально, а вот для проверки модулей с микросхемами типа BGA, выводы которых представляют собой крошечные шарики, ей требуется помощь рентгеновского аппарата. На его экран выводится снимок контактных площадок, находящихся под логическим элементом. Если на мониторе они отображаются черным цветом, значит, все в порядке – контакт в электрической цепи есть, если же серым или белым, то плата уходит в брак. Перед отправкой образцов на тесты их окончательно приводят в божеский вид, то есть распиливают платы на отдельные модули. Делает это, опять-таки, специальный агрегат.

Все, теперь можно переходить в следующий зал. Правда, тут я позволю себе небольшую ремарку. Для справки, так сказать. Рядом с упомянутым станком стоит широкий металлический стол. Вся его поверхность покрыта тонкими прорезями. Раньше на нем ломали текстолит вручную. Кстати, даже сейчас некоторые компании с удовольствием используют такие вот приспособления, экономя тем самым на модернизации производства…

Как я уже говорил ранее, в соседнем помещении располагается тестовая лаборатория. Здесь, на нескольких длинных стеллажах, занимающих большую часть зала, размещены триста открытых компьютерных стендов разной производительности. В их основе лежат самые популярные материнские платы (семь-девять разновидностей), которые можно приобрести в польских магазинах. Среди них продукция компаний ASUS, Gigabyte, MSI. В каждую системную плату устанавливаются планки памяти GOODRAM. Тесты могут длиться от 15 мин. до одного часа – все зависит от конкретного модуля. Так, для планки объемом 2 Гбайт требуется 30 мин., а если взять изделие на 4 Гбайт с такими же характеристиками, то для его «прогона» будет необходимо в два раза больше времени.

Улавливаете закономерность? Те образцы, что не выдерживают «забег», отправляются в ремонт. Для остальных же результатом испытаний является подтверждение частотного рейтинга. Как правило, каждый прошедший испытания модуль обладает небольшим (в рамках 5%) разгонным потенциалом. Практически все утилиты, используемые при тестировании, написаны инженерами Wilk Elektronik. Пару раз в год в компанию поступают предложения о продаже прав на распространение этих программ, но пока ребята отказываются – не хотят раскрывать свои секреты конкурентам. Собственно, на этом процесс производства практически закончен, часть планок сразу отправляются на упаковку, а другие примеряют на себя медные радиаторы и только потом уже обретают пластиковую обертку. Ну, а я тем временем надеваю свою куртку, благодарю главного инженера за экскурсию и отправляюсь восвояси (смайл).

Несколько слов о Польше
В Польшу нужно ехать однозначно! Причем делать это лучше всего поздней весной, летом или в начале осени. В это время погода там стоит шикарная – практически всегда солнце и температура плюс 20-25°. По числу достопримечательностей страна ничуть не уступает любому другому члену Европейского Союза. К примеру, на ее территории находится достаточное количество красивых замков и развалин. Вы будете удивлены, но в пределах этого относительно небольшого государства располагается, к примеру, настоящая пустыня, где нет растительности и обитают разные соответствующие организмы.

Билет на проезд в общественном транспорте в рамках города обходится полякам в $0,8. Если брать переезды между городами (например, на автобусе), то стоить это будет около $4. Поездка из одного города в другой, но на поезде потребует наличия $5-20.

Кроме того, у поляков есть выход к Балтийскому морю, на побережье которого они отправляются отдыхать. Вообще же, если продолжить тему каких-то занимательных мест, то я вам посоветую просто взять машину и проехаться по маленьким польским городкам, таким как Величка, Миколов, Познань. Большинство из них до сих пор сохранили дух Средневековья. Кроме того, обязательно побывайте во Вроцлаве и поищите там знаменитых гномов-байкеров.

Посетите Краков и прогуляйтесь по старой части этого красивого города. Здесь обязательно сфотографируйтесь со стальным огнедышащим драконом, пройдитесь по Рыночной площади и загляните в кафе «Новорольский», где в начале прошлого века любил бывать товарищ Ленин. Недалеко от этого места находится и самый популярный в городе ресторан с чудесным названием «Хавалка». При случае посетите Торунь и полюбуйтесь домом, в котором рос известный польский физик и астроном Николай Коперник.

Любителям древних военных укреплений с историей я рекомендую отправиться в деревню Модлин, располагающуюся в 30 км от Варшавы. Здесь, в месте слияния рек Висла и Нарев, стоит (практически на воде!) Новогеоргиевская крепость, построенная Наполеоном в XIX веке. А недалеко от города Кентшин есть более современное оборонительное сооружение, представляющее определенный интерес, – «Волчье логово», главная ставка рейхсканцлера Германии Адольфа Гитлера. Именно отсюда он руководил нападением на Советский Союз в 1941 году. Осматривать многочисленные бункеры и прочие строения можно с 8 утра и до темноты. На территории комплекса есть отель, в котором можно подкрепиться или переночевать.

Истинный контраст между социалистическим прошлым и капиталистическим настоящим в наше время можно легко прочувствовать, побывав в городке Слубицы. До 1945 года он являлся частью немецкого города Франкфурта-на-Одере, а после окончания Второй мировой войны стал принадлежать друзьям по соцлагерю. Сейчас два города (и страны) разделены между собой лишь мостом, перекинутым через реку, но выглядят оба поселения совершенного по-разному. И еще, будучи в Польше, не забудьте попробовать национальное блюдо – суп журек, подаваемый в буханке хлеба в местах общественного питания. Очень вкусно, доложу я вам. UP

Идеи и их воплощение
За последний год компания Wilk Elektronik выпустила несколько интересных продуктов, многие из которых можно с успехом рассматривать в качестве оригинальных презентов близким, друзьям и коллегам по работе. В первую очередь среди них нужно выделить флэшки GOODRAM Carbon и Onyx (они входят в серию Exclusive), представляющие собой «союз» миниатюрного хранилища информации и привлекательного аксессуара.

Первое изделие очень похоже на зажигалку и ориентировано на мужскую аудиторию. Его обладатель получит от производителя изящный аксессуар – пару серебряных запонок. Второй девайс совершенно точно понравится представительницам прекрасного пола, так как имеет форму кулона, инкрустированного благородным минералом ониксом, и носится на шее. В дополнение к подвеске поляки предлагают элегантные сережки.

Другим оригинальным накопителем по праву стоит считать GOODRAM Eco – миниатюрный «брусок», корпус которого выполнен из экзотической породы деревьев мербау, очень стойкой к влаге и жаре. Такая флэшка и записанные на нее данные могут храниться не то что годами – веками! Любопытной является и серия устройств GOODRAM Fresh. Их резиновые оболочки пропитаны раствором различных ароматизаторов. Так, среди них есть накопители, распространяющие запахи мяты, лайма, клубники и апельсина. Впрочем, скорее всего, в самом ближайшем будущем этот перечень пополнят и еще какие-то ароматы – на официальной страничке компании указан специальный электронный адрес, по которому любой посетитель может отправить письмо со своими предложениями.

Конечно, в приведенный список продуктов следовало бы включить и планки памяти, но, как вы сами понимаете, большинство граждан не готовы воспринять их как настоящий подарок своим ближним – разве что они будут презентованы какому-нибудь геймеру, остро нуждающемуся в увеличении объема «мозгов» своего ПК. Тогда, несомненно, ваш выбор – kit GOODRAM Pro 2000 CL7.

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?