13 лет назад 2 ноября 2006 в 13:31 153

Космос для частных лиц и организаций

Итак, господа, этот знаменательный момент наконец-то наступил, хотя многие выражали серьезные (в том числе и вполне обоснованные) сомнения в том, что подобное развитие событий в принципе возможно. 21 июня 2004 года с аэродрома (господа, обратите внимание, именно с аэродрома!) славного американского города Мохаве, расположенного в не менее славном штате Калифорния, благополучно стартовал, а затем вернулся на Землю первый в истории человечества космический корабль, принадлежащий коммерческой структуре, а не государству.

Компания, осуществившая эту нетривиальную затею, называется Scaled Composites. Основным инвестором мероприятия стал – барабанная дробь – небезызвестный всем нам Пол Аллен, соратник Билла Гейтса, совладелец Microsoft и вообще мультимиллиардер, известный каждому уважающему себя компьютерщику. Первый частный космический корабль назвали SpaceShipOne (SS1), хотя классическим космическим кораблем этот агрегат назвать достаточно сложно. Впрочем, по большому счету, какая разница – важно, что аппарат слетал.

Запускали это хозяйство хитро: сам корабль был закреплен под брюхом специально для этого мероприятия разработанного самолета, который сыграл роль первой ступени, то есть поднял корабль на высоту пятнадцати километров, где благополучно от него отстыковался. В этот момент у SpaceShipOne включились двигатели, и дальше он полетел своим ходом.

Подобный подход с использованием самолета не нов (вспомните наш безвременно почивший в Парке культуры и отдыха “Буран”), но по-прежнему актуален, так как все сильно удешевляет и упрощает. Как следствие, SpaceShipOne является не самым сложным космическим кораблем на свете (насколько термин “несложный” вообще употребим применительно к космическим кораблям). Аппарат с виду сильно похож на “шатл” длиной восемь метров с двигателем и кабиной пилота. Кстати, обратите внимание на любопытный факт – это первый космический корабль, в котором пилот, вернее, космонавт (если быть совсем уж точным, то астронавт – прим. ред.) во время взлета и посадки обошелся без космического скафандра как такового.

Судя по фотографиям, ему дали простенькую кислородную маску и в таком виде и отправили в полет, что говорит о чрезвычайной надежности конструкции (по крайней мере, в теории, но пока и практика вроде бы оправдывает оптимизм создателей проекта).
Данный корабль интересен еще и тем, что в качестве топлива использует совсем уж странное вещество под названием гидроксиполибутадиен. Это самое вещество представляет собой автомобильную резину, сжигаемую в закиси азота (согласитесь, неожиданное решение). Несомненный плюс топлива заключается в том, что в качестве продуктов сгорания в данном случае выступают азот, углекислый газ и пары воды, то есть помимо всех прочих своих достоинств, вроде дешевизны и доступности, это топливо еще и совершенно экологически чистое (спорный вопрос – прим. ред.).


А вот самолет-носитель, который поднял космический корабль на заданную высоту, простым назвать ну никак нельзя. Он сделан из каких-то загадочных композитных материалов (что позволило принципиально снизить его массу) и с виду напоминает самолет-амфибию. А сконструировал этот аппарат небезызвестный Берт Рутан, в свое время (годах этак в восьмидесятых прошлого века, если мне не изменяет память) прославившийся тем, что совершил беспосадочный кругосветный перелет на самолете собственного изготовления под названием Voyager.

Разумеется, первый полет не поражает продолжительностью и размахом. Если быть точным, то корабль поднялся на высоту немногим большую, чем сто километров (100 км – это условная граница, за которой, по официальному мнению, начинается космос), провел там буквально пару минут, после чего благополучно прилетел обратно. За этим мероприятием наблюдали все желающие, с которых за это удовольствие взяли от 10 до 40 долларов, в зависимости от времени подачи заявки.

После возвращения корабля представители НАСА, согласно существующей практике (а именно: пилот, поднявшийся на высоту более ста километров, официально признается астронавтом), поздравили организаторов полета с успешным завершением затеи и признали пилота астронавтом. Довольные зрители поаплодировали и разошлись по домам. Организаторы мероприятия сообщили, что они, видимо, проведут еще пару-другую тестовых полетов, а потом будут уже запускать в космос туристов, для которых цена вопроса составит не более пятидесяти тысяч долларов за полет.
Итак, господа, у нас теперь есть частная пилотируемая космонавтика. Причем было бы ошибкой полагать, что единственным человеком, которому пришло в голову этим заняться, является господин Аллен. Он не единственный, он просто первый.

По результатам достаточно беглого поиска в Сети и в других местах я обнаружил, что на данный момент организаций, которые занимаются постройкой космических кораблей для негосударственных нужд, уж точно не менее двадцати. Большая часть этих компаний, что вполне закономерно, базируется на территории США, но среди них есть и румынская и даже аргентинская. Все они находятся на разных стадиях процесса развития проектов, но, по моим ощущением, начало массовых запусков частных космических кораблей можно ожидать где-то года через четыре, причем два из них явно уйдут на то, чтобы государства эти запуски разрешили.

Пол Аллен получил разрешение от Федерального Авиационного Агентства США сроком на один год. Лицензия на суборбитальные и орбитальные полеты временная, срок ее действия истекает первого апреля следующего года. Что будет потом – не очень понятно, потому как шутки шутками, но космические полеты – вещь очень серьезная.

Скорее всего, все порывы сделать космонавтику частной упрутся в нежелание государственных структур разных стран (причем, надо полагать, в этом случае подавляющее большинство государств проявят трогательное единодушие) выпускать из-под своего контроля эту сферу деятельности, хотя бы первое время. Сами подумайте, частная космонавтика – это же головная боль для всех, особенно в эпоху международного терроризма и прочих проявлений человеческой глупости. Берется один такой корабль, заряжается какой-либо дрянью, отправляется в космос под эгидой туризма, а потом сбрасывается вниз по принципу “на кого Аллах пошлет”.

Помимо этих благородных порывов не стоит забывать про то, что до сих пор с космического туризма деньги получали исключительно государственные структуры, которые по сути своей были монополистами на этом немноголюдном, но весьма рентабельном рынке.
Но законы бизнеса неумолимы, и если окажется, что вся эта затея с коммерческими космическими полетами в перспективе может окупиться, то процесс все равно будет развиваться. Даже если социально ответственные страны каким-либо образом прикроют эту лавочку или ограничат ее со всех сторон (а сделать это, как вы понимаете, не очень сложно – достаточно лишь пообещать, что любой космический корабль, который не принадлежит государству, будет сначала сбит, а потом уже идентифицирован), то немедленно найдутся социально безответственные страны, которые с удовольствием предоставят всем желающим свои аэродромы для подобного рода программ.

Засада тут в том, что это раньше для космического полета нужны были космодромы – сооружения чрезвычайно сложные по своему внутреннему устройству, а также дорогие по стоимости изготовления, – теперь, судя по всему, таких трудностей уже нет, хватает простого аэродрома, которых сейчас на планете очень и очень много. Также появление частной космонавтики означает, что теперь любая страна может сделать большую гадость любой другой стране, а потом все свалить на отдельных неуравновешенных граждан, сказав, что это они во всем виноваты, а сама остаться не у дел.

Все эти идеи окрашены пессимизмом, и вполне возможно, что неоправданно окрашены. Появление негосударственной космонавтики означает, что освоение космоса, которое не пользуется особенной популярностью в последнее время (да, что-то там господин Буш говорил про освоение Марса после того, как китайцы своего тайконавта успешно на орбиту прогуляли, но это все сильно смахивает на пиар-кампанию), получит второе дыхание.

Стоимость самого SpaceShipOne составляет порядка 25 миллионов долларов, еще столько же, наверное, ушло на всякие подготовительные расходы и прочие упаковочные работы. Согласитесь, сумма не драматическая, но окупить ее полетами стоимостью 50 / 100 / 150 тысяч долларов будет достаточно сложно. Следовательно, предприниматели, которые решат вплотную заняться подобного рода деятельностью, будут вынуждены искать дополнительные источники доходов, которые довольно сложно развить, занимаясь исключительно суборбитальными полетами.

Если же рассматривать процесс глобально, то на дворе опять сменилась эпоха. Теперь частные лица и компании владеют не только вычислительными мощностями, немыслимыми по меркам двадцатилетней давности, но и самыми настоящими космическими кораблями. А в Японии разрешили клонирование чуть ли не всем желающим.

Так что мир в очередной раз сдвинулся. Зато теперь у всех нас появился шанс, что через некоторое время (пять – десять – пятнадцать лет – кто знает?) полет вокруг Земли станет привычным развлечением, почти таким же, как сейчас в Турцию съездить.

Опережающая надежность

Все эти чудные развлечения, которые мы сейчас наблюдаем, – космические полеты для всех желающих за небольшие деньги, компьютеры, которые работают годами, не требуя выключений или каких-либо иных форм прерывания собственной высокосложной деятельности, – есть следствие любопытного побочного эффекта человеческой промышленности, который можно обозвать избыточной надежностью.

Правда, в обиходе получила распространение другая формулировка – “моральный износ”.
Очень многие вещи, которыми мы пользуемся, перестают устраивать нас функционально до того, как у них наступает физический износ, который мог бы послужить поводом для расставания с ними. (Помните, как в советское время было?

Пока пятнадцатая изолента на утюге не перетрется, в утиль он точно не отправится.) В большинстве случаев эта ситуация вызывает у многих нарекания, типа “зажралась западная цивилизация – старые компьютеры и телевизоры выбрасывает, хотя они еще вполне работоспособные, а вот мы тут сухари сушим…”

Но именно благодаря тому, что наша цивилизация придумала идею избыточной надежности, у нас есть самолеты, которые летают часто, а падают редко, компьютеры, которым можно поручать дело и уходить на пару недель, и космические корабли, которые еще не совсем, но уже скоро смогут с полным на то правом считаться туристическими.

В избытке надежности нет ничего плохого. Важно лишь помнить, что единственная составляющая нашей цивилизации, которую таким свойством снабдить пока не удалось, – это человек. Возможно, в ближайшем будущем этой задаче уделят более пристальное внимание…

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?