10 лет назад 18 мая 2009 в 1:12 71

 

 

В чем-то они, несомненно, правы. Например, работать сборщиком ПК сегодня можно, имея лишь самые общие представления о том, как на самом деле все это хозяйство функционирует, и лишь тупо соблюдая определенные инструкции. При этом можно гордо величать себя «компьютерным специалистом», то есть представителем весьма востребованной нынче профессии.

upgrade ликбез

Точно так же человек, способный установить операционную систему и драйверы, в глазах друзей и знакомых мгновенно превращается в сурового «кулхацкера», а уж если он еще и удаленные с флэшки файлы вытащить может, то по меньшей мере в волшебника. Здесь мы, пожалуй, имеем дело с переоценкой заслуг «техноспецов»: то, что обывателю кажется неимоверно сложным, на самом деле благодаря дружественности современной техники к пользователю является операцией совершенно тривиальной. А считался бы в недалеком прошлом мастером на все руки тот, кто умеет сам вкрутить лампочку или подтянуть ослабшие гайки на велосипеде? Вряд ли.

Впрочем, с компьютерами ситуация все-таки несколько иная. Даже специалисты, имеющие огромный опыт общения с железом и способные справиться практически с любой проблемой, вряд ли смогут вам, что называется, «до винтика» расписать предназначение тех или иных узлов на комплектующих, с которыми работают. И вовсе не потому, что они являются кустарями, все умение которых основано лишь на полученном методом тыка опыте, а потому, что сложность применяемой в современных ПК электроники во много раз превосходит ту, что была характерна для девайсов прошлых эпох. Оттого и приходится в каких-то вопросах ограничиваться удобными абстракциями, в каких-то – прибегать к сильным обобщениям и упрощениям.

К примеру, возьмем такую фразу: «память сдохла». Что скрывается за этими словами? Понятное дело, это не означает, что все компоненты модуля RAM одномоментно пришли в негодность. Наверняка попортилось несколько десятков запоминающих ячеек внутри одного чипа или вовсе растрескалась пайка у пары контактов на текстолите – но даже эту проблему в домашних условиях не то что решить, обнаружить трудно. А уж интегральные схемы – они вообще, как известно, вещи одноразовые, ибо ремонту не подлежат (разве что с применением шаманских ритуалов вроде «прожаривания» в печке).

Поэтому и приходится говорить о поломке модуля в целом. Самое важное в этой ситуации – руководствоваться пониманием общих принципов функционирования железа, иначе в итоге получится не осмысленная деятельность компьютерного специалиста или IT-энтузиаста, а пресловутое шаманство. Поэтому мы решили запустить цикл статей, посвященных тому, как на самом деле работают комплектующие компьютера. Разумеется, рассмотрев этот процесс не с точки зрения умудренного опытом инженера ЭВМ, а с позиции эрудированного пользователя, желающего знать о своих девайсах чуть больше, чем написано на их упаковках. Начнем, пожалуй, с такого незаменимого компонента, как материнская плата.

От простого к сложному
Первые персональные компьютеры по своему внутреннему устройству были весьма не похожи друг на друга, даже если строились на базе одних и тех же ключевых компонентов. Каждый производитель решал сам для себя, как лучше схемотехнически реализовывать тот или иной узел, в каком форм-факторе изготавливать печатные платы и как обеспечивать взаимодействие компонентов между собой. Следствием этого была почти полная «закрытость» архитектур ПК и невозможность внесения изменений в конфигурации машин без разрешения на то фирмы-изготовителя.

Но затем наступил 1981 год, когда компания IBM выпустила свою знаменитую персоналку IBM PC, из устройства которой никто специально не делал секрета. Пользователи получили официальное благословение на «игру в конструктор» с применением различных деталей ПК, а компании, не имеющие прямого отношения к IBM, обрели право выпускать свои платы расширения и периферийные устройства для машин Голубого гиганта, а то и вовсе делать полные реплики. Разумеется, для того чтобы это стало возможным, еще на ранней стадии разработки IBM PC нужно было предусмотреть четкую стандартизацию всех интерфейсов, протоколов обмена данными, форм-факторов комплектующих и принципов их соединения. В числе прочего было решено, что карты расширения будут базироваться на общей, основной плате, которая должна будет присутствовать в каждой конфигурации.

До чего мы дожили? Теперь не только процессорам и видеокартам требуется массивное охлаждение, использующее теплотрубки, но даже и элементам питания процессора. Жуть...
До чего мы дожили? Теперь не только процессорам и видеокартам требуется массивное охлаждение, использующее теплотрубки, но даже и элементам питания процессора. Жуть…

Эта плата по вполне очевидным соображениям получила название материнской. Шли годы, архитектура IBM PC-совместимых компьютеров развивалась. Появились «надстройки» над первичным стандартом машин – сначала IBM PC XT (eXtended Technology), а затем и AT – (Advanced Technology). Возникла широкая вариабельность конфигураций компьютеров, производители комплектующих расплодились в невероятном множестве, практически вытеснив с рынка саму IBM, и каждый из них, разрабатывая собственные девайсы, видоизменял все, что только можно было изменить, не выходя за рамки совместимости. Как следствие этого, сильно преобразился и облик материнских плат; возникло множество новых форм-факторов и типов компоновки.

Некоторые фирмы и вовсе обратились к самым истокам компьютеростроения, начав выпуск материнок, представлявших собой, по сути, большие шины в аппаратном смысле этого слова, на которых кроме проводящих дорожек и группы слотов не было вообще ничего. Предполагалось, что и процессор с памятью, и необходимая для сопряжения логика, и все специализированные компоненты будут располагаться на отдельных платах расширения, а мать будет играть роль лишь огромного соединительного мостика. Возможно, для каких-то сфер применения подобная конструкция и была оправданной, однако рядовые пользователи, приобретавшие компьютер для дома или офиса, желали несколько иного.

Существовал набор компонентов, без которого компьютеру обойтись было никак нельзя. В него входили как минимум процессор, оперативная память, слоты расширения с контроллером шины, а также разъем для подключения основного устройства ввода – клавиатуры. А поскольку данный комплект должен был присутствовать в каждой машине, вполне логичным было реализовывать его на одной плате – опять же, материнской. Старые AT-мамки, во множестве сохранившиеся в коллекциях железячников-некромантов, как правило, несут на себе пять-восемь ISA-слотов, гнездо под процессор (либо оный, впаянный намертво), слоты под память, клавиатурный разъем и минимально необходимый набор логики.

Однако прогресс не стоял на месте, и к перечню обязательных для ПК компонентов добавились также контроллеры жестких дисков и флоппи-дисководов, порты COM, PS/2, LPT и некоторые другие узлы, поэтому было решено свернуть выпуск матплат, в которых вышеперечисленное отсутствовало и подлежало реализации при помощи карт расширения. Интеллектуальная «начиненность» материнок вкупе с плотностью расположения компонентов на них год от года стали возрастать, и постепенно эволюция привела к появлению плат современного образца, утыканных всевозможными слотами и интерфейсами, как еж иголками, и несущих на себе едва ли не все второстепенные компоненты, которые только могут понадобиться пользователю.

Больше конкретики
Итак, давайте рассмотрим общее устройство современной материнской платы, заточенной под установку процессоров фирмы Intel (в силу определенных особенностей именно эта платформа подходит для наших целей наилучшим образом). Что мы увидим при беглом взгляде на нее? Множество разъемов и контактных групп, предназначенных для подключения интерфейсных кабелей, слоты для плат расширения и модулей памяти, сокет для установки процессора, разъемы для выводов блока питания, коннекторы вентиляторов. Это, назовем ее условно, коммуникационная часть платы. Всю наиболее полезную информацию о ней я постарался изложить несколькими месяцами ранее, в цикле статей «Интерфейсом об тейбл», в сегодняшнем же материале мы ее больше не коснемся.

...Хотя, в общем-то, бытует мнение, что это дополнительная перестраховка и всем элементам на материнке достаточно увеличенных дорожек на плате, чтобы остыть до приемлемого значения
…Хотя, в общем-то, бытует мнение, что это дополнительная перестраховка и всем элементам на материнке достаточно увеличенных дорожек на плате, чтобы остыть до приемлемого значения

Между вышеперечисленными объектами располагаются различные радиодетали – конденсаторы, полевые транзисторы (мосфеты), катушки индуктивности (дроссели), резисторы, микросхемы-стабилизаторы. Это электротехническая составляющая материнской платы, отвечающая за питание установленных на ней компонентов и защиту их от пагубных внешних воздействий электрической природы. Между собой все элементы материнки (равно как и любой другой печатной платы) связывают проводящие дорожки, располагающиеся на ее поверхности под лаковым покрытием либо в глубине многослойного текстолита.

Их мы тоже отнесем к «электрической» части. И еще к этой же условной категории причислим тактовые генераторы – кристаллы кварца и управляющие ими микросхемы, которые подают компонентам материнской платы синхроимпульсы. Подробный рассказ обо всех вышеперечисленных узлах явно выходит за рамки этой статьи, однако избранные особенности электрической подсистемы платы, которые полезно знать рядовому пользователю, я постараюсь раскрыть.

Коммунизм есть советская власть плюс…
Советская власть в ее идеализированном виде в компьютерах, пожалуй, восторжествовала давно. Судите сами: решения принимаются сообща, работа выполняется совместными усилиями всего «коллектива», от каждого берется по способностям и каждому воздается по потребностям. Практически совершенное общество, жаль только, что состоит не из людей.

А вот с электрификацией «всей страны» дело обстоит несколько сложнее. В былые времена начинка персональных ЭВМ потребляла энергии как одна лампочка Ильича и была не слишком привередлива к входному напряжению. Потому и электрификация ограничивалась, по сути, прокладкой проводов от «электростанции» (сиречь БП) до потребителей. Теперь же искушенные благами цивилизации жители жестяного ящика не только требуют вдесятеро больше мощности, так еще и хотят, чтобы напряжение к ним приходило низкое и до предела стабильное. Потому и приходится размещать на материнской плате целые «подстанции», понижающие напряжение, выдаваемое БП, и старающиеся превратить его осциллограмму в прямую, как курс партии, линию.

А задача эта, между тем, не так проста, как кажется. Современные процессоры потребляют под две сотни ватт энергии, и все это при напряжениях не выше 2 В. Сами можете представить, какие большие токи протекают по проводникам. А ведь энергопотребление камня еще и изменяется синхронно с его нагрузкой, так что источник должен постоянно корректировать свою работу, чтобы не допустить скачков напряжения и сбоев компьютера.

Решением этой проблемы является использование инверторов (преобразователей напряжения с индуктивным накопительным элементом), расположенных непосредственно на материнской плате. Эти устройства способны выдавать напряжения в требуемом диапазоне, просты в управлении, а главное, допускают параллельное включение нескольких себе подобных, в случае если одного такого девайса недостаточно для питания компонента. При этом все инверторы работают с определенным временным сдвигом относительно друг друга, и такая схема называется многофазной.

Промелькнуло слово «фаза» – да-да, та самая «фаза системы питания», в которых принято измерять качество электрической составляющей материнских плат или видеокарт. Использование множества параллельно включенных фаз позволяет не только поднять общую «питательную» способность системы, но и снизить тепловыделение инверторов. Уменьшение максимального тока в отдельно взятом инверторе до определенного уровня позволяет начать реализовывать последние в виде интегральных схем, а не совокупности дискретных компонентов, как это было принято ранее, что положительно сказывается и на стоимости платы, и на «горячести» системы питания.

Осциллограмма выдаваемого каждым инвертором напряжения напоминает изображение пилы для резки дерева. Причем пилы не абстрактной, а самой настоящей, у которой срез зубцов с одной стороны крутой, а с другой – пологий. На фронте импульса (круто взмывающем вверх) происходит выброс энергии, запасенной в катушке индуктивности, вслед за которым идет более плавный спад напряжения до момента нового импульса. Фактически два этих этапа составляют изображение одного периода работы инвертора.

А теперь представьте, что вместо одной пилообразной осциллограммы мы берем несколько точно таких же, только смещенных на небольшие величины вдоль горизонтальной оси. В результате, пройдя по верхней границе получившегося рисунка, мы увидим осциллограмму напряжения с куда более мелкими скачками, которые за счет наличия дополнительных «сглаживающих» элементов (конденсаторов, к примеру) будут совершенно незаметны для процессора. В этом заключается большой плюс материнок со значительным числом фаз питания (8-16). При этом в моменты низкой загрузки процессора часть инверторов можно отключить, снизив тем самым энергопотребление.

Также преимущества многофазных систем питания над имеющими три-четыре фазы проявляются при разгоне: у первых не только выше стабильность процессора на высоких частотах, но и заметно ниже тепловыделение. Ведь, если возрастает потребляемая процессором мощность, по каждому из инверторов начинает течь больший ток. А выделение тепла в простейшем случае пропорционально квадрату тока, соответственно, «скуднофазная» система потребует очень эффективного теплоотвода либо вовсе выйдет из строя. Материнка же с множеством фаз продолжит работать как ни в чем не бывало, поскольку ее инверторы в номинальном режиме пропускали через себя ток, намного меньший предельно допустимого, а при разгоне только вышли на «проектную мощность».

Вторым по важности для электрической части матплаты является набор используемых конденсаторов. О них, если вы обращали внимание, часто пишут и производители материнок, и железячники, тестирующие их продукцию. При этом, если вы встретите в описании словосочетание «твердотельные конденсаторы», то у вас в мозгу должен прозвучать звоночек: «Это круто!» А уж если вы вдруг увидите в тексте фразу «японские твердотельные конденсаторы», знайте, что сие есть великая радость и вам надлежит непременно пуститься в пляс.

Давайте попробуем разобраться, почему так происходит. Для этого нам придется заглянуть в прошлое, а именно в середину 90-х годов. Материнские платы того времени с электрической точки зрения были довольно просты. Конечно, они уже не разводили по потребителям напрямую напряжение с БП, как их древние предки, но, как правило, системы питания процессора, памяти и карт расширения в них содержали один-два инвертора и небольшое количество конденсаторов. Те в массе своей были изготовлены добросовестными производителями и работали безо всяких проблем годами. (А как показывает практика современного использования таких раритетов, в том числе и мною лично, даже десятилетиями.)

По мере приближения даты Великого Линолеума мощность электронных компонентов стала возрастать, а системы питания материнских плат – усложняться. При этом производителям нужно было сохранять ценовую привлекательность своих изделий, то бишь экономить. Экономить решили в том числе и на электролитических конденсаторах сравнительно большой емкости, коих к тому времени на платах развелось довольно много (до 30-40 штук). На подавляющее большинство материнок стали устанавливать низкопробные китайские кондеры ценою пять копеек километр. И вроде бы первое время все было ничего, как вдруг… В начале нулевых годов третьего тысячелетия персональные компьютеры одолела самая настоящая эпидемия.

Машины висли и глючили без причины, включались через раз, начинали ни с того ни с сего пищать спикером и одна за другой выходили из строя. В беде винили всех и вся: вирусы, кривые операционные системы, космические лучи и несовместимость «железных мозгов» с датой «2000». До тех пор, пока не заглянули внутрь и с удивлением не узрели на материнской плате россыпи «грибков» с округлыми шляпками, из половины которых сочилось что-то рыжее и неаппетитное. Проблеме сразу же придумали меткое название – «беременность конденсаторов».

Из-за желания большинства производителей угодить всем покупателям грамотно организованная панель внешних интерфейсов встречается редко. То переборщат с разнообразием и забудут про количество, то наоборот
Из-за желания большинства производителей угодить всем покупателям грамотно организованная панель внешних интерфейсов встречается редко. То переборщат с разнообразием и забудут про количество, то наоборот

Личность таинственного гостя, «любящего» емкости по ночам, оказалась быстро установлена. «Железным Казановой» оказался не кто иной, как газ водород, образовывавшийся внутри конденсаторов при их работе из-за неправильно подобранной формулы электролита. Газы копились в металлических бочонках, вспучивали их крышки, выталкивали резиновые заглушки из днищ и, прорывая края специально выштампованных канальцев, выходили наружу. Причем, если жадный и криворукий производитель конденсаторов ленился даже сделать штамповку в крышках, дело нередко оканчивалось довольно эффектным взрывом.

Емкость «вспученных» конденсаторов снижалась, эквивалентное сопротивление, наоборот, повышалось, и они уже не могли выполнять свою задачу – фильтровать от помех напряжение, подаваемое на микросхемы, отчего те давали сбои. Иногда протекшие конденсаторы вводили в заблуждение контроллеры напряжений, заставляя те «думать», что нагрузка на них сильно возросла, повышать вольтаж, перегреваться и в муках умирать. А то и уводить за собой питаемые устройства по причине дикого «перенапряга». Вот так репутация электронных компонентов, не особо склонных к возникновению ошибок после тестирования на заводе, оказалась несправедливо подмочена примитивными электротехническими устройствами, стоящими в сотни раз меньше.

Решение проблемы было найдено быстро – на материнки (а также видеокарты, блоки питания и многие некомпьютерные устройства) стали устанавливать качественные конденсаторы с не склонным к «метеоризму» электролитом. Появились и особые изделия – емкости, в которых вместо привычного жидкого электролита используется специальный полимер, который при всем желании не может вытечь, потому как находится в твердом агрегатном состоянии. Такие детали теоретически могут работать без снижения показателей многие десятки лет. А уж твердотельным конденсаторам, произведенным в самой Японии, по утверждениям производителей, свойственно прямо-таки традиционное национальное долголетие.

Продолжаем осмотр
Однако, электрической частью мы, пожалуй, несколько увлеклись. А ведь на материнской плате расположено еще множество компонентов. Оставшееся свободным от разъемов и радиодеталей место занимают второстепенные логические элементы – контроллеры портов ввода-вывода, звуковой кодек, микросхемы самоконтроля и многие другие. Они отвечают за расширение функциональности материнской платы и в большинстве своем не являются обязательными. К примеру, для компьютера не существует принципиальной разницы между сетевой картой, установленной в слот расширения, и интегрированным Ethernet-контроллером, разведенным на самой материнке. Поэтому данный класс элементов мы в дальнейшем удостоим лишь краткого упоминания.

Наконец, существенную часть веса и объема любой современной матплаты составляет система охлаждения, которая может быть пассивной, активной либо даже жидкостной. А вот под двумя самыми приметными ее радиаторами скрываются наиболее сложные и интересные для нас узлы материнской платы – микросхемы чипсета, зачастую именуемые северным и южным мостами. О них давайте поговорим поподробнее.

Материнская сущность
С архитектурной точки зрения такого компонента, как «материнская плата», в компьютере не существует. Процессор есть, память – тоже, а вот материнки нет. Есть только отдельные ее узлы – пресловутые микросхемы чипсета, а также их челядь в виде второстепенных логических компонентов. Итак, какая же роль в работе компьютера отводится мостам?

Наиболее важный из них, северный, в фирме Intel принято иначе именовать как MCH – Memory Controller Hub. Название дает нам понять, что главенствующей его задачей является обеспечение взаимосвязи процессора с памятью. Посредством системной шины FSB (Front Side Bus) осуществляется передача команд и данных от процессора к северному мосту. Частота работы этой шины для современных процессоров Core 2 составляет 1066, 1333 или 1600 МГц. При этом частота синхроимпульса, которому подчиняется FSB, всегда вчетверо ниже, а итоговая величина получается за счет принципа Quad Pumped Bus, согласно которому за один такт осуществляется четыре сеанса передачи данных.

Запросы к памяти, поступившие по системной шине, обрабатываются северником и передаются уже на шину памяти. Последняя в случае с процессорами Core 2 работает по двухканальному принципу, что обеспечивает вдвое более высокую скорость обмена данными. Частота обмена данными с оперативной памятью может отличаться от эффективной частоты системной шины; соотношение между ними задает коэффициент, именуемый делителем или множителем – в зависимости от способа отсчета.

Современный северный мост поддерживает несколько типов процессоров одного производителя и, как правило, только один тип памяти. Исключение составляют «переходные» чипсеты, например i915 и P45, материнские платы на базе которых могут обладать поддержкой любого из двух типов «мозгов» – нового и старого поколений. Очень старые материнки (скажем, на чипсетах Intel 400-й серии) допускали и установку процессоров от различных производителей – как от самой Intel, так и от AMD, и от Cyrix, и от VIA.


Не считая основной шины (та, что FSB), PCI и PCI Eхpress – самые скоростные интерфейсы персонального компьютера

Помимо связующего звена между процессором и памятью северный мост современных интеловских систем является также и контроллером скоростного интерфейса PCI Express. Как правило, в его ведении находятся два слота PCIE x16, однако конфигурация разъемов может быть и несколько иной, поскольку PCI Express допускает перераспределение линий.

В терминологии Intel существует и такой подвид северного моста, как GMCH (Graphics and Memory Controller Hub). Этой аббревиатурой нарекают логику, обладающую интегрированным графическим ядром.

Все те же 90-60-90
В мире материнских плат тоже существуют свои стандарты красоты. Причем, в отличие от женской фигуры с ее пресловутыми тремя обхватами, от которых «шаг вправо, шаг влево» считается «побегом», для материнок признаками совершенства могут являться несколько сочетаний силуэтов и размеров. Эти сочетания получили название «форм-факторов» и представляют собой промышленные стандарты реализации печатных плат. Помимо соотношения длины и ширины они регламентируют расположение отверстий для крепежных винтов, компоновку ключевых узлов на плате, типы используемых разъемов и многое, многое другое. Всего с начала 80-х годов были разработаны десятки различных форм-факторов, однако в современных ПК применяются лишь единицы. Самыми распространенными являются форм-фактор ATX и надстройки над ним.

Первые спецификации ATX были разработаны в середине 1995 года, а материнки нового стандарта появились на рынке примерно год спустя и начали стремительно вытеснять наиболее распространенные до этого платы типа BabyAT. Спецификация ATX привнесла множество нововведений в конструкцию как материнских плат, так и корпусов и блоков питания компьютеров. На задней панели материнок появилась богатая различными разъемами двухуровневая панель интерфейсов, позволившая существенно сократить количество соединительных кабелей внутри корпуса и эффективнее использовать свободное пространство. Разъем питания был сделан однокомпонентным, чтобы исключить имевшую в прошлом место ошибку с неверным подключением БП (впрочем, находились не обделенные силой умники, втыкавшие задом наперед и разъем ATX). Процессор с памятью переехали в верхнюю часть платы, за слотами расширения был оставлен нижний левый угол, а правую нижнюю часть отвели разъемам различных внутренних интерфейсов.

Несколько позже «классического» ATX появились на свет его «меньший» и «больший» братья – microATX и eATX. Они отличаются от исходного варианта только размерами и количеством крепежных отверстий, сохраняя полное единство в плане разъемов и компоновки. В 2003 году на смену ATX фирма Intel прочила новый форм-фактор собственной разработки – BTX, в первую очередь отличавшийся лучшими возможностями по охлаждению. Однако вскоре она сама от него отказалась, так как место процессоров Pentium 4 с их всевозрастающим тепловыделением заняли куда более холодные Core 2, и смысл в довольно затратной смене стандартов пропал.

Ну и, наконец, в последние годы обретает все большую популярность форм-фактор mini-ITX, изначально продвигаемый фирмой VIA. Его скромные габариты позволяют собирать компьютеры размером не сильно больше оптического привода, что открывает перед ним множество недоступных для mini-ATX и тем более ATX сфер применения. При этом электрически и механически mini-ITX полностью совместим с mini-ATX.

Знакомьтесь, достопочтенная FSB!
В последнем материале об Intel Nehalem мы с вами уже успели попрощаться с FSB. Теперь же я предлагаю вам, наоборот, вернуться к ней для более близкого знакомства. Будем считать, что выхода архитектуры Core i7 еще не было, а системная шина продолжает здравствовать. Как я уже говорил, по ней осуществляется обмен данными между процессором и северным мостом. В связи с этим основной характеристикой FSB является скорость передачи данных. Она зависит и от разрядности шины, и от частоты ее работы, и от количества транзакций, совершаемых за один такт синхросигнала.

Конструктивно FSB есть не что иное, как совокупность шин адреса и данных самого процессора, «протянутых» к чипсету. Именно поэтому, кстати, такое понятие, как FSB Wall (предельно допустимая частота шины), является характеристикой именно самого камня, а не материнской платы. Последняя просто может «не вытягивать» требуемую частоту, и, хотя результат для оверклокера в общем-то будет один и тот же, путать ограничения процессоров и чипсетов не стоит.

При этом величину частоты FSB задает тактовый генератор самой материнской платы, а большинство остальных узлов системы, что называется, «пляшут» уже от нее. Зависит от частоты FSB и частота памяти, и (преимущественно для старых матплат) частота шин PCI / AGP. Более новые изделия обладают несколькими независимыми генераторами, позволяющими «развязать» по частоте системную шину и периферийные.

Итоговая частота процессора тоже есть произведение частоты FSB на множитель. При этом практикующими железячниками давно уже подмечено, что при равной частоте CPU в производительности выигрывает та машина, у которой быстрее работает FSB. Это объясняется тем, что объем пересылаемых между процессором и чипсетом данных очень велик, и шина способна стать «бутылочным горлышком», сильно ограничивающим производительность всей системы.

FSB – это старая технология, которую с годами все сильнее критикуют за ее ограниченные скоростные возможности. На смену ей постепенно приходят более быстрые шины, работающие по принципу «точка-точка», – к примеру, HyperTransport от AMD или QPI разработки самой Intel.

Кстати говоря, в некоторых архитектурах компьютеров наряду с «передней» системной шиной существует и «задняя» (BSB, Back Side Bus). «Задним умом» процессор сообщается с внешней кэш-памятью, при этом развивается существенно более высокая скорость передачи данных, нежели может обеспечить FSB.

Продолжение следует…

 

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?