9 лет назад 4 апреля 2011 в 15:04 370

Поначалу высокотехнологичной индустрией правили железячники. Это было естественно: софт на тот момент отличался от нынешнего крайней незатейливостью, а вот скорость работы всего упиралась в возможности железа, вернее в его производительность. О вы, пользователи старше тридцати лет, которые помнят «Мир ПК» за 89 год, ощутите заново те чувства, которые вы испытывали, разглядывая новый Sound Blaster 16! Я такой себе купил, за 215, блин, долларов.

Правда, потом оказалось, что мой 386SX не в состоянии одновременно переварить графику Wolfenstein и звук игры, поэтому приходилось либо играть в маленьком окошке со звуком, либо разворачивать изображение на весь экран и довольствоваться возможностями PC Speaker (это та штука, по пискам которой сегодня принято определять, что именно навернулось в компьютере, но раньше, между прочим, она еще и за музыку в игрушках отвечала).

Потом изготовители железа как-то незаметно навыпускали всяких устройств, производительность которых в целом превосходила потребности большинства юзеров, читай – потребности офисного программного обеспечения, которым пользовались большинство юзеров. Да еще и цены на железо начали падать со страшной скоростью, что позволило практически всем желающим обрести те компьютеры, которые им были нужны.

Как следствие, некоторое время рынком рулили софтовики-игроделы. Именно они определяли, что именно захочет купить юзер в следующем полугодии, поэтому производители железа пристально следили за предстоящими анонсами, и в течение прошлого десятилетия мы не раз могли наблюдать ситуацию, когда выход новой видеокарты был явным образом приурочен к релизу какого-нибудь супермодного шутера. Что характерно, эта схема действительно неплохо работала, насколько я знаю из бесед с коллегами по рынку: выход какого-нибудь Far Cry неизбежно означал закупку нашими дилерами лишнего контейнера видеокарт – спрос-то увеличивался.

А потом произошло сразу несколько вещей. Во-первых, мощности обычного стационарного компьютера теперь уже стало хватать практически любым приложениям, включая ресурсоемкие игры (безусловно, существуют исключения, но они лишь подтверждают правило). Во-вторых, свою роль сыграли приставки, которые не надо модернизировать, на них удобно играть, и они не требуют вообще никакого внимания. Воткнул диск – и обыграйся. Ну и, наконец, в-третьих, за нулевые годы на первый план вышел интернет, то есть инфраструктура связи, и, как следствие, власть обрели компании, занимающиеся именно связью, а не софтом или железом.

Классический пример такой структуры, набивший всем оскомину настолько, что глагол «to google» появился в словарях английского языка, – это небезызвестный поисковик. Фирма, которая изначально занималась исключительно услугами, предоставляемыми в рамках систем связи, к настоящему моменту производит (вернее, конечно, не производит, а заказывает у сторонних разработчиков, но сейчас все так делают) железо, пишет под него софт и из компании-поисковика давно уже превратилась в организацию, претендующую на управление практически всеми аспектами жизни человека, который пользуется Цифрой.

Помните, в фантастических романах начала 90-х годов не раз проскальзывала идея о том, что в будущем транснациональные корпорации обретут такое влияние, что отдельные категории населения будут им принадлежать – не де-юре (хотя и такие варианты рассматривались), но де-факто. То есть фантасты предполагали, что появятся структуры, которые будут выпускать всё, что нужно для жизни человека, и создавать потребителей, которые всё – начиная от трусов и молотков и заканчивая едой и батарейками – станут приобретать у одной компании. Судя по всему, в целом авторы этих произведений были правы, единственное, чего они не могли учесть, – это наступление эпохи Цифры. Пока в регионах нашего проживания есть электричество, в обозримом будущем все инструменты, необходимые для осуществления повседневных функций, нам будут предоставлять очень небольшое количество компаний, обладающих интернет-инфраструктурой и соответствующими сервисами.

Что есть Apple? Это телефон с неизвестным количеством скрытых от пользователя функций, планшетный компьютер, породивший новый рынок, и целая линейка ноутбуков, которые работают на совершенно непрозрачной ОС. Google – это колоссальный конгломерат, породивший на свет – уже к настоящему моменту, прошу заметить, – практически полный набор средств, необходимых для пребывания современного человека в Сети. Этой чудной корпорации осталось создать (или купить) социальную сеть, привязать к ней собственную платежную систему – и все, человек с планшетником на Android при желании может смело ставить себе на лоб печать «Owned by Google».

Тут в интернете пишут, что Билл Гейтс (что характерно, Word, в котором я набиваю этот текст, автоматически ставит заглавные буквы в начале его имени и фамилии) активно распродает оставшиеся у него акции Microsoft. Я подозреваю, что сия славная организация еще долго будет жить и здравствовать, но, может быть, дело просто в том, что он решил вложить деньги в инфраструктурные проекты, которых у Microsoft пока немного? Хотя, кстати, сетевую экосистему Xbox вполне можно считать таким проектом. Всем хороша Цифра, кроме двух принципиальных вещей: всё про всех навсегда остается где-то записанным, и ты всегда в шаге от любого человека, даже если между вами десятки тысяч километров, а тебе надо его срочно забыть. В остальном все клево. В общем, аналоговый мир умер. Пока есть электричество – да здравствует Цифра! UP

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?