13 лет назад 1 ноября 2006 в 11:30 247

Ошибка природы

Могут спросить, до каких 
пределов я распространяю доктрину 
о модификации видов. Ответить на это нелегко… 
Но при помощи некоторых
весьма сильных аргументов можно пойти очень далеко.
Чарльз Дарвин. Происхождение видов


Их глаза встретились, и Дарвин почувствовал, что обезьяна отлично все понимает. Он не знал, в каких образах ее примитивное восприятие отражает суть происходящего, но ощущал, что, как и он сам, 
она готова к последней схватке, 
к яростной и беспощадной битве 
за существование в этом жестоком мире.
Виктор Пелевин. Происхождение видов

Все-таки сэр Чарльз был очень умным человеком. Его эволюционная теория крайне интересна, хотя, если вдуматься, довольно оскорбительна для человека, который (ну как-то так сложилось) привык считать себя венцом творения и вообще суперпарнем. Ведь что представляет собой эволюционный процесс по Дарвину? Естественный отбор, в процессе которого выживают наиболее приспособленные к данным конкретным условиям особи.

А как появляются эти самые наиболее приспособленные особи? Что они собой представляют? Они – мутанты. То есть в процессе развития особи происходит маленький сбой (или иными словами – ошибка, пусть и удачная), и на свет появляется, к примеру, лягушка, которая в состоянии прыгнуть на 30 процентов дальше, чем среднестатистическая для данной местности. Или обезьяна, которая догадывается, что палкой-копалкой можно не только по кокосовым орехам стучать, но и по чайнику, оказывается, бывает некисло треснуть.

Как вы понимаете, заслуги этих особей в том, что они такие модные, нет, это дело исключительно случая (или повышенного радиационного фона), но это не меняет ситуации: когда мутация удачная, то это означает, что, скорее всего, у мутанта будет потомство, которое унаследует удачное сочетание генов и, возможно, даже догадается, что к палке можно привязать лиану с камнем на конце…

К чему веду: человек – это самая большая ошибка природы, которую она когда- либо совершала. Вернее, человек – это результат череды ошибок длиной в несколько миллиардов лет. И еще, кстати, никто не доказал, что человек – это удачная ошибка природы… Впрочем, недоказанным остается и обратное утверждение.

Надо ли говорить, что естественный отбор существует не только в природе. Вся наша цивилизация сейчас построена именно на основе естественного отбора, чтобы там ни говорили разные сентиментальные товарищи. В любом обществе добиваются своих целей только те люди, психика которых либо была адаптирована окружающей средой для эффективного поведения именно в этих условиях, либо они сами смогли свою психику адаптировать к происходящему вокруг – сугубо сознательными усилиями. Вторых, кстати, неизмеримо меньше, чем первых.

Впрочем, и “адаптированных средой” товарищей тоже не перебор. Это естественно: если бы все могли действовать на одинаковом уровне эффективности, то это была бы не здоровая конкуренция (как принято сейчас называть естественный отбор применительно к обществу), а черт знает что. Природа бдительно следит, чтобы масса людей порождала ограниченное число лидеров и вообще людей сообразительных.

Лет 20 назад ситуация начала стремительно осложняться. Поток информации, приходящийся на отдельного индивидуума, начал стремительно расти. Поначалу по этому поводу особо никто не волновался, так как процент людей, откровенно не справляющихся с обработкой количества данных, необходимого для эффективного выживания в обществе, был невысок.

Но со временем выяснилась парадоксальная вещь: оказывается, технологии мешают мозгу человека развиваться, банально лишая его необходимости тренироваться (простой пример: с того момента, как у вас появился мобильный телефон с записной книжкой, вы много телефонов запомнили?

Вот у меня недавно глюканула записная книжка в телефоне, и я с ужасом понял, что не помню ни одного нужного мне номера…), и в то же время требуют от человека довольно развитого мозга для обработки того бешеного количества информации, которую они же и генерят.

Информации стало на порядок больше, а те средства, которые информацию доносят до человека, отучают его адекватно обрабатывать данные даже в терпимых для среднестатистического мозга количествах. Человек начинает воспринимать поток данных как некий информационный шум, на который не надо обращать внимания.

Кстати, это довольно распространенная точка зрения: дескать, дабы оптимизировать и улучшить усвоение текущей (т. е. повседневной) информации, необходимо избавить себя от части ее источников. Я знаю массу людей, которые не смотрят телевизор и даже не читают художественную литературу – исключительно потому, что целиком отдают время узкой области (профессиональной или непрофессиональной деятельности), в которой стремятся досконально разобраться.

По большому счету, они поступают правильно. Действительно – зачем пропускать через себя весь этот информационный шум, когда можно каналы его поставки слегка перекрыть и сосредоточиться только на главных вещах. Мозг же не резиновый. Проблема в том, что данный способ решения проблемы по-своему эффективен, но он ограниченно эффективен.

Но не надо недооценивать влияние эволюционных законов. Они работают, причем безошибочно. И быстро – особенно когда есть какой-нибудь катализатор эволюционных процессов. В области эволюции человеческой психики таким катализатором, на мой взгляд, стали высокие технологии, вернее, их повсеместное распространение.

Я несколько раз встречал людей, которые казались мне… необычными, причем необычность их заключалась не в форме их черепной коробки или объеме легких, а в способе принятия решений. В том месте, где человек обычный оперирует понятиями формальной логики, приходя затем к правильному выводу, у таких людей работают инстинкты, то есть системы обработки информации у них сформированы не обучением, а тем самым информационным фоном.

Они не прячут голову в песок, как это делают многие обычные люди, пытаясь искусственно ограничить количество информации, поступающей к их рецепторам, они сознательно пропускают весь этот поток через себя – и на основе его делают выводы. Как правило – верные выводы. Но эти выводы не носят сознательного характера – это лишь порождение обостренного технологического инстинкта.

Когда такой социальный мутант приходит к какому-либо выводу, вероятность того, что вывод этот будет совпадать с выводом, сделанным обычным человеком средствами традиционной логики, велика. Но тот путь, который преодолевает мутант, и тот путь, который проходит человек обычный в стремлении что-то понять, – это, как говорится, две большие разницы. В условиях непрерывно растущего информационного потока мутант инстинктивно действует не менее эффективно, чем человек обычный. А представляете, какие возможности открываются перед мутантом, если к его природному технологическому инстинкту прибавить наличие развитых мозгов?

Разумеется, ни одна мутация не может обойтись без побочных эффектов. Инстинкты – вещь более развитая, чем логика (ибо инстинкты как категория значительно старше логики), но при этом они менее точны, и значительно. То есть, если человек, наделенный такими инстинктами, способен правильно оценить ситуацию в общих чертах, при этом он зачастую делает глупейшие ошибки в оценке мелких деталей. Он не привык анализировать проблему в традиционном понимании этого слова, он почти на всем протяжении своей жизни совершает поступки инстинктивно.

Зачастую подобные люди исключительно с помощью интуиции добиваются довольно значительных успехов в самых разных сферах деятельности. Но когда человек длительное время полагается только на инстинкты (а такой соблазн возникает у любого социального мутанта), неизбежно рано или поздно он совершает принципиальную ошибку, которая, как правило, является финалом всего.

Однако небольшой процент мутантов в какой-то момент понимает, что: а) они чем-то отличаются от большинства людей, б) эти отличия дают им серьезные преимущества перед обыкновенными людьми, в) существуют области, где развитые инстинкты мутантов начинают откровенно сбоить.

Непривыкшие анализировать мотивы собственных действий, привыкшие к полной гармонии со своей головой, мутанты зачастую не видят совершенно очевидных и реально правильных вещей, при этом проявляя нетривиальную сообразительность в тех сферах человеческой деятельности, где начинают буксовать мыслительные процессы человека обыкновенного.

В иной ситуации, в иное время или в ином месте такие люди были бы однозначно неудачниками. При незначительном уровне информационного шума их способность анализировать весь поток информации, пусть зачастую поверхностно, но зато точно, не была бы ничем выдающимся, а вот некоторых способностей нормального человека они лишены.

Но сейчас таким мутантам, как говорит нынешняя молодежь, просто откровенно вперло. Они, как правило, не способны досконально, до мелочей разобраться в проблеме, но они зато в состоянии верно оценить тенденции, и выработать (вернее, не выработать, а почувствовать) правильные алгоритмы решения проблемы. Процесс интеграции в общество у таких людей проходит, как правило, непросто. Главная их проблема заключается в том, что они в большинстве случаев могут сказать, КАК надо что-либо сделать, но не в состоянии объяснить ПОЧЕМУ.

У некоторых из них со временем развивается интересное качество – они сначала принимают решение, а потом уже обосновывают его с точки зрения своей нетривиальной логики. Окружающим кажется, что мутант все тщательно и постоянно обдумывает, стараясь совершать исключительно рационалистические поступки, а на самом деле все происходит ровно наоборот: сначала – принятие инстинктивного решения, а затем – стремительное придумывание более или менее сносной отмазки для окружающих. Чтобы отстали наконец!

… У меня есть один знакомый, который очень давно и крайне благополучно живет в США. Он приехал туда еще в советские времена, обосновался и затем, располагая лишь дипломом об окончании какого-то сомнительного вуза, довольно быстро заработал очень большие деньги, занимаясь торговлей какими-то микросхемами. Когда он это мероприятие начинал, все его друзья и знакомые были в шоке.

Его отговаривали, ему обещали скорый финансовый крах, позор и разорение. А он даже объяснить не мог, чего ему так эти микросхемы дались, и, когда его в очередной раз называли болваном и советовали не бросать престижной работы таксиста, он только глуповато улыбался, не переставая осуществлять какие-то совершенно нереальные финансовые схемы, в которых, кроме него, никто разобраться не мог.

Пару лет назад, когда я в последний раз разговаривал с этим человеком (он на Родину типа заехал – березки понюхать и все такое), я его спросил, дескать, а как ты вообще сообразил, что надо именно микросхемами торговать? Эта затея ведь с точки зрения нормального, рассудительного человека выглядела откровенным безумием? Он опять же глуповато улыбнулся и, смущаясь, ответил: “Почувствовал”.

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?