13 лет назад 1 ноября 2006 в 12:52 119

Подносчики патронов

Существует такой старый и проверенный поколениями маркетологов и сейлеров закон: летом начинается спад продаж. Он может быть существенным – в разы, а может измеряться долями процентов. В любом случае, лето автоматически повсеместно считается таким несколько, знаете ли, вялым сезоном, в течение которого имеет смысл, скорее, строить планы на будущее, чем реализовывать уже имеющиеся.

Однако закон летнего спада работает не во всех областях человеческой деятельности. Во-первых, есть такие, которые основные деньги зарабатывают летом (вроде производителей мороженого и разливного кваса), а есть такие, которым вообще по барабану, какой сезон на дворе, ибо они достаточно далеки от конечного или потребительского рынка, чтобы его колебания до них просто не доходили.

Применительно к производству вообще подобным качеством, к примеру, отличается производство… ну, допустим, титана. Среднестатистический человек даже приблизительно себе не представляет, что это такое, на самом деле. А эта область промышленности играет гораздо более важную роль, чем производство жвачек или иных, столь же принципиальных для жизни вещей.

Именно в силу своей оторванности от наших повседневных потребностей 99% населения не знают, что для производства титана используется так называемая титановая губка, что побочным эффектом титанового производства является магний, что если над вами самолет полетел, то это потому, что у нас еще титановые заводы работают и т. д. Короче, важно не забывать, что тот поток рекламы, который нас окружает со всех сторон, вовсе даже не адекватен реальной картине мира, а доносит до нас информацию только о тех вещах, которые надо в той или иной форме продать конкретно нам.

Между прочим, в области высоких технологий ситуация совершенно такая же. Есть определенное количество производителей, продавцов и маркетологов, которые работают на рынок конечного потребителя. Огромное количество народа бдительно следит, какая тайваньская компания выпускает новую материнскую плату или две новые материнские платы, или даже пять новых материнских плат, потом сравнивает эти результаты с деятельностью какой-нибудь сингапурской компании и на основе этого делает далеко идущие выводы об общем состоянии высокотехнологичной индустрии.

А вообще, дела обстоят не столь лестно для маленьких конечных пользователей (к коим можно причислить и меня). При этом важно понимать, что я вовсе даже не имею в виду, что если, не дай Бог, завтра внезапно все конечные пользователи отбросят копыта или какие-либо иные жизненно важные органы, индустрия этого не заметит. Индустрия, безусловно, заметит, да еще как, но просто подобным образом оценивать степень важности той или иной категории потребителей в высшей степени некорректно.

Просто представьте себе, какому количеству конечных пользователей адекватен проект по информатизации, к примеру, “Газпрома”, причем по большому счету каждого конечного пользователя надо отлавливать отдельно, а в случае с большой конторой ее можно один раз с собой подружить и потом годами рядом с ней себя уютно чувствовать.

А еще в родной для многих из нас высокотехнологичной индустрии есть такая замечательная вещь, как поставки по так называемым госзаказам. Они хороши своей зачастую откровенной грандиозностью, когда, к примеру, все ЦРУ со товарищи решает вдруг обновить свой парк ноутбуков. Подписавшись под такую акцию, приличных размеров контора может существенно облегчить себе задачу по выполнению плана продаж на год. А то и на два.

Но все эти движения происходят, если можно так выразиться, над нами. Допустим, появляется вдруг на рынке вторичных (бывших в употреблении) комплектующих огромное количество какого-либо железа средней степени поюзанности, но однотипного, и сразу становится понятно, что какая-нибудь транснациональная корпорация благополучно освоила выделенные ей советом директоров тридцать миллионов долларов на частичную модернизацию парка ПК, а все старое железо либо хитрые айтишники тихо слили налево, либо мудрое руководство догадалось продать по сниженным ценам, и на этом немного денег заработало. А от многих масштабных процессов до конечного пользователя вообще никаких отголосков не доходит.

Сейчас стремительными темпами идет автоматизация управленческих процессов практически во всех крупных структурах и образованиях. Вы себе на секунду представьте, что вообще собой должна представлять система хранения и анализа данных масштабов какого-нибудь там “Лукойла”? А BP? А Microsoft?

Безусловно, конечного пользователя все холят и лелеют, в смысле, не все, а те компании, которые на нем деньги зарабатывают. Но конечный пользователь – вещь, управляемая оперативно. То есть, если у тебя есть некий продукт, подходящий для рынка end-users, то тебе ничего не мешает вложить какое-то количество долларов в маркетинговые программы, и буквально за год в общих чертах всех, кого надо, можно сориентировать в нужном направлении, а вот на межкорпоративном рынке такие фокусы не проходят. Только процесс внедрения современной системы управления чем-либо серьезным может занимать годы, так что никому и в голову не придет менять всю начинку своих серверов ради другой системы.

Начало подобного рода проекта означает сотрудничество с поставщиками решений в течение долгих лет, если не десятилетий, поэтому сулит очень и очень сытую жизнь, и, как следствие, проект этот непрост в реализации.

Наверняка все слышали про систему для голосования ГАС “Выборы”. Это именно тот аппаратно-программный комплекс, благодаря которому раз в четыре года мы с вами волеизъявляемся, то бишь голосуем. Подобную штуку построить – это вам не локалку для интернет-кафе соорудить (в общем-то, тоже дело непростое и полезное, но по сложности и габаритам все же ни в какое сравнение не идет…).

К сожалению, почему-то зачастую считается, что все эти масштабные высокотехнологичные проекты нормального (то есть не связанного с этой областью профессиональными обязательствами) человека заинтересовать не могут, потому как скучны. В чем-то подобная точка зрения даже, может быть, и верна, но…
Сейчас сложилась довольно любопытная ситуация, которую многие и очень авторитетные дядечки склонны называть постиндустриальной эпохой.

В данном конкретном контексте слово “постиндустриальная” означает, что системы производства и обмена информацией сравнялись по своему значению, а во многих случаях и превзошли системы производства и обмена той или иной продукцией. Сейчас конкурентное преимущество на рынке во многом зависит от умения организации распоряжаться и хранить ту информацию, которую она получает в процессе своей деятельности, так как скорости происходящего выросли радикально.

И, как следствие, организация вынуждена обращаться к специалистам, занимающимся созданием и поддержкой решающих подобные проблемы систем. Если считать конкурентную борьбу военными действиями (а ничем иным ее, родимую, считать уже нельзя), то конторы, создающие информационные системы, вполне можно сравнить с производителями оружия.

Сравнение это существенно более прозрачно, чем кажется на первый взгляд. К примеру, есть у нас в стране небольшая компания, которая делает только банковский софт – такой, из наиболее затейливых. Компания эта поддерживает полтора десятка проданных копий программы, в год продает еще две и больше вообще ничем не занимается, зарабатывая при этом просто колоссальные деньги (особенно из расчета суммы дохода на одного работника компании). Сотрудники этой организации, чувствуя себя в целом просто очень хорошо, наглухо не выездные. Потому что они действительно делают удачные средства для информационного выживания на рынке, и это уже все успели оценить.

Самая высокотехнологичная часть индустрии высоких технологий (простите за тавтологию) с каждым годом становится все более и более закрытой – пропорционально росту своего влияния на происходящее в мире. Наравне с тяжелой промышленностью, энергетикой и пищевиками этот hi-tech постепенно пробирается в категорию основных, социоформирующих областей деятельности человека. А всякие там GeForce и джойстики – еще не побочный эффект, но уже не доминанта…

Не исключено, что в дальнейшем потребительский hi-tech и высокий hi-tech разойдутся друг от друга на достаточное расстояние, чтобы можно было говорить о появлении уже двух различных индустрий – бытовых высоких технологий и управленческих высоких технологий. Последняя сфера деятельности к тому моменту может стать уже достаточно влиятельной, чтобы, к примеру, статусы министра иностранных дел и министра информационных технологий сравнялись.

Когда у нас будут следующие выборы, то попробуйте задуматься вот над чем: придя на участок, вы так или иначе пользуетесь системой ГАС “Выборы”. Помимо вас ей воспользуются миллионов шестьдесят человек (или сколько там у нас электората ходит на выборы).

И ведь кто-то эту систему сделал, кто-то понимает, как она работает, а главное – наверняка есть люди, которые не только это понимают, но у них и планы есть. Хотя бы на следующие 10 лет. Догадываясь о существовании таких людей, вы можете с уверенностью сказать, что разбираетесь в происходящем?

Опыт товарищей
 
Процесс военизации высоких технологий уже идет полным ходом.

К примеру, в США есть длинный список продуктов высокотехнологичной индустрии, которые нельзя вывозить из страны, и еще один список – стран, куда эти высокие технологии ввозить нельзя.

Компьютер, изначально предназначенный для обсчета погоды, вполне может быть задействован для расчетов, необходимых для создания атомной бомбы, а несколько сотен процессоров для игровых приставок Sony-Playstation 2, соединенные между собой, вполне заменяют маленький суперкомпьютер.

ОС, установленная на компьютеры потенциального врага и при этом произведенная в твоей стране, – просто находка для шпиона.

Китайцы, кстати, это довольно давно поняли.

Помните, как относительно недавно они все нервно, но дружно встали и пересели с Windows на Linux? Очень показательный пример, между прочим.

 

У нас

 
Что происходит у нас в этой области, достоверно узнать довольно сложно по нескольким причинам.

Во-первых, совершенно не факт, что желание что-либо подобное узнать вызовет восторг у тех товарищей, которые по роду службы должны тайны беречь, и их очень даже можно понять, потому как и без праздных интересующихся у них проблем хватает.

А во-вторых, у нас так и не появилось более или менее достоверных каналов распространения данных по рынку.

Отчеты экспертов порой настолько… противоречивы, а некоторые из них такие… приблизительные, что пытаться выстраивать на основе них какие-либо логические умозаключения довольно сложно.

Так, хватает их на некоторые довольно приблизительные прикидки с неочевидным, кстати, уровнем достоверности, но не более того.

Так что доверяйте своей голове, потому как хорошая голова – это друг человека, да еще и ценный орган, потому как орган непарный.

Берегите голову!

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?