13 лет назад 1 ноября 2006 в 13:17 122

…Интернет принципиально изменил все. Развитие Сети по направлению к тому состоянию, в каком мы наблюдаем ее ныне, началось где-то году в 95-м, хотя, безусловно, и до этого самая разнообразная движуха имела место быть. Однако менее чем за десять лет глобальная система обмена данными встроилась в жизнь огромного количества граждан – собственно говоря, всех, кто технически смог получить к ней доступ. Она создала фантастическую по размерам экономику (несмотря на ее некоторую структурную немощность, там все равно очень много денег), начала оказывать радикальное влияние на политику и все остальные сферы деятельности человечества.

Возможности человека, проживающего, к примеру, в Москве и располагающего доступом в Сеть, отличаются от возможностей точно такого же человека, но без интернета, на порядки. В разы. Причем, что самое интересное, практически во всех областях деятельности – начиная от поиска работы и заканчивая определением программы развлечений на субботний вечер. Напрягитесь и вспомните, как выглядело выяснение программы кинотеатров на вечер до появления сайтов класса Afisha.ru?

…Мобильная связь стала повсеместной. Прогнозы на 2004 год по продажам мобильников греют сердца производителей. Планов громадье. Впервые за всю историю этой индустрии планируется продать более полумиллиарда телефонов по всей планете, причем львиная доля этих аппаратов будет куплена благодаря их новым возможностям – функции скоростной передачи данных и встроенным цифровым фото-, а в перспективе и видеокамерам. На территории нашей страны, где, как и в Бразилии, еще хватает диких обезьян, на начало осени 2003 года насчитывается около тридцати (двадцать восемь, если уж быть совсем точным, но это не очень важно) миллионов пользователей сотовой телефонии, причем рынок растет быстро и останавливаться не собирается. Сотовый телефон уже стал частью целого ряда культур и сейчас входит в первую тройку постоянных расходов у очень многих людей наряду с затратами на еду и одежду. Опережая, надо сказать, затраты на здоровье.

…Японские инженеры не теряют времени зря. Недавно одна из крупнейших промышленных корпораций Японии, в сферу интересов которой входят автомобили, представила почтеннейшей публике свою новую разработку – автомобиль, который помимо всего прочего (а все прочее в данном случае – это безразличие к источнику энергии, так как машина в равной степени может работать как на электричестве, так и на сжигании классических видов топлива) в состоянии самостоятельно припарковаться.

Даже сюжет по этому поводу по телевизору я видел: сидит такая страшненькая японочка на водительском сиденье, держит руки в воздухе, а автомобиль плавненько так сдает задом и аккуратно вписывается в парковочное место. Ужас в том, что этот автомобиль – не пререлизная версия (в автопроме такое, кажется, называется прототипом), а вполне даже серийная модель, которую уже можно приобрести в собственность по довольно-таки демократичной для подобного аппарата цене – порядка 40 тысяч долларов.

…Генетически модифицированные продукты продаются сегодня практически в каждом универмаге. Еда из сои, в которой нет никаких непредусмотренных изначально природой генов, стоит сейчас уже дороже, чем еда из сои, содержащая искусственные включения. Никаких оснований боятся генетически модифицированных продуктов пока нет, по крайней мере, официальная наука утверждает, что вроде бы они ни на что дурно не влияют, однако массовый потребитель не согласен. Ему страшно, так как он не понимает, каким образом трава, растущая у порога его дома и мирно зеленеющая даже зимой, является родственником арктической камбалы, но выбора у него нет – генетически модифицированная органика в настоящее время окружает всех нас в огромных количествах.

…Наркомания стала очень серьезной проблемой. Наряду с безобидными и даже полезными веществами современная химия подарила нам целый спектр составов, способных свернуть голову любому, имевшему неосторожность их попробовать. Пока они, к счастью, еще очень дорогие, но это временное явление, потому как работы по снижению себестоимости производства всякой подобной отравы идут непрерывно.

…Пиринговые сети приобретают уже такой размах и влияние, что порой становится целесообразно рассматривать их не как составляющую часть Сети, а как отдельное явление, которое несмотря на то, что возникло в рамках интернета, стремительными шагами движется к тому, чтобы по значимости сравнится с ним. Государства утрачивают возможность контролировать обмен информацией (причем любой информацией) между отдельными гражданами.

…Через полгода на Западе должна появиться в продаже одежда, которая не только меняет свой цвет в зависимости от пожеланий владельца, но еще и измеряет температуру окружающей среды вместе с влажностью хозяина и, когда появляется реальная опасность получения им простудного заболевания, настойчиво предупреждает его о потенциальной неприятности. Денег такие куртки стоят не драматических, подороже те, в рукава которых встроены мобильные телефоны.

На фоне всего этого увлекательного все сильнее становится заметнее разница между теми, кто входит в так называемый золотой миллиард (кстати, уважаемые читатели, мы все в него входим) и остальными пятью с лишним миллиардами населения планеты, которым не вперло и в число избранных они не попали. При этом не стоит представлять себе “золотой миллиард” как некое гомогенное явление, так как в нем хватает своих иерархий и состояний. Количество людей, употребляющих тяжелые наркотики, в нашей стране несущественно меньше количества людей, имеющих постоянный доступ к Сети. И надо ли говорить, что эти две категории людей местами очень даже пересекаются?

Киберпанк как культурное явление появился в прошлом веке. Откровенно говоря, не могу считать себя специалистом в этой области, но, насколько я понял, основоположником этого любопытного явления стал Уильям Гибсон, написавший своеобразную, но от этого не менее увлекательную книжку под названием “Нейромансер”, в которой описал мир, где грани между сознанием, реальностью и искусственным миром (в книге он называется матрицей, сейчас его называют виртуальной реальностью, но суть от этого не меняется) насильственно стираются. Высшая ценность этого мира – это информация, а люди, которые владеют технологиями контроля за информацией, пытаются править миром, все же остальные живут в мире иллюзий – наполовину технологических, наполовину химических. Знакомая ситуация, не так ли?

Судя по тому, как развивается наша цивилизация, Гибсон почти угадал. Но в данном случае это “почти” приобретает существенные масштабы. Сама идея киберпанка предполагала, что цифровые технологии будут интегрироваться во все области человеческой жизни, и довольно-таки равномерно. Никому и в голову не приходило, что киберпанк может наступить в нескольких, довольно многочисленных, но при этом все же совершенно отдельных регионах планеты. Считалось, что киберпанк носит однозначную отрицательную эмоциональную окраску и что мир, в котором население поглощает странные химические соединения и приносит жертвы во имя бога Кремния, априори не может быть позитивным.

Но давайте посмотрим на Европу или, если вам хочется конкретики, на Голландию, где населению удается органично сочетать высокие технологии, велосипеды и вполне даже умиротворенное отношение к жизни. Когда я последний раз был в этой замечательной стране, по долгу службы довелось мне побывать в гостях у местного миллионера, который является потомственным фермером, выращивающим тюльпаны на продажу.

Его коттедж расположен в центре тюльпановых полей (про то, как это все выглядит – дом в долине тюльпанов, я и рассказывать не буду, так как бесполезно описывать подобную красоту – слов не хватит), в подвале у него стоит мощный компьютер, на который с нескольких спутников поступают данные о погоде и прочая информация, сам он ездит на обыкновенном велосипеде, пользуется IP-телефонией и разговаривает со знакомыми по аське со своего модного ноутбука с GPRS-доступом в мировую Сеть. При этом человек совершенно не пьет. Догадайтесь с трех раз почему. Дяде уже далеко за пятьдесят, и он совершенно доволен жизнью. Ну чем не картина идиллического киберпанка?

У нас в стране, если вы еще не заметили, местами тоже наступает киберпанк. Как замечательно сказал недавно товарищ Барсуков, углядев у меня на коленях маленький ноутбук с GPRS-доступом: “Я раньше про такие машинки только в фантастических романах читал”. Правильно сказал, между прочим, потому что еще пять лет назад ну кто мог представить, что у нас в стране будет одних только владельцев сотовых телефонов под тридцать миллионов? Правильный ответ – никто.

Дело в том, что ожидать резкого изменения мира, по меньшей мере, было бы наивно. Никогда не будет такого, что все с утра проснутся, приедут на работу и вдруг обнаружат, что кругом наступил полный и окончательный киберпанк. Внезапно ситуации такого масштаба не случаются (ну, не считая взрыва термоядерной бомбы, но мы будем надеяться, что нас минует чаша сия), поэтому заметить ее появление в один момент не удается практически никому.

А процесс уже, между прочим, пошел, причем очень стремительными темпами. Вполне возможно, что к законченному киберпанку мы с вами не придем никогда, потому как само понятие это слишком узкое, но то, что он займет определенную часть нашего мира, можно утверждать уже сейчас. И сопротивляться этому необратимому процессу абсолютно бесполезно, потому что та часть нашего общества, к которой принадлежите и вы, уважаемые читатели, и я, и еще довольно много разного народа, имевшего некоторую неосторожность вписаться в эту историю с высокими технологиями, уже слишком интегрирована, и просто отойти в сторону, не утратив при этом большей части своих возможностей, увы, вряд ли получится.

Принадлежать к “золотому миллиарду”, несомненно, здорово. Это дает нам надежду на то, что когда-нибудь у нас будет не только интернет, мобильные телефоны и пиринговые сети, но и автомобили, которые умеют сами парковаться, вкусные гибриды банана и вишни и интеллектуальная одежда, которая не даст нам замерзнуть или промокнуть насквозь.

Но на планете еще полно народа, которому нечего есть и который исключительно по этой причине не любит нас. Лучше про это не забывать, потому как порой ситуация меняется очень стремительно.
Добро пожаловать в ползучий киберпанк.

Психология изменений

 
А еще одна яркая черта этого ползучего киберпанка – это достаточно жесткая психологическая зависимость, которая возникает у человека, привыкшего к большим потокам информации вокруг него.

Каких-то сто лет назад люди десятилетиями безвылазно жили в своем городе или деревне, где визит заезжего торговца или кочующего цирка воспринимался как событие месяца, а уж то, что происходило на расстоянии большем, чем сто километров, обывателя не интересовало вообще, потому как затронуть его даже теоретически не могло.

Сейчас стало модным обсуждать феномен так называемой интернет-зависимости, но это не интернет-зависимость, это зависимость информационная, а интернет – лишь один из наиболее эффективных способов получения больших объемов информации.

Действительно, такая зависимость существует – это я по лично себе знаю, но вот только знакома она далеко не всем.

Очень многие товарищи смогли благополучно избежать этой проблемы, даже при условии их проживания в местах чрезвычайной плотности высоких технологий, и как они это сделали – тайна сия велика…

 

О жажде к информации

 
И есть целый пласт людей, образ жизни которых за последние сто лет изменился несущественно. Нет, безусловно, они пользуются достижениями цивилизации, но, как правило, эти достижения носят очень утилитарный характер.

Типа, вода горячая, трактор мощный, телевизор – у-у-у, какой прикольный аппарат, ну и так далее. Мысль о том, что человек может испытывать дискомфорт сидя в тепле, сытости и перед телевизором из-за того, что поток информации, к которому он привык, внезапно ослабел, в голову им не может прийти даже в страшном сне по одной простой причине – у них пирамида потребностей ниже.

И, между прочим, совершенно не факт, что в данной ситуации правы те, кто зависит от информации, а не те, кто просто старается жить и не терять контакта с действительностью.

Большая часть информации, которая сейчас на нас валится, нам нафиг не нужна и скорее всего нужна никогда не будет. Это потребность, либо созданная искусственно, либо возникшая как побочный эффект.

Как вам – прикольно осознавать, что ваше душевное состояние во многом определяется не реальной ситуацией за порогом (потому как у вас нет возможности достоверно выяснить, какая же там за порогом ситуация, ибо усложнилось все радикально), а побочным эффектом?

Прикольно? Ну, супер. Добро пожаловать в киберпанк. Вам у нас понравится.

Потому как все это жутко странно, порой просто жутко, но все равно – всегда очень интересно.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?