13 лет назад 1 ноября 2006 в 12:16 149

У большинства читающих журнал Upgrade, продвинутых и вперед смотрящих, наверняка есть ощущение, что мир, нас всех окружающий, – это давно (уж лет, наверное, дцать, как) мир силы и власти высоких технологий. И правда, что ни день – то открытие. 

То геном человека ненавязчиво расшифруют, то прозрачных зеленоватых мышек выведут, встроив несчастным акульи гены, то клонируют что-нибудь эдакое и начнут всерьез обсуждать, как бы запретить таким образом тиражировать человеческие копии.

А вот специалисты компании Artificial Intelligence (Дания), например, учат разговаривать компьютер. Не в переносном, а в буквальном смысле. От речи нечленораздельной “бэбикомп” уже постепенно переходит к вполне понятной, человеческой.

Ожидается, что году эдак к 2005 акселерат начнет болтать, как вполне взрослая человеческая особь. Собственно, ничего, казалось бы, примечательного в этом нет, за исключением того, что искусственный интеллект в данном случае созревает точно так же, как и настоящий – детский. С машиной работает детский психолог и, говорят, даже иногда ее наказывает (шлепает?).

А нанотехнологии! Вот где чудеса! Съел капсулу величиной с обычную таблетку, и она тебе самым внимательным образом исследовала, например, желудок, потому как в капсулу эту видеокамера встроена. И ничего такого мрачного глотать не нужно, вроде кишки резиновой, толщиной в палец, как это пока положено в таких случаях.

А можно и вовсе микроскопическое нечто ввести в организм (видели, небось, старый добрый фильм старика Спилберга “Внутреннее пространство”?), и оно, это микроскопическое, доберется прицельно к больной клетке и уничтожит ее. Или лекарство введет, если надо.

Ну, уж о таких пустяках, как самолеты и космические корабли, и говорить нечего. Уж больше века летаем. Привыкли, притерпелись. Была же идея несколько лет назад использовать в качестве общественного транспорта в городах то ли вертолеты, то ли самолеты небольшие… Потому как пробки достали. В общем, современный мир – мир безграничных возможностей.
Мир возможностей, однако, по большей части виртуальных. Где существуют эти технологии?

Хотя бы кто-нибудь из вас глотал капсулу с видеокамерой? А может, у вас в доме живет специальная кошка, которая не вызывает аллергии, потому что у нее соответствующим образом генный набор изменен? Может быть, хотя бы в вашей районной поликлинике употребляют бесконтактные инъекторы (попросту шприцы без игл)? Нет?

Знаете почему? Потому что эти технологии существуют в новостных сообщениях, в документальном кино о прогрессе и могуществе науки, в лабораториях хорошо оплачиваемых ученых, на работы и разработки которых выделяются специальные гранты, в сообщениях на веб-сайтах и т. д. Страшно далеки они от народа и, надо заметить, далеки, как никогда.

Кажется, что еще никогда так не было трудно употребить на практике что-нибудь эдакое, способствующее благу человечества. Как кто-то недавно обмолвился, “если бы сейчас изобрели тромбоцит, его невозможно было бы внедрить”. Не получается, например, почему-то смастерить такое оружие, хотя работа над ним ведется, которое не убивало бы, а просто нейтрализовало противника.

Вообще, мы, те, кто большую часть дня, свободную от ночных кошмаров, проводит перед экраном монитора, представляем себе жизнь всего человечества проходящей в том же примерно режиме. А напрасно. Не так это вовсе. Знаете, какая часть человечества имеет компьютеры? 2%. Два процента. Два. Все остальные отдыхают. Вернее, живут в мире, далеком от наших виртуальных забот.

Ну и что, казалось бы? Вот и славно, трам-там-там. Живут такие натуральные, свободные от странной тяги к железу и пластмассе, народы, никого не трогают, починяют, что найдут, вокруг себя… Им вроде бы даже завидовать можно. Но ничего подобного. Их, эти самые народы, что среди африканских пустынь, что в таежной дичи и глуши, что в американской глубинке, высокие технологии очень даже настигают, но не так, как хотелось бы.

Человечество принудительно знакомят с достижениями прогресса и самым, нужно сказать, жестоким образом. Все слышали, что Африка умирает от СПИДа, потому что нищая, слово “гигиена” знакомо, может, сотне-другой оригиналов, умеющих читать, а родовспоможение происходит, как в эпоху наскальной живописи, и т. д.

И мало кто знает другую точку зрения, не лишенную, кстати, некоторого мрачного обаяния. Африканские страны давно кормят генетически измененной соей, потому что это дешево. Из нее готовят все, что ни попадя, – от котлет до сладких конфет. 

Так вот, есть ученые, утверждающие, что это не только дешево, но и очень сердито – такая еда убивает иммунитет довольно быстро и без надежд на воскрешение. И правда, почему в густонаселенной, очень бедной и очень далекой от стерильности Индии СПИДа нет (вернее, есть, но в каких-то разумных количествах), а в сходных условиях в Африке есть? Невольно приходит в голову, что в Индии в силу разных особенностей, в том числе религиозных, соевую программу не поддерживают – и народ живет впроголодь, но без иммунодефицита.

Вот такая идея носится в воздухе. Ну, да ладно, это еще поди докажи.

Но уж то, как рухнули два небоскреба в Америке, это все видели. И почти никто не был спасен. Не минуту, не десять – два часа стояли после теракта небоскребы с людьми, выбравшимися на крыши и верхние этажи, и никакие современные технологии не были использованы, чтобы их спасти. А бесконечно падающие самолеты?

Каждый год в середине лета начинается самолетопад, сопровождающийся многочисленными жертвами и последующими разбирательствами, которые, не ясно в виду чего, видимых результатов не дают. То ли причина настолько позорна, что лучше бы общественность в ее подробности не посвящать ни в коем случае. То ли, компетентные органы, которые эту проблему по косточкам разбирают, сделать это совершенно не в состоянии.

Впереди, кстати, у человечества тоже ничего оптимистичного не предвидится. К концу первого десятилетия XXI века, если мы, конечно, до этого рубежа дотянем, примерно у 40 стран в мире будет возможность создать ядерное оружие – так утверждают эксперты. Правда, интересно, какие именно страны войдут в этот список? Не будет ли среди них тех, которые надеются свои трудности разрешить, несколько сократив численность неприятного им населения?

Да, в целом, можно и без ядерного оружия обойтись – шарахнуть по какой-нибудь АЭС чем-нибудь помощнее – и мало не покажется (хотя, как мне рассказывал человек, имевший непосредственное отношение к постройке наших АЭС, наши реакторы строились с расчетом на прямое попадание рейсового самолета).
А теракты? Все эти волшебные изобретения для наиболее массового уничтожения людей без объявления войны?

Иначе говоря, в массе человечество знакомится с высокими технологиями, когда они разрушительны, когда они убивают, калечат, уничтожают. И почему-то все современные технические средства оказываются, как правило, бессильны, когда речь заходит о спасении людей. Не спасли подводников. Не спасли тех, кто просил о помощи с крыш башен-близнецов. Не спасли попавших под ледник в Осетии.

Вообще, случаи спасения настолько редки, что о них делают фильмы и сообщают в новостях – удачная операция! Родившийся четырехмесячным ребенок выжил! Из-под завалов извлекли двух человек! Все это сказочные случаи, волшебство, чудо – в конце концов, все эти истории можно поместить в виртуальный мир наряду с удачным прохождением этапа в UT.

Беда в том, что человек, утратив навыки и опыт самостоятельного выживания один на один с природой, по сути ничего не получил взамен, кроме череды угроз и катастрофического состояния мира. Беда в том, что технология создается наиболее продвинутыми, обращенными к знанию, креативными представителями наших собратьев, а воплощается наиболее застойными. Поэтому в частности из всех идей чаще выбираются те, что не рассчитаны на поддержание жизни.

Незрелое сознание неспособно вместить идею выживания как единственно возможную для всех людей. Взрослым детям с ядерными, химическими и др. игрушками в руках кажется, что в этой игре в “войнушку” они точно будут сильнее ребят из чужого двора. А кроме того, поддерживать жизнь вообще сложнее, чем уничтожать ее.

Не получается, например, почему-то смастерить оружие, хотя работа над ним ведется, которое не убивало бы, а просто нейтрализовало противника без последствий. “Легко не быть”, – сказал великий поэт, а вот быть… Попробуй, может, и выйдет.

Но даже тогда, когда что-то сделать можно, человеческая косность и безалаберность мешают использовать технологический потенциал. Человек оказывается слабым звеном. Это, кстати, во время недавней драмы с заложниками было совершенно очевидно. Нет, я не про операцию по освобождению.

Зачем, например, существует современная связь – и просто телефоны, и видео, и сотовые, и интернет, если все равно ни за что не узнаешь, что с твоими близкими происходит, потому что в больнице у телефона пожилая женщина, которая, как всегда, ничего не знает и, как всегда, раздражена тем, что у нее – в справочной – хотят справку получить!

Хамы! И, в конце концов, о судьбе пострадавших сообщают списки, вывешенные на дверях больниц, – так же, как это было бы во времена, когда нам не телевизор вещал о самых последних новостях, а волшебное яблочко, которое каталось по не менее волшебной тарелочке.

Так что сознание того, что умные приборы, все умеющие машины и все предвидящие компьютеры нам помогут, если что, – это иллюзия. Даже если они на это способны – нет привычки, тренинга у большинства из тех, кто ими распоряжается, не получается у этого большинства рассуждать, принимать решения, в правильном порядке нажимать клавиши и кнопочки – обязательно что-нибудь перепутают, например “право” и “лево”, а то и просто поленятся или испужаются чего… 

А между тем в воздухе пахнет нехорошо – катастрофами пахнет. Обойдется ли – никому неизвестно. В любом случае, погибает народ массово и очень прогрессивно, с использованием современных технологий. А выживает, по-прежнему, как раньше, по старинке – в одиночку и кустарными способами. 

Электронный рак

 
Впрочем, иногда даже порадуешься, что не так уж быстро становится массовым достоянием то, что рождается в научных лабораториях. 

Те же нанороботы – капсулы с лекарством, микроскопические механизмы, способные безболезненно освободить человека от вредной клетки или вируса.

Их ведь можно использовать и в противоположных целях – в целях уничтожения здоровых клеток (эдакий электронный рак сделать).

А если научить их самовоспроизводиться (а это более, чем реально)? А если упростить их изготовление (что тоже возможно)?

Вопросы риторические.
Умные машины хороши, когда они слушаются хозяина. Но уже сейчас самые “недалекие” экземпляры сообразительной техники демонстрируют откровенное своеволие.

Принтер, например, любит пошутить – печатая текст, вдруг переходит на 48-й размер кегля, а вверху страницы рисует строчку улыбающихся рожиц и сердечек.

Понятно, что однажды человечество сможет обнаружить, что у машин есть свои интересы и намерения.

Идея не нова, но сейчас как никогда близка к воплощению.

 

Техногенная трусость

 

Так называемые техногенные катастрофы происходят почти исключительно по вине людей.

Так, авиакатастрофы довольно редко происходят из-за плохих погодных условий. Обычно только внезапная перемена погоды может привести к аварии самолета и гибели людей.

В большинстве случаев подводят двигатели, неисправность которых не была вовремя выявлена, пилоты, которые в стрессовой ситуации совершают ошибки, авиадиспетчеры, на какое-то время утрачивающие внимание.

Сейчас еще очень популярны террористические акты.

Взрывы на различных промышленных и других объектах почти исключительно связаны с банальным недосмотром, пренебрежением техникой безопасности.

Пожары в подавляющем большинстве случаев – результат неосторожного обращения с огнем или поджогов, а также отсутствия навыков тушения возгораний.

Пожары нынешнего лета, по свидетельству специалистов, были вызваны “человеческим фактором” – тупой неосторожностью любителей “отдохнуть на лоне природы”.

Экологические катастрофы всецело на совести человечества.

Помимо чудовищного легкомыслия, ошибок, неумения и нежелания бережно относиться к природе, их рождают корысть и алчность, жажда потребления – всего и вся.

А их необратимостью мы обязаны элементарной трусости тех, кто за них ответственен. Нашей трусости.

Remo & Family

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?