9 лет назад 23 июля 2012 в 10:03 553

В мае нам пришло приглашение на пресс-тур в Китай, в Шэньчжень, на производство TP-Link. Разве можно было отказаться от такого захватывающего мероприятия? Конечно же, нет. Сегодня я расскажу вам, где и как делаются роутеры этой марки.

Но сперва мне придется описать Шэньчжень. Слишком уж он сильно отличается от того шаблонного обывательского представления о Китае, в котором якобы непролазная грязь на улицах, ватаги мальчишек копаются в лужах, подбирая монетки, оброненные туристами, правила дорожного движения игнорируются, причем основной транспорт – трескучий мопед забытого года выпуска а-ля «тук-тук», который, если вовремя увернуться от него, можно задействовать в виде импровизированного такси.

Чтобы такое увидеть, придется выдвигаться в окрестности Пакистана. А вот про огненные специи во всех китайских блюдах почти правда, но и качественную европейскую пищу найти легко, причем недорого. А с соусами можно и не экспериментировать (смайл).

Чтобы попасть в Шэньчжень, проще всего долететь до Гонконга (это тоже Китай, но принципиально другой, и о нем позже), сесть на такси или метро, пересечь внутреннюю границу между капитализмом и социализмом и, проехав немного в еще одном автобусе (или, опять же, метро), спустя полчаса оказаться на проспектах одного из самых необычных городов Китайской Народной Республики, Шэньчженя. Так наша группа и поступила.

Пересечение границы сложностей не принесло, утро воскресенья, таможенники сонные, дороги пустые. Понравилась «коробочка отзывов» на будке пограничника. Это синий ящичек с кнопками и иероглифами, расположенный в досягаемости для подъехавшего водителя. Причем под каждой кнопкой изображены смайлики – от довольного донельзя до плачущего. Краска под счастливой рожицей от частых нажатий стерлась до белизны, остальные кнопки, судя по первозданному виду, никто не нажимал ни разу. Сразу видно, в стране все хорошо (смайл).

И вот мы уже едем в прохладном служебном автобусе TP-Link по окраинам Шэньчженя. На улице, несмотря на утро, уже градусов 30, влажность такая, что одежда намокает прямо на теле сама собой. Сходите в баню одетым – получите полное представление о тамошнем климате. За окошком пролетают малолюдные широкие проспекты, современные городские автобусы с кондиционерами, причем гибридные (!), то есть дизель + электротяга, везде чистота, порядок, пальмы, зелень.

Деловитые опрятные китайцы спешат на работу в офисы. Много такси, в которых серьезные люди либо читают газеты, либо смотрят новости в экране подголовника. Вывески и указатели на двух языках, китайском и английском. Красивые и высокие здания, что административные, что жилые. Многоуровневые транспортные развязки. Город как бы заявляет: хоть я и не столица, но я претендую как минимум на восхищенные взгляды!

Количество небоскребов разной степени офигенности превышает все вообразимые пределы, но в то же время нет такой эклектики, как в Москве, когда рядом с особняком XVIII века торчит высотный деловой центр из стекла и бетона. Мы заселились в гостиницу в тихом квартале недалеко от станции метро Qiaocheng East и первый день посвятили отдыху, часть группы, включая меня, отправилась в бассейн (очень не зря), часть ушла отсыпаться после 9-часового перелета, остальные рассредоточились по городу, предавшись шопингу. Впрочем, безрезультатному – как говорили древние, «места надо знать».

«Эр» и «Дэ» сидели на трубе
И вот наступил понедельник, когда все мы собрались в лобби отеля и отправились оттуда прямиком в головной офис TP-Link, как они его сами называют – «headquarters», то есть штаб-квартиру. Административное устройство Шэньчженя достаточно сложное для незнающего человека, город разбит на шесть районов, плюс к Шэньчженю относится часть пригорода, так что сходу указать в Google Maps, где же находится это замечательное строение, я вряд ли смогу (смайл). Производственные и административные здания компаний объединены в так называемые технопарки с весьма замороченными адресами.

Жаль, что фотография, дающая представление о размерах здания, где разместилась штаб-квартира, не пошла в верстку. К нашему приезду китайская сторона расстаралась, выстелив красную ковровую дорожку на входе, и повесила транспарант «Добро пожаловать в компанию TP-LINK» на чистом русском языке. Приятно, черт возьми. Не уверен, что по приезду представителей TP-Link в Москву, в нашу редакцию, смогу изобразить ответное приглашение белыми иероглифами по кумачу. Можно было бы подумать, что впереди нас ждет привычная для советского человека показуха, но ее не было – нормальная рабочая обстановка. Ну разве что мини-трибуна имелась в конференц-зале, украшенная цветами, но мы же в Китае, где площади и проспекты горшечными растениями декорируют, что тут говорить…

Что запомнилось, так это мотивация сотрудников. Причем не только материальная (я не знаю уровень зарплат инженеров и график выдачи годовых премий, зачем считать чужие деньги?), а скорее, укрепляющая корпоративный настрой. Например, на входе, практически сразу после ресепшена, есть длиннющая стеклянная витрина с лучшими устройствами TP-Link, в ней же размещены дипломы, кубки, грамоты. Ерунда, говорите? Зря, любой проходящий мимо работник видит результат своего труда и награды, которая компания получила. Чуть позже, в каждом из цехов завода, я видел «доски почета» с фото улыбающихся китайцев и цифрами-буквами, объясняющими, кто сколько роутеров спаял. Пусть это мелочь, но из таких мелочей, как показала жизнь, складывается и производительность, и качество. Не думаю, что выставку достижений и соцсоревнования устроили к нашему приезду.

Вступительная презентация заняла час. Выступали главы делегаций и члены правительств (зачеркнуто) руководители по продажам SOHO-оборудования в Восточной Европе. Основной темой была, понятно, Россия, представители фирмы высказали особую заинтересованность в нашем рынке. Рассказали о планах русификации оборудования, сервис-центрах во всех регионах нашей необъятной страны, об интернет-страничке, на которой есть форум с мощной техподдержкой покупателей. Но это мы, IT-журналисты, и так знаем, все с нетерпением дожидались экскурсии по офису. И дождались.

На верхних этажах здания – работники умственного труда: менеджмент, конструкторы, администрация. Конечно, было бы здорово развернуто побеседовать с инженерами, поглядеть, на каком оборудовании все делается, посмотреть, как проектируются PCB, позаглядывать в мониторы, но этого не случилось по ряду причин: языковой барьер, программа пресс-тура, недостаток времени. Да и отвлекать их не хотелось – люди трудятся увлеченно, и даже налет русских журналистов им не помешал. Эх. Я не смогу вам передать чувства технаря, который видит таких же, как он, технарей за работой, но не имеет возможности потрещать с ними за жизнь.

Чем ниже, тем веселее. Ведь там же, в штаб-квартире, на разных этажах находятся десятки тестовых лабораторий, в которых как серийные, так и только готовящиеся к производству сетевые устройства подвергаются разнообразным пыткам. Какого-либо единого технологического цикла испытаний я не усмотрел, все необходимые стенды для изощренных издевательств присутствуют, видимо, список процедур для каждого аппарата назначается индивидуально.

Интересны тесты стабильности. Роутер или сетевую карту запирают вместе с компьютером в герметичном термостатированном боксе наподобие холодильника и под нагрузкой непрерывно снимают параметры еще одним компьютером-самописцем. «Холодильников» таких не счесть, и между ними снуют специально обученные женщины с папочками и аккуратно регистрируют показания датчиков. Есть камеры побольше, площадью уже в несколько квадратных метров, в них обустроено рабочее место инженера, а стены их обклеены губчатым полимером, похожим на резину. Причем не гладкую, а с острыми зубчиками. Это так называемые anechoic chambers, безэховые камеры, а фактура и материал обшивки камер – пирамидальные поглотители радиоволн.

Но все это я узнал несколько позднее, поначалу ошибочно думая, что вижу именно акустический материал. Сие необходимо для того, чтобы при измерении электромагнитной совместимости или диаграммы излучений антенн регистрирующие приборы не фиксировали отраженный от стен испытательной комнаты сигнал, а результаты тестов были более точными. Радиоволны как бы проникают в толщу этого материала и «застревают» там благодаря точно подобранным добавкам железа и ферритов в поглотителе.

Человеку в такой «СВЧ-печке» находиться строго противопоказано, поскольку недолго и изжариться, так что мебели в ней немного. В одной из таких камер я увидел несколько изделий всем известных брендов-конкурентов, включенных в сеть и явно выполняющих какой-то длительный тест. Некоторые коллеги высказали предположение, что это реинжиниринг, но я считаю, что TP-Link проверяет совместимость своего железа с наиболее популярными роутерами других марок. Или, как вариант, производится сравнение своих устройств с чужими. Иначе бы нам такое не показали (ехидный смайл). Комментарии сотрудников офиса подтвердили мою догадку – compatibility.

Но не только безэховыми камерами сильно подразделение R&D компании TP-Link. Проводные многопортовые коммутаторы ставят в стойки привычного вида и соединяют жгутами. Заходишь, смотришь – типичная серверная большого офиса, приглядываешься, а все кабели сходятся в один пук и подключаются через свич к одинокому компу, который еле успевает генерировать тестовые пакеты на всю эту ораву.

Так же, «оптом», тестируются и сетевые накопители. Даже сложно примерно определить количество одновременно испытываемых устройств. Каждому NAS выделен собственный компьютер, к некоторым из них подключены мониторы, и на экраны выводится видео высокого разрешения – привычная работа домашнего хранилища данных.

Казалось бы, когда одновременно жужжит вентиляторами столько электроники, температура в помещениях должна быть запредельной, особенно учитывая субтропический климат. Отнюдь, на всех этажах установлены термометры, и ни разу я не видел цифры выше 24°. Есть распространенное мнение, что в России производство чего бы то ни было стоит очень дорого, поскольку приходится большую часть времени года отапливать производственные помещения.

В Шэньчжене ситуация с точностью наоборот, и я не думаю, что китайцы сильно экономят. Попробуйте весь год кондиционировать такое огромное здание! Судя по обилию указателей температуры и влажности, здесь, в офисе и на производстве TP-Link, вопросам климат-контроля уделяется очень много внимания и средств на борьбу с жарой уходит немало. В одном из помещений мой нос уловил манящий запах. Нотка канифоли или какого-то похожего флюса, лак.

Радиомонтаж? Слегка обалдевший от всего ранее увиденного, я притормозил, разглядел ручные паяльные станции, коробочки с деталями, катушки обмоточного провода, розетки – стоп, машина, источники питания – моя слабость. В этом месте проверяются и, судя по всему, макетируются сетевые адаптеры. За одним из испытательных столов я наблюдал типичную картину: программируемый источник сетевого напряжения обеспечивает «перебои в сети», я подглядел – разброс вольтажа был задан в пределах 65… 260 В; к нему подсоединен адаптер, работающий на электронную нагрузку, также управляемую.

А инженер с помощью осциллографа смотрит, что происходит на выходе адаптера: вольтаж, высокочастотный шум, «иглы». Это правильно хотя бы потому, что большая часть неисправностей электроники связана с ее питанием, раз, и потому, что многие бренды даже не заморачиваются с такой мелочевкой, закупая источники у OEM-производителей, что в Китае совсем не проблема, два. Бывает, конечно, и брак, и в этом случае экономия для репутации фирмы может выйти боком. Так что идею самостоятельного производства сетевых адаптеров я целиком поддерживаю, молодцы.

А самые экзотические инквизиторские приспособления размещены на первом этаже. Фанфары, перед вами электрогидравлическая задница! Вон она, на картинке слева! Это лента из ткани с кармашком, закрепленная в станину, на кармашек давит небольшой пресс. Вес «туловища», понятное дело, регулируется. Положив в кармашек этого прибора какой-нибудь мобильный роутер, TP-Link после ряда циклов его сдавливания узнает, что с ним случится, если кто-то из покупателей будет носить его в заднем кармане джинсов. Выдержит ли корпус, сотрется ли краска. Забавно.

Пытают сетевое оборудование и электрошокером, изучая свойства изоляции и реакцию на статическое электричество. В соседней комнате специальным устройством подают на входы аж 2 кВ переменки, ожидая пробоя. Заранее опробуя устройства в экстремальных режимах, TP-Link страхуется от непредвиденных случаев в эксплуатации.

Есть в программе испытаний компании, конечно же, и ресурсные тесты, в которых несколько десятков или даже сотня однородных «коробочек», перемаргиваясь друг с другом светодиодами, встречают свою пенсию, и термокамеры. В последних испытываемое устройство помещают в герметичный бокс, под его крышку помещают термодатчики, а температуру «окружающей среды» плавно изменяют от -40° до +85 . Причем роутер или точка доступа выполняют свою привычную работу, обмениваются данными с сервером, а на двери камеры есть электронное табло, по которому любому оператору видно, в каком из режимов проходит тест, а также оставшееся время и график дельты температуры.

Конечно же, не все выпускаемые в данный момент роутеры возвращаются в этот кондиционированный «санаторий», вдобавок на производстве есть своя система контроля качества с тестовым оборудованием, но сегодня я воочию убедился, что на конвейер попадают только те девайсы, которые выдержали ряд тяжелейших экзекуций в экстремальных условиях. После тех стендов, что мы видели, обычная квартира покажется маршрутизатору райским местом (смайл). И, пожалуйста, не засовывайте портативные точки доступа в задний карман брюк – у них от этого плохие воспоминания (еще смайл).

Интернациональная фабрика
Посмотрев лаборатории и пообедав, мы отправились в пригород, где нам приготовили главное блюдо – осмотр фабрики. Хоть говорят, что от офиса до завода всего 31 км, но что-то мне в это не верится. Ехали мы почти час, вдобавок внезапно налетел какой-то тропический ливень, и дороги и проселки немедленно превратились в реки, а мы то и дело притормаживали, объезжая огромные лужи. Водители в Китае, опять же вопреки представлениям, интеллигентные, воспитанные, скоростной режим и правила блюдут, друг друга пропускают.

Еще один штришок к Шэньчженю. Но, так или иначе, мы на месте. Еще один кумач, прямо на фасаде, «Добро пожаловать на завод TP-Link», торжественный объезд фабрики по периметру – чтобы мы могли оценить размеры производственных площадей. Не знаю, как остальные, а я оценил. Это многоэтажное здание из трех корпусов общей площадью, как говорят, 118 800 м2, запущенное в эксплуатацию в 2006 году. В 2007 году фабрика выпускала 50 000 устройств в сутки, ныне производится 150 000.

Выдерживать такой темп непросто, сборочные производства не останавливаются, а сотрудники выходят на линию в две смены, на TP-Link работают 3500 человек. Даже вокруг завода идеальная чистота. Пешеходные дорожки, газоны (с табличками «Не ходите по траве»), цветочки. В зоне погрузки, где в наших реалиях постоянная грязь и поломанные палеты, тоже чисто. Удивительно! Напротив этого завода строится еще один, пока он в стадии котлована, но, учитывая трудолюбие китайцев, почему-то верится, что построен он будет в срок.

Фотографировать не разрешили прямым текстом, все зеркалки и мыльницы остались на сиденьях автобуса. Прямо на входе (проходной как таковой нет) нас снабдили бахилами (правильно, нечего грязь таскать) и уже в комнате для пресс-конференций переодели в антистатическую одежду. И это, опять же, не для показухи. В цехах все рабочие места заземлены, контролеры и работники ходят в такой же одежде. Современная электроника не любит пыли и электрических разрядов.

Нижние этажи отведены под склад компонентов и готовой продукции. В этих помещениях поддерживается идеальный климат: температура, влажность, все параметры строго регламентированы. Недалеко от этих складов находятся комнаты контроля burn in: чипсеты, микросхемы, прочую мелочь размещают в печах-ростерах, выборочно проверяют их целостность и исправность после теста, и если находят отклонения, то бракуют всю партию. Исправные детали поступают на конвейер.

Итак, как же был произведен на свет ваш роутер? Вначале родилась его печатная плата. Она так и называется, поскольку ее печатают на среднесерийных принтерах трафаретной печати, MPM-принтерах, которые особенно удобны в производстве с большой номенклатурой. Судя по обилию аккуратно подписанных стеллажей с PCB, по которым сразу видно, к какой модели устройства относятся платы, принтят сразу несколько больших партий, чтобы не перепрограммировать оборудование. MPM-принтер – очень сложная машина. Разрешение печати – 0,02 мм, производительность – 23 с на изделие.

Аппарат последовательно наносит токоведущие проводники, защитную маску, паяльную пасту, пробивает необходимые отверстия. Брак практически исключен, но если он и будет, то его выявят на последующих стадиях – зон контроля о-го-го сколько. Плата сделана, и ее путь лежит в сборочные цеха. Затем она помещается в монтажную машину (применяются надежные и быстрые автоматы Juki и Yamaha). Кто впервые видит работу этих роботов, впадает в ступор. Суть такая.

Радиоэлектронные компоненты упакованы в пистонные ленты, которые свернуты в катушки. Поскольку деталей много, то и бобин, которые развешаны на штангах, тоже много. Умная машина по заранее заданной программе «хватает» элемент с катушки, относит его в необходимое место печатной платы и, слегка нажав, приклеивает его, паяльная паста – а она уже нанесена – цепко держит маленькую деталюшку. Скорость работы потрясает: Juki за секунду набрасывает 20 компонентов на плату, Yamaha – 13.

А если учесть, что размер детали 1,0 x 0,5 мм это выглядит как магия (смайл). Плата, набитая деталями, без задержек отправляется в паяльную печь, которая представляет собой гибрид мини-конвейера и духовки. По мере продвижения платы по внутренностям печи температура ее поверхности постепенно поднимается до 260°, до точки плавления припоя, затем также постепенно снижается. Температурные режимы очень жесткие, перегрев детали, можно получить «кирпич» на выходе, на резкий сброс температуры плата тоже отреагирует – пойдет «винтом». Ошибки здесь недопустимы, тем более что речь идет о конвейерном производстве. Степень нагрева задает компьютер, и он же отображает происходящее, докладывая о каждом миллиметровом шаге продвижения платы.

Остывшая плата подвергается тщательному многоступенчатому контролю, несколько женщин проверяют монтаж по технологической карте, а помогают им в этом автоматические оптические ревизоры SAKI, которые за 15 c зорко осматривают девайс, и ни один косяк не будет ими пропущен: фоторазрешение их сенсора – 18 микрометров. Вот теперь можно укладывать готовые платы на палеты и отправлять в следующий цех.

До сих пор речь шла о поверхностном монтаже, SMT, Surface Mount Technology. Как понятно из названия, детали припаиваются к поверхности платы, это технологично и удобно. Но много и других компонентов, которые требуют монтажа в отверстия, и роботам это не поручишь, такие элементы называют выводными. Пример: конденсаторы, дроссели, да те же кнопки и светодиоды, без которых роутер будет неуправляемым (смайл). Окончательную сборку оборудования и пайку выводных деталей осуществляют трудолюбивые китайские женщины. Откройте крышку своего роутера и посмотрите. Видите катушку?

Одна женщина. Видите стабилизатор – еще одна и так далее. По мере продвижения по ленте плата обрастает бочонками конденсаторов, на ней появляются индикаторы, WAN- и LAN-порты. Ножки светодиодов изгибаются в одно движение по специальному шаблону, так они будут светить, куда требуется. Тяжелые детали фиксируются каплей клея. Зрелищная операция – откусывание длинных ножек деталей. Специальная работница с кусачками, просунув плату в защитный короб из оргстекла, не глядя, буквально за секунду укорачивает торчащие ножки.

Стенки короба испещрены миллионами царапинок от разлетающихся выводов. Вот сноровистый китаец припаивает проводок от антенны. Еще контроль, все ли компоненты на месте? Если да, девайс готов к упаковке. Но сперва ему предстоит пройти электрический тест, MAC-тест (то есть еще две-три женщины в цепочке) и еще один контроль (снова женщины (смайл)). Финальная стадия – установка платы в корпус, вставляются кнопочки, панельки, потом фиксируются защелки корпуса специальным молотком, два точных удара, как по метроному! Следующие шаги – наклеивание разных памяток (еще китайский сотрудник), укладывание девайса в картонную тару (и снова контроль, ничего не забыли?) и вот наконец-то финиш. Надета зеленая нарядная обертка, и очередной TL-WR741ND готов к отправке в далекую Россию.

Это только одна из сборочных линий, а всего их 18. В отдельном цеху собирают сетевые адаптеры и LAN-маршрутизаторы. Готовые изделия со всех конвейеров подвергают выборочной проверке, берут 32 устройства наугад, всесторонне тестируют, если находится брак, вся партия снимается со склада. Но вероятность брака практически исключена. Чуть ли не каждая операция контролируется, когда компьютером, когда человеком, при малейших сомнениях в работоспособности платы она немедленно снимается с ленты конвейера и отправляется в отдел контроля качества.

Впечатлили слаженность всех подразделений фабрики и идеальная чистота везде. Учитывая скорость выполнения операций, после посещения цехов верится, что за смену этот огромный современный завод способен сделать 150 000 единиц продукции. Налет группы российских журналистов и здесь не произвел фурора, только некоторые женщины в перерывах между рутинными процедурами успевали поглядывать на высоких белых мужчин в смешных халатах и шапочках. Фамилии их мы не скажем, да и не выговорим, пусть смотрят, нам не жалко (смайл).

Домой, в Москву
Экскурсия TP-Link к сожалению, закончилась. Гостеприимные организаторы показали нам еще много красивого в Шэньчжене, например, парк Window of the World, этнопарк, угостили блюдами национальной кухни (на юге Китая она очень своеобразная). Вечером мы сами себе устроили прогулки по городу, искупались в море, съездили по магазинам. А завершил наш вояж финальный совместный ужин в баре на берегу залива, за четыре дня представители TP-Link стали нам практически родными (смайл).

Очень теплая и немного грустная вечеринка, у нас впереди холодная Москва, у китайцев – напряженные трудовые будни. Да и с нами они не отдыхали, поездок было очень много. При случае обязательно посетите Шэньчжень. Этот молодой, современный и весьма динамичный город, несмотря на прочитанную в Сети критику, оставил после себя прекрасное впечатление. Как и люди в нем – простые, открытые, улыбчивые, готовые помогать. Все это в полной мере относится и к работникам компании TP-Link, их стараниями четыре дня пресс-тура останутся в моей памяти навсегда. Спасибо! UP

Мекка для электронщика
Если выйти в Шэньчжень на станции с трудным названием Huaqiang Road, можно оказаться в очень любопытном месте. Это Seg Electronic Market, такого мало где можно увидеть, разве что в Гонконге. Многоэтажный комплекс с эскалаторами, уставленный тысячами лотков и магазинчиков. Есть все, начиная от чип-компонентов, транзисторов, светодиодных лент и прочего и кончая гаджетами и комплектующими ПК. Увидев цены, я просто схватился за сердце.

Это же eBay в оффлайне! Во всех торговых точках положено торговаться, но, поскольку 95% народа не разговаривает по-английски, этот процесс превращается в небольшую интермедию. Китаец заламывает цену, сначала очень высокую, люди с европейским разрезом глаз могут смело делить ее пополам. Набрав полученное число на калькуляторе или «Айфоне» и показав его продавцу, можно наслаждаться актерской игрой. Он вздыхает, что-то возбужденно объясняет, набирает свое число, потом процесс повторяется. Очень, очень занятная игра, и продавцам она, похоже, нравится.

Можно найти и профессиональную карту AMD, и последнюю материнку ASUS, про которую в Москве пока еще и не слыхивали. Цены на фирменную готовую продукцию не намного дешевле, чем в России, но несколько сотен рублей сэкономить можно.

Но самое интересное еще и в том, что магазинов с электроникой вокруг упомянутой станции метро ну просто завались. Можно отыскать совсем маргинальные точки-палатки, где китайцы продают миллионы экранов и материнских плат для сотовых телефонов, курят прямо за прилавком. Думаю, если там же приобрести набор отверток, то смартфон можно будет собрать, не отходя от кассы. Один тип построил целые небоскребы из экранов для iPhone разных поколений, высота пачек была в человеческий рост. Его неопрятный вид, однако, не помешал ему аккуратно подписать стопочки.

Наша группа массово отоварилась там телефонами под милым для русского уха брендом Zopa, но я что-то не рискнул. Нашлась и точная копия iPhone под Android, на наши деньги после всех торгов получилось около 3000 руб. Наверное, подделка (смайл).

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?