1 месяц назад 10 июля 2018 в 1:29 80987

В разные времена лучшие умы человечества бились над разными проблемами. Некоторые из этих проблем носили локальный кратковременный характер. Некоторые – длительный, переходящий из века в век, а то и из тысячелетия в тысячелетие. Например, задача правильной отрисовки солнечного луча, проходящего через листву дерева в лёгкой утренней туманной дымке в какой-нибудь сцене 3D-шутера, взволновала оные лучшие умы человечества совсем недавно. А вот, скажем, проблема связи стояла перед человечеством издревле. Что и не удивительно, ведь люди не могут жить, не обмениваясь с миром и друг другом информацией. То есть – поддерживая связь.

XX век прошёл под эгидой новейшего на тот момент вида связи – радио. Насколько был важным вопрос радиосвязи показывает хотя бы лето 1941 года, когда почти полностью лишённые раций советские танки не могли действовать слажено. А вот танки Манштейна были полностью радиофицированными, что позволило танковым массам вермахта осуществлять настолько стремительные марши, что за ними не поспевала даже собственная пехота.

Ничуть не менее драматично вопросы радиосвязи проявились на тихоокеанском театре Второй мировой войны, где главными противниками выступали Япония и США. Пребывая несколько веков в полной изоляции от Западной цивилизации, в конце XIX века Япония совершила революцию Мэйдзи, направленную в первую очередь на преодоление многовековой отсталости Японии в сфере образования и науки. И хотя всем нам крайне симпатичен герой Тома Круза в фильме «Последний самурай», тем не менее приходится признать, что помогал он отжившим своё самураям-ретроградам, которые тянули Японию в средневековое болото, думая, что квашеная Мизуна в самурайских бородах и красивый рогатый шлем – это и есть настоящие духовные скрепы, которые могут противостоять артиллерии американских линкоров.

Реклама устройства MOBILETTE в первом номере журнала «73»

В Японии в конце XIX века победил всё же не Нобутада (которому столь трогательно и бессмысленно помогал капитан Олгерн), а сторонники линии, считавшие, что для противостояния военной мощи Запада надо в первую очередь стать не менее образованными, чем Запад. Это в итоге дало Японии такой импульс развития, что в 1904-1905 г.г. маленькая Япония смогла потягаться с одной из крупнейших мировых держав – Российской империей – и выйти победителем. Чуть позже Япония достаточно быстро поглотила Китай и прилегающие территории. На повестку дня встали США. Но тут японцев ожидало страшное разочарование.

Страница из первого номера журнала «73»

После 1945 года многие умные японцы усиленно анализировали причины военного поражения. Пришли к выводу, что одним из важнейших факторов отставания японской армии от американской стала радиосвязь. После этого у японских патриотов было два пути. Первый – рисовать друг для друга кайга с мессаджами о том, что США ответят за Хиросиму и японцы скоро закидают Вашингтон атомными бомбами. Другой – проглотить обиду и учиться у американцев радиоэлектронике. Японские патриоты выбрали второй путь. Это в итоге привело к тому, что к 70-м годам ситуация в мировой радиоэлектронике стала таковой, что Марти Макфлай, просвещая доктора Эммета Брауна в 1955 году о будущем утверждал: «Всё самое лучшее делается в Японии». И ведь он был стопроцентно прав – именно из сотрудничества американской компании Intel и японской Busicom в 1971 году родился первый в мире микропроцессор (Intel 4004) и к чему всё это привело мы можем наблюдать сегодня (порой, правда, неодобрительно качая головой).

Заголовок статьи о тесте КВ-приемника GC-1A «Mohican» в первом номере журнала «73»

К чему такое длительное вступление, не сильно, кажется, связанное с историей компьютерной техники?   А к тому, уважаемые читатели, что история нам даётся для того, чтобы мы могли её анализировать и стараться не повторять ошибок прошлого, но использовать удачный опыт былого в будущем. Не потому ли, кстати, так популярен до сих пор фильм «Назад в будущее», что он исподволь подводит именно к этой парадигме?

Не высасывание нефти из собственных недр, а обработка информации и её свободное распространение (связь) – вот что даёт преимущества государствам. США – нравятся они кому-то или нет – всегда уделяли огромное внимание этому вопросу. И результат, как говорится, на лицо. И случайно ли, что микропроцессорная революция, которая зародилась в ноябре 1971 года, в итоге привела к созданию удивительного феномена нашей цивилизации – глобальной реальности высокоскоростной связи и устройств доступа в эту реальность. То есть связь для распространения информации оказалась более важной, чем математические операции как таковые (что, разумеется, не отменяет того факта, что все алгоритмы – это математика в чистом виде). Думаю не ошибусь, если предположу, что сегодня львиная доля обладателей смартфонов входят в глобальную сеть вовсе не для участия в совместных вычислительных операциях планетарного масштаба, а для сбора и распространения информации. Да, в первую очередь о себе любимых. Но это уже другой вопрос. Как говорил Фридрих Ницше – Menschliches, allzumenschliches (Человеческое, слишком человеческое). Ну да, люди тратят колоссальные вычислительные мощности для селфи на фоне ковросрача, а не для научной работы – но это уж претензия не к разработчикам микропроцессоров.

Появление в 1971 году набора микросхем MSC-4 (Micro Computer Set), изюминкой которого стал чип 4004 – центральный процессор (микропроцессором его назовут несколько позднее), стало точкой рождения новой реальности. (подробнее об этом можно прочитать в моей статье в ещё бумажном номере UPGRADE #195 от 17 января 2005 года). Однако даже руководство компании Intel в то время не очень понимало, что было создано и продолжало считать, что основным профилем компании останутся модули памяти. Хотя при этом Intel и развернула специальную пропагандистскую кампанию, адресованную инженерам и разработчикам, в которой рассказывалось, что микропроцессор можно использовать, например, при автоматизации производства, однако, как мы знаем, не инженеры по автоматизации производства, а «чудики» (самыми известными из которых являются Стив Джобс и Билл Гейтс) в итоге запустили процесс. И тут они шли, что называется, рука об руку с компьютерными журналами, которые стали популяризаторами идеи.

Реклама телеграфного ключа VIBROKEYER в первом номере журнала «73»

В прошлой статье (см. UP #812) я высказал тезис о том, что большое количество компьютерных журналов, которые стали выходить на Западе с середины 70-х и создали ту живительную почву, на которой взросло древо микропроцессорной цивилизации. Переломным, наверное, стал 1975 год. В том году в недавно созданной компании Zilog объединились оба конструктора процессора Intel 4004 – Федерико Фэджин (который покинул Intel в октябре 1974 года) и ушедший из Busicom Масатоши Шима. Благодаря этому тандему в 1976 году появился знаменитый процессор Z80. Но тогда же, в сентябре 1975 года, появился и наверное первый полноценный компьютерный журнал BYTE, ставший одним из законодателей компьютерной журналистики. BYTE вылупился из американского журнала для радиолюбителей «73 Magazine», т.е. так сказать, на старте микропроцессор (основная тема журнала BYTE) уже был обвенчан с радиосвязью.

Журнал «73» издавался в США с 1960 года (его штаб-квартира помещалась в Нью-Йорке). Первый номер вышел в октябре 1960 года и продавался по цене 37 центов за экземпляр. Название журнала было понятно каждому радиолюбителю, ведь на радиожаргоне код 73 означает – «наилучших пожеланий».

Обложка октябрьского номера за 1960 год советского журнала «Радио»

О чём были статьи первого номера журнала «73»? Да о заветном, радиолюбительском: как сделать их   трёх транзисторов аудиоуслитель для микрофона, чтобы в эфире не было искажений голоса и как правильно использовать Varicap для частотной модуляции. В статье «The Risky Hobby of Hamming» рассказывалось о рискованном, но увлекательном деле развертывания антенн. Уже в первом номере присутствуют тесты, в частности, статья о новом (1960 года выпуска) транзисторном коротковолновом приёмнике Heathkit GC-1A «Mohican». Этот девайс, имевший габариты 175×250×300 мм осуществлял приём в 5 диапазонах от 0.55 до 32 МГц. Ну и конечно наличествует обязательная реклама.

На первом же развороте первого номера стояла реклама устройства с интересным названием MOBILETTE, предназначенного для расширения возможностей типового радиоприёмника автомобиля. С MOBILETTE, как гласила реклама, автомобильное радио могло ловить короткие волны. Не тогда ли появилось название для телефонной связи будущего? MOBILETTE предлагался по цене 19 долларов 95 центов.

Или, например, ключ для передач азбукой Морзе (Vibrokeyer) от компании VIBROPLEX всего за 15 долларов 95 центов. Интересно, что этот телеграфный ключ компанией VIBROPLEX был запущен в продажу ещё в 1905 году после того, как в 1904 году его изобрёл и запатентовал в Нью-Йорке Гораций Грили Мартин (Horace Greeley Martin). С незначительными косметическими изменениями телеграфный ключ от компании VIBROPLEX выпускался вплоть до начала 2000-х годов. Вот это долголетие! Такой успех устройства объяснялся его удобством. Как известно, в процессе передачи азбукой Морзе радиотелеграфист выстукивал бесконечные последовательности точек и тире. Например, для того, чтобы отбить цифру 5, надо послать в эфир пять точек – то есть пять раз быстро щёлкнуть по ключу, а для посылки нуля – пять раз выбить тире. Помню в пионерлагере, когда я занимался в радиокружке, ох и уставала рука выбивать эти последовательности точек и тире. А вот с телеграфным ключом Vibrokeyer работать легче. Дело в том, что он имеет переключатель, который работает следующим образом. Если ключом замкнуть контакт и не отпускать его, то Vibrokeyer начинает посылать в эфир точки или тире в зависимости от положения переключателя (примерно как если нажать клавишу на современной клавиатуре и не отпускать её). Таким образом радиотелеграфисту не было нужды пять раз бить по ключу, чтобы послать в эфир пятёрку или ноль, а достаточно было опустить ключ и выставить пальцем положение переключателя. Особенно это было приятно военным радиотелеграфистам, которые посылают шифрограммы, состоящие из одних цифр. Впрочем, это уже древняя история.

Передовица в октябрьском номере за 1960 год советского журнала «Радио»

В общем, такой капитальный журнал именно для радиолюбителей. Интересно, кстати, сравнить первый номер журнала «73» с октябрьским номером за 1960 год советского журнала «Радио».

В советском журнале конечно никакой рекламы нет. Однако торговле он внимание уделил. На первой же странице напечатана передовица «Улучшить торговлю радиотоварами». «В современных условиях, – говорится в передовице со ссылкой на постановление ЦК КПСС и СМ СССР – когда запросы населения резко возросли и характер спроса на товары существенно изменился, уровень развития государственной и кооперативной торговли, а также качество обслуживания населения отстают от предъявленных требований». В статье приводятся интересные цифры, так, к 1960 году в СССР у населения было более 4 млн телевизоров и боле 25 млн радиоприёмников. В целом тональность статьи тревожная – с радиодеталями в советской торговле сильная напряжёнка и надо неприятную ситуацию забороть однозначно. Однако если верить фильму «Иван Васильевич меняет профессию», то и 13 лет спустя проблемы с радиодеталями в советской торговле не исчезли – в противном случае Шурик не стал бы покупать нужную деталь у спекулянта.

Зато в советском журнале «Радио», в отличие от американского коллеги, имелись статьи о вычислительной технике. Так, на странице 6 напечатана обзорная заметка о новой (на 1960 год) ЭВМ «Киев», которая работала со скоростью 10 тыс. операций в секунду. Из этой заметки читатели журнала узнали о том, что над созданием этой машины трудились специалисты ВЦ Академии наук Украинской ССР. Из этой же заметки читатель с интересом узнал (я вот, например, в самом деле с интересом прочитал об этом), что на металлургическом заводе им.Дзержинского машина «Киев» стала использоваться для автоматического управления бессемеровским процессом выплавки стали. В ходе плавки стали в конверторе, которая длится 10-12 минут, химический состав металла непрерывно меняется и ЭВМ позволяла оптимизировать анализ хода плавки и управления конвертором. Впрочем, ЭВМ «Киев» применялась и для классических научно-исследовательских задач.

Немало страниц в журнале «Радио» занимают репортажи о разных соревнованиях советских радиолюбителей. Если судить по этому журналу, то по крайней мере в 60-х годах, в СССР радиолюбительство было делом коллективным, доступным только через разного рода радиокружки и радиоклубы ДОСААФ.

Статья про ЭВМ «Киев» в журнале «Радио» (№10, 1960 год)

Вообще складывается впечатление, что этот журнал в ту пору адресовался в первую очередь специалистам производства. Например, на странице 28 напечатана статья со схемой прибора для измерения влажности зерна. Тут же статья о настройке телевизионного приёмника по приборам. Лично мне понравилась статья «Скоростное осциллографирование». Правда не за содержание (которое мне точно не пригодится), а за название.

Весьма интересна (для читателя 1960 года) статья «Электрогитара», в которой рассказывается о том, как взяв за основу капсюль от головных телефонов типа ТОН-1 (на 2200 ОМ) изготовить звукосниматель для гитары, чтобы инструмент можно было подключить к 0,5-ваттному НЧ-усилителю, схема которого приведена в этой же статье, как и схема переносной колонки к нему подключаемой. То есть такой как бы «комбик» своими руками.

Страница из журнала «Радио» (№10, 1960 год)

Но вернемся к американскому журналу «73». В 70-е годы главным редактором и издателем журнала «73» был радиоэнтузиаст Вэйн Грин (Wayne Green), который и сам регулярно выходил в радиоэфир. К середине 70-х в журнале стали появляться отдельные материалы о новой для того времени продукции – микрокомпьютерах. В частности, журнал печатал рекламу комплекта для сборки персонального компьютера Altair от фирмы MITS. Грин обратил внимание, что всё большее количество людей заказывают себе такие комплекты, а любые публикации на тему персональных компьютеров вызывают бурю позитивных эмоций со стороны читателей. Вэйн Грин смекнул, что дело идёт к появлению новой целевой аудитории – владельцы персональных компьютеров – которым понадобится собственный журнал. Однако он решил начать не с полностью нового журнала, а прикупить какой-нибудь из уже существующих. Однако на 1975 год компьютерной прессы как таковой ещё не существовало, а статьи о компьютерах печатались в классических журналах об электронике. Впрочем, первые проблески уже намечались.

Реклама компьютера Altair-8800 на базе микропроцессора Intel 8080 в августовском номере за 1975 году журнала «73»

Грин обратил внимание на крошечный – тиражом всего 400 экземпляров – ежемесячник ECS, который выходил с января 1975 года. Его издатель, Карл Хелмерс (Carl Helmers), в 1974 году опубликовал в виде информационных бюллетеней серию статей о компьютерной системе своей конструкции на базе микропроцессора Intel 8008 под названием Experimenter Computer System, сокращенно – ECS. Интерес к публикациям сподвигнул Хелмерса начать выпускать компьютерный журнал с этим названием. Вот к нему-то и обратился Вэйн Грин с предложением о покупке и смене названия. В мае 1975 года между Грином и Хермесом было заключено соответствующее соглашение, а подписчикам ECS было выслано уведомление о том, что с августа 1975 года журнал будет выходить под другим названием – BYTE на базе компании Green Publishing. Так началась история компьютерной прессы.

Что касается журнала «73», то он продолжал выходить вплоть до 2003 года. В сентябре 2003 года вышел последний – №514 – этого журнала. Причиной закрытия журнала издатели назвали снижение доходов от рекламы. Как говорится, так проходит земная слава.

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?