3 года назад 19 апреля 2016 в 14:14 280

11 лет назад, 25 мая, в Москве внезапно вырубилось электричество. Я ехал в метро по зеленой ветке – одной из тех, что оказались обесточены.

Ощущения, должен вам сказать, очень средние. Едешь ты себе мирно в поезде, никого не трогаешь, морально готовый выйти на станции метро “Павелецкая’ и осуществить вполне рутинный переход на Кольцевую линию, как вдруг – раз! – и поезд останавливается в туннеле, одновременно гаснет свет в вагонах. Остановка происходит довольно резко, в результате чего возникает такой увлекательный эффект: только что ты спокойно стоял и при свете люминесцентных ламп читал журнал “Эксперт, а в следующую секунду теряешь равновесие и летишь в неизвестном направлении в абсолютной темноте, воспринимая встречу с горизонтальным поручнем как удачу, даже несмотря на крайнюю внезапность этой встречи.

Ощущения, как я уже сказал, не из приятных. Через несколько минут пребывания в темноте и тишине в вагоне температура поднялась градусов, наверное, до пятидесяти, граждане начали откровенно нервничать, а я успел мысленно пролистать несколько избранных глав из учебников по ОБЖ и составить приблизительный план спасения (на тот случай, если темнота означает глобальные проблемы).

Но произошло чудо. Некоторое время спустя поезд неожиданно дернулся, зажегся свет, и, проехав буквально полторы сотни метров, состав выкатился-таки на станцию метро “Павелецкая’, на которой работало только аварийное освещение.

Ответственно заявляю: любая станция метро при аварийном освещении смотрится как готовая декорация к фильму на постапокалиптические темы. Толпы озадаченных граждан, тусклые лампы под потолком и угнетающая атмосфера в целом.

Решив, что мне тут сегодня совсем не нравится, я бодро зашагал в направлении перехода на станцию “Павелецкая” (кольцевая). Но в результате в него не попал: не было даже аварийного освещения, и метров через пять темнота сгущалась такая, что в трех шагах впереди ничего не было видно.

В общем, в переходе мне тоже не понравилось. Поэтому я решил воспользоваться эскалаторами, которые ведут на поверхность и к выходу на станцию “Павелецкая” (кольцевая).

Но в довершение всего эскалаторы тоже не работали. Вокруг них бегали озабоченные сотрудники метрополитена и стояли группы тихо паникующих граждан. К тому моменту я отчетливо понял, что меня раздражает ситуация в целом, после чего за рекордно короткое время взбежал по неработавшему эскалатору на поверхность.

Какое-то время у меня ушло чтобы все же добраться до офиса и там обнаружить, что в Москве творится черт знает что и, судя по всему, пассажирам поездов, следовавших за тем, на котором ехал я, пришлось гулять по рельсам.

Интернет в офисе не работал. Сотовые отказали чуть позже. Созвониться с коллегами, которые живут на юге, не удавалось: отключились городские телефоны. По телевизору рассказывали о хаосе на улицах и чудовищном количестве аварий. Чудом выбравшись в интернет через непонятно как работающий GPRS, я увидел, что из привычных 100 человек онлайн в моем контакт-листе ICQ было не более пятнадцати. Большая часть новостных сайтов не работала. В общем, тихий ужас.

Последствия этого безобразия всем известны. Вроде бы ущерб от отключения электричества составил один миллиард долларов. Сколько в тот день люди потратили нервов, подсчету не поддается, и вообще, очень дискомфортно было. Немалую часть города охватил хаос, который только усиливался из-за нестабильной работы средств связи.

Технологическая цивилизация, безусловно, крута и могуча. Она изобрела таблицу химических элементов, атомный реактор, антибиотики и реактивный двигатель с интернетом в придачу. Она научилась лечить массу жутких заболеваний и придумала канализацию и водопровод. Она сделала так, что уровень жизни среднестатистического представителя этой самой цивилизации за последние 50-100 лет необыкновенно вырос. Она, цивилизация, создала технологии, представляющие собой фундамент, на котором развивается наше общество.

Но в силе технологической цивилизации заключается и ее слабость. Наш мир стал настолько сложным, что поддерживать его в относительном равновесии можно исключительно путем постоянного совершенствования технологий и механизмов, обеспечивающих функционирование всей системы.

Как я уже сказал, мы безмерно круты, но чего мы стоим, если оставить нас без света?

В случае отсутствия электричества на территории Москвы в течение трех дней масштабы хаоса будет сложно описать, хотя мегаполисы – это чрезвычайно устойчивые структуры. Правда, при одном условии: если поставки всех видов ресурсов идут без сбоев. Еда, вода, тепло, свет – это все ресурсы. А когда нет электричества, то довольно быстро заканчивается и все остальное.

По сути, у нашей цивилизации есть только один большой недостаток. Тот уровень физиологической и социальной защищенности (и не надо скептически улыбаться – по-настоящему смысл фразы “социальная незащищенность” понимаешь только после ознакомления с законодательством любой средневековой страны), которую она обеспечивает своим гражданам, подталкивает их к тому, чтобы быть слабыми. Мы все – менеджеры и студенты, школьники и сисадмины, милиционеры и журналисты – круты, пока работает инфраструктура, которая нас обслуживает. А на что мы способны, если инфраструктура выходит из строя?

Как показывает практика, мало на что. И такое положение дел внушает тревогу, так как мир создал настолько сложные технологические системы, что гарантировать отсутствие сбоев в них не сможет никто

И миру не избежать новых техногенных катастроф. Они будут принимать самые разные формы, они будут происходить в самых разных странах, но сделать так, чтобы их не было вообще, не сможет никто. Этот прискорбный факт, как бы цинично он ни выглядел, означает лишь то, что за все (а в нашем случае “все” – это возможность тратить жизнь на что-то еще, помимо борьбы за выживание) надо платить. И беды, которые случаются вокруг нас из-за того, что технологии, коих великое множество, периодически выходят из-под контроля, – это банальная абонентская плата за возможности.

Единственный способ не пойти по дороге слабости – это попытаться понять хотя бы в общих чертах, как устроена окружающая нас действительность. Большинство людей в критических ситуациях, возникших из-за техногенных проблем, начинают вести себя неадекватно исключительно потому, что они даже отдаленно не представляют себе причин происходящего. И, как следствие, даже в общих чертах не могут предположить, как в связи с этим надо действовать.

К счастью, ничего страшного, в общем, тогда в результате аварии в Москве не произошло. Да, ряд организаций и частных лиц потеряли деньги. Это, безусловно, плохо, но не катастрофично. Все остались живы, и хорошо.

Мы больше не контролируем созданные нами технологии. Более того, технологии контролируют нас, поскольку наше общество без них существовать не сможет никогда. Поэтому надо быть готовым к неожиданностям, ибо поломки современной техники могут серьезно повлиять на происходящее (про Фукусиму же помним, да?).

А если вдруг общество найдет в себе мужество отказаться от технологий, то это будет уже не наше общество. И лично я бы в нем жить не хотел.

 

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?