13 лет назад 1 ноября 2006 в 11:15 116

Вроде бы все слегка успокоились. Не то чтобы прямо успокоились, скорее, всеобщая паника несколько стабилизировалась и приняла некое постоянное значение.

По всему миру выросло количество самоубийств, многие с опаской вглядываются в каждое бородатое лицо, количество безработных растет, вспыхивают конфликты в тех регионах, которые уже довольно давно считались мирными, переживает рост рынок средств обеспечения безопасности…

Это логично: народ напугали, и народ возжелал чувствовать себя в безопасности. Частные лица в США пока в основном ограничиваются покупками сильнодействующих антибиотиков и противогазов, а вот лица юридические начали нервно думать: а какие средства безопасности на данный момент наиболее эффективны?

Ответ очевиден: высокотехнологичные. Системы идентификации личности, системы определения местоположения данной конкретной идентифицированной личности и системы обнаружения данной конкретной идентифицированной личности (и системы уничтожения конкретной личности, но об этом как-то не принято сейчас особо распространяться).

На фоне продолжающегося снижения всех мировых индексов и падения цен на нефть устойчивый рост обнаруживают акции компаний только двух типов: тех, которые занимаются непосредственным производством оружия, и тех, которые делают технологическую начинку к этому оружию.

По этому поводу даже некоторые аналитики IT-индустрии, которые последний год демонстрировали пессимизм, местами переходящий в отчаяние, начали переходить к оптимизму, робко вопрошая, а не окажется ли военное применение hi-tech тем мостиком, который позволит индустрии перейти на другую сторону пропасти.

Как известно, все современное оружие просто напичкано электроникой. “Умные” бомбы, ракеты, способные самостоятельно разбираться с самолетами-перехватчиками (при этом далеко не всегда попадающие туда, куда их посылали), системы самонаведения артиллерийских комплексов…

Это все было давно, и это все было очень дорого. А сейчас, когда уже не до жиру, компании, производящие эту… гм… крайне полезную для здоровья продукцию, начали задумываться о расширении рынка применения боевых технологий.

Если перевести оборот “расширение рынка применения боевых технологий” на язык, понятный нормальным людям, получится, что в ближайшем будущем высокотехнологичную индустрию должно несколько “отнести в сторону”.

Насколько далеко и надолго ее отнесет – покажет время, но то, что этот процесс начался уже сейчас, не вызывает никаких сомнений. Некоторая часть огромного количества народа, которое до сих пор занималось производством самых разнообразных, но вполне мирных технологических примочек, уже занимается производством именно оружейных компонентов.

Остальные переориентируются чуть позже. Упрекать их за это сложно – рыночная экономика только так и может существовать.

А направление этого “сноса в сторону” диктуется одной маленькой подробностью: рынок традиционной оружейной электроники уже благополучно заполнен и поделен. Причем те конторы, которые там уже давно, располагают достаточным количеством рычагов влияния на ситуацию, чтобы дать решительный отлуп вновь появившимся желающим поучаствовать в банкете.

Собственно, это вполне естественно: если в фармакологических компаниях работают, можно сказать, самые здоровые люди на свете, то те конторы, которые издавна занимаются разработкой оружейных компонентов, уж как-нибудь за себя постоять смогут. Независимо от уровня конфликта. Но и новички на рынке тоже не от мачехи родились.

Они будут думать – неужели нет такого сегмента рынка военных технологий, где можно было бы развернуться? И процесс размышлений будет недолог – ибо эта ниша очевидна, и до последнего момента была не заполнена только потому, что со времен первого применения атомной бомбы все как-то настроились, что будущее – за “избирательными средствами массового поражения” (кстати, очень трогательная формулировка, вы не находите?).

Стало ясно, что обеспечение безопасности государства в целом и обеспечение безопасности отдельных его элементов и тем более представителей – задачи совершенно разные, и должны решаться принципиально разными средствами, а не одним большим “ракетным зонтиком”, эффективным с точки зрения обороны от другого государства, но совершенно бесполезным против отдельно взятого психа.

Это я все к тому, что сейчас уже начались и скоро примут массовые масштабы разработки технологий, предназначенных для использования одним конкретным индивидуумом против большого количества индивидуумов одновременно. Этакое “личное оружие почти массового поражения”. 

Еще в начале этого года появились сведения о начале разработок систем, призванных облегчить существования солдата будущего. Разумеется, до “универсальных солдат” дело еще не дошло, но те системы, которые уже сейчас находятся в разработке, вызывают как минимум оторопь.

Ручные микроволновые излучатели, призванные в буквальном смысле поджаривать противника большими группами. “Подавители сердечного ритма”, про принцип действия которых ничего не известно, а вот эффект очевиден – у оппонентов просто отказывает сердце. Индивидуальное автоматическое оружие с зачатками искусственного интеллекта (это когда пуля догоняет врага даже за углом).

Автоматические системы распознавания “свой – чужой” (friend-or-foe identification), способные без участия оператора разбираться, где “свой”, а где нет, – по чипу, вшитому под кожу всех “своих”. Что такая дрянь делает, когда перед ней шевелится что-то безчиповое, – понятно.

И много еще чего подобного делают. Системы управления, системы идентификации, системы позиционирования и наведения… Пока все упирается исключительно в источник энергии – вся эта амуниция жрет большое количество электричества и пока неясно, где его брать. Подключить каждого солдата к удлинителю пока нереально.

Но эта проблема будет решена в самом ближайшем будущем. И в сочетании с уже существующим разработками в области обеспечения личной безопасности и увеличения силы солдата картину даст крайне неприглядную.

Время атак типа “стенка на стенку” уже не вернется. Через 20 лет солдат, оснащенный всеми вышеперечисленными системами одновременно, будет представлять собой достаточно серьезную боевую единицу – возможно, сопоставимую по мощности с современными танками и несравненно более мобильную. А если допустить возможность активного использования достижений фармакологии и генетики, то картина получается совсем уже безобразная.

Отдельные оптимисты, ознакомившись с вышеописанными разработками, начали было говорить о том, что, дескать, история движется по спирали, и мы присутствуем при зарождении “рыцарства” нового века – технологического. Но они в корне не правы, ибо времена уже не те, и рыцари нынче не в почете.

Просто возможностей убивать у отдельного человека становится все больше, и он будет эти возможности активно использовать. И нынешние самоволки срочников с автоматами покажутся мирной идиллией по сравнению с походом “на гражданку” сбрендившего пехотинца 2020 года, с вооружением и возможностями, как у нынешнего БТРа…

Все начиналось очень мило и перспективно – с пенициллина и транзисторов. А кончится – банально и неизбежно – войной.

 

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?