12 лет назад 30 сентября 2006 в 12:08 58

Некоторое время назад хорошие знакомые попросили меня перекопать Рунет и собрать какую-нибудь интересную информацию о степени проникновения высоких технологий в быт широких слоев населения России. Ну, люди хорошие, задача тривиальная. “Почему бы и не помочь?” – подумал я, после чего посидел пару вечеров за компьютером. Информацию с успехом собрал, скомпилировал и выдал на-гора симпатичный такой отчет, который на серьезную аналитическую записку, конечно, не потянул бы, но на осмысленный доклад студента пятого курса социологического факультета какого-нибудь приличного вуза – вполне.
По результатам поиска этой информации появилось у меня несколько кокетливое желание публично (читай в статье) попереживать по поводу того, как у нас в стране сложно с высокими технологиями. Дескать, средний уровень компьютерной грамотности невысок, количество домашних ПК на душу населения невелико, широкополосный интернет вообще остается для подавляющего большинства россиян (за исключением жителей крупных мегаполисов) экзотикой, число компьютеров, находящихся в собственности у граждан, в зависимости от региона различается на порядки и т. д., и т. п. В общем, сделал умеренно мрачные выводы для компиляции и забыл про это дело.
А спустя несколько недель судьба-злодейка (это вот сейчас шутка была) занесла меня в одну из стран Латинской Америки, а именно на Кубу. И сейчас, после времени, проведенного в этом интересном государстве, я могу с уверенностью сказать: мои переживания из-за проблем с высокими технологиями в нашей стране, конечно, имеют право на существование, но к ситуации можно и попроще относиться.
Объясняю почему. Началось все с того, что, еще находясь дома, я позвонил своему сотовому оператору с целью узнать, сколько стоит GPRS-роуминг на Кубе. Обычно это удовольствие за границей обходится нереально дорого (почему-то в среднем получается десять долларов за мегабайт трафика), но лучше уж так, чем никак. Однако на сей раз сотовый оператор мне вежливо ответил, что никакого GPRS на Кубе нет и вообще следует радоваться наличию голосовой связи. Ага, подумал я, интересно. А как же работать?
Как вы понимаете, первое, что я попытался выяснить, после того как добрался до деревни, в которой мне предстояло жить, – где тут достаточно широкий канал в Сеть, потому что работать мне надо было даже за Атлантическим океаном. На меня посмотрели, как на слабого разумом, и объяснили, что интернета в данном населенном пункте отродясь не было, но вроде бы компьютер, подключенный к Сети, есть в одном из близлежащих отелей.
Ну, ладно. Предположим. Я взял ноутбук и отправился в тот самый отель. Добрая дама на ресепшене обнадежила меня: да, действительно, интернет у них есть, и сразу на двух компьютерах (это было произнесено с гордостью), так как я иностранец, то могу им воспользоваться (про местных жителей и интернет – ниже), стоит сие удовольствие шесть песо, или восемь долларов, в час, а вот про идею подключить собственный компьютер я могу сразу забыть. Не положено. Равно как и категорически запрещено пользоваться принесенными с собой носителями информации.
Мне стало заметно грустнее, потому как в офисе с нетерпением ждали, когда же я соизволю отправить дорогим коллегам целую кучу разных файлов, нужных им для работы. После препирательств с вежливой дамой выяснилось, что сама она готова пойти на нарушение законодательства и дать мне возможность отправить собственные файлы, но только она убеждена, что у меня это не выйдет, так как на компьютерах, подключенных к Сети, надежно заблокированы все ненужные, с точки зрения компетентных кубинских организаций, функции, в частности, подключение носителей. Но за шесть песо в час я волен попробовать, ей не жалко.
Я заплатил требуемую сумму, мне выдали клочок бумаги с шестизначным кодом и проводили к сетевому терминалу. Он представлял собой компьютер приблизительно 1998 года выпуска (на нем было написано Astra), с 15-дюймовым ЭЛТ-монитором. Усевшись за него, я обнаружил, что на ПК установлено нечто под названием CyberCafeSystem. В эту оболочку требовалось ввести пароль, после чего она открывала доступ к браузеру, текстовому редактору и еще паре программ, которые ну уж совсем никому не нужны. Больше ничего на этом компьютере делать было нельзя в принципе – трогательная оболочка не давала.
Через несколько секунд стало понятно, почему добрая дама уверяла меня в невозможности подключения носителей: несмотря на то что USB-порты не были залиты эпоксидкой, это мне ничего не давало, так как доступа к меню дисков не было, и, видимо, благодаря этому национальной безопасности ничто не угрожало. Секунд через двадцать я сообразил, что в адресной строке браузера можно набрать путь к диску, и еще спустя двадцать секунд получил полный доступ к локальным дискам компьютера, “Панели управления” и всему прочему, включая текстовый файл, где хранились сгенерированные этой ценной системой безопасности пользовательские коды доступа в систему… Впрочем, наглеть я не стал и просто тихо отправил файлы в редакцию.
Несколько дней спустя я подружился с группой местных жителей и, не думая о плохом, начал спрашивать у них электронные почтовые адреса, простодушно надеясь прислать им наши совместные фотографии, да и вообще поддерживать контакт. И тут выяснилось (внимание!), что на Кубе частным лицам запрещено иметь не только доступ в Сеть, но и почтовые ящики как таковые! Интернет есть только в немногих государственных учреждениях, ну и для иностранцев в гостиницах (далеко не во всех) установлены эти трогательные терминалы. Опять же, из соображений безопасности у сотового оператора отключен GPRS.
Как следствие, население острова имеет крайне приблизительное представление о том, что такое интернет. И вот ведь парадокс: интернет фактически запрещен, почтовый ящик завести нельзя, за дохлым кубинским сегментом Сети бдительно следят компетентные органы, но, так как сотрудники этих органов тоже кубинцы (то есть люди, видимо, тоже не впитавшие с молоком матери представление о сетевых технологиях), сотовый оператор втихую открыл SMS-гейт на почту, то есть продвинутые жители Кубы могут получать не очень длинные письма на адреса типа “номер сотового телефона@sms.
cubacel.cu”. Интересно, знают ли об этой возможности кубинские компетентные органы?
В общем, поглядел я на это дело, и стало мне как-то странно. С одной стороны, я перестал огорчаться недостатку высоких технологий у нас в стране, так как вблизи посмотрел, как на самом деле выглядит этот недостаток, а с другой стороны, увидел, как нехватка опыта общения с компьютерами приводит к смешным результатам, и государство в стремлении до конца закрутить информационный вентиль пропускает элементарные дыры просто из-за недостаточной компетентности отдельных своих представителей (хотя это мое предположение, может быть, наличие SMS-гейта какими-то другими причинами вызвано). А еще…
А еще, если честно, мне даже не удалось искренне кубинцам посочувствовать, ибо нечему сочувствовать-то. Да, у них нет интернета, да, средняя зарплата у них пятьсот долларов в месяц, да, в магазинах мало еды, да, они помешаны на агрессии США (и, кстати, не мне судить, объективно ли это помешательство), но знаете, мне показалось, что это крайне разумный народ, который от отсутствия Сети вообще не страдает и который, что очень важно, счастлив. Им нравится такой образ жизни, понимаете? И плевали они на технологические инновации в целом и ограничение своих сетевых свобод в частности.
Это, с моей точки зрения, само по себе достижение, которое лишний раз подтверждает простую истину: высокие технологии не могут сделать людей счастливее или несчастнее. Это прерогатива самих людей, а любые технические приспособления, будь то молоток или компьютер, лишь инструменты для достижения целей, придуманных людьми.
P. S. А еще на Кубе живут очень смешные ящерицы – хвост у них колечком, и они им виляют. Местные жители называют их “прибрежные собачки”, и я кормил их апельсинами и ветчиной. Ящерицы виляли хвостами и смешно убегали с кусочками еды. Если удастся найти таких в Москве – обязательно заведу. UP

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?