13 лет назад 1 ноября 2006 в 11:52 108

Второй конец хай-тека

Рассказывают, что один правоверный так спешил на молитву, которой предстоял Мухаммад (да благословит его Аллах и да приветствует!), что бросил верблюда у мечети не привязанным. Пока шла молитва, верблюд убежал. И в ответ на недоумение владельца – как же так, я возносил молитву Господу, а Он отнял у меня мою скотину – пророк ответил: “Веруй в Аллаха,
но привязывай верблюда – ибо нет у Него для этого рук, кроме твоих”.

Сразу хотелось бы сделать ряд заявлений, которые в интернете принято называть трогательным словом disclaimer (сиречь отмазка). Убедительная просьба внимательно ознакомится с этими заявлениями, прежде чем приходить к выводу, что я вдребезги пополам не прав.

Во-первых. Компьютеры – это мой хлеб (зачастую и с маслом). Так уж исторически сложилось, что всю свою сознательную жизнь (ну, или почти всю) я добываю средства к существованию именно благодаря этим калькуляторам-переросткам. Я могу сколько угодно ругать саму идею персонального компьютера, пиетет, с которым к ним относится подавляюще большинство населения, но факт остается фактом: живу я именно за счет того, что они есть, и попадаются люди, которым интересно в них разобраться.

Кстати, в число этих людей, несомненно, входите и вы, уважаемые читатели.

Во-вторых. Мои оценки происходящего носят субъективный характер, и я далек от мысли, что они являются истиной в последней инстанции. По большому счету, единственное, что позволяет мне писать подобные материалы – этот тот факт, что с компьютерами я познакомился немного раньше, чем большинство граждан нашей страны (но значительно позже, чем те люди, которые в данный момент определяют ситуацию на компьютерном рынке).

В-третьих. Откровенно говоря (да, в общем-то, я думаю, ни для кого это секретом не является), я просто обычный пользователь, просто так вышло, что я оказался по эту сторону журнальной страницы. Я не обладаю ни знанием таинств компьютерной индустрии, нет у меня и персональной гадалки, которая мне рассказывает, что именно произойдет завтра или через месяц – просто мне нравится брать общеизвестный факт или группу фактов и рассматривать их под немного иным углом зрения, чем это практикуется обычно. Не более того.

Дело в том, что после моей просьбы к вам, уважаемые читатели, посоветовать мне несколько тем для эдиториалов, нашлось некоторое количество активистов, которые не поленились и посоветовали. Так как эти люди действительно старались, я не считаю возможным оставить их усилия без реакции.
С вашего позволения, я не буду перечислять все темы, которые мне были предложены – скажу лишь, что их было не очень много, но десятка два набралось точно.

Больше всего меня в них удивило то, что все они, хоть и были сформулированы разными словами и описывали формально различные аспекты феномена hi-tech (а это именно феномен, потому как ничего подобного за всю историю нашей цивилизации с человечеством еще не случалось), содержавшие одну общую идею, сформулировать которую можно приблизительно следующим образом: “Высокие технологии – это явление, которое изменило нашу жизнь”.

Вот, собственно, об этом и хотелось бы побеседовать. Начать следует с того, что до сих пор не особенно понятно, что именно следует относить к разряду “высоких технологий”. Неужели каждый девайс, в котором есть кремниевая микросхема, уже имеет отношение к высоким технологиям? Формально – да, а на практике?

На практике получается очень любопытная вещь. То, что вчера безоговорочно считалось торжеством техники, сегодня воспринимается уже почти как антиквариат. За примерами далеко ходить не надо. Я до сих пор помню, как лет десять назад меня потрясли наручные часы, подаренные мне моим родителем – они были электронные, но цифры там отображались не на жидкокристаллическом экране, как это происходит сейчас, а были красными и загорались, только когда пользователь (вернее, прошу прощения – владелец) часов нажимал на специальную кнопочку.

Тогда да, это была высокая технология, мне все одноклассники завидовали – а что это сейчас? Так, фигня невразумительная, которая время может показывать.

То есть, грубо говоря, высокие технологии есть величина переменная, величина, которая зависит от уровня развития цивилизации в целом. Это некий абстрактный фактор, который учитывается и который используется сообразительными людьми в своих целях, – не более того.

Высокие технологии – это совокупность технологических разработок, которые на данный момент времени являются наиболее совершенными для своих отраслей применения. Ничего загадочного в них нет, это банальное следствие стремления различных социумов (по правде, это называется группировками) людей получить контроль над ситуацией.

В каменном веке к высоким технологиям относились дубины и камни. Тот парень, который первым придумал привязать булыжник к палке и треснуть им по голове мамонта, и являлся в тот момент обладателем высоких технологий. Однако никаких свидетельств тому, что его племя стало самым крутым благодаря этому на тот момент совершенно сенсационному изобретению, не осталось.

Есть такая замечательная поговорка – “палка о двух концах”. Перевод этой поговорки применительно к высоким технологиям, по моему мнению, звучит так: “Любая новая технология приносит ее обладателю определенные проблемы, число которых пропорционально дивидендам, полученным с помощью использования этой технологии”.

Это утверждение справедливо не только применительно к компьютерной области – оно работает везде. К примеру, был изобретен двигатель внутреннего сгорания, и сейчас мало кто осмелится утверждать, что это изобретение не подтолкнуло мир к очередному витку развития. Так оно и было, и спорить с этим было бы глупо, но тут возникает целый ряд аспектов, вызванных к жизни тем самым “вторым концом”.

Двигатели внутреннего сгорания дали возможность людям передвигаться быстро – и они же систематически вгоняют в гроб экологию. Они упростили процесс передвижения людей – но зато породили целый ряд индустрий, на функционирование которых завязана сейчас значительная часть действий человечества (одна только нефтеперерабатывающая промышленность чего стоит – а ведь помимо нее есть еще и масса других систем, которые работают только для того, чтобы машины ездили), увеличив тем самым количество передвижений.

Атомные электростанции дают много электроэнергии – и это замечательно. Но даже если не принимать в расчет ядерные бомбы, то остаются отходы деятельности этих электростанций, а также всегда есть возможность, что одна из них рванет. Уже сейчас никто не берется подсчитать, какой именно ущерб в стратегическом плане нанесла деятельность этих полезнейших на данном этапе систем, а то, что пока ничего нигде не взрывалось (в Чернобыле, между прочим, тоже взрыва как такового не было – так, разбросало радиоактивностей по местности, – а у людей там серьезные проблемы наступили, которые, кстати, продолжаются до сих пор), так это только пока.

Это я все к тому, что нынешнее безоглядное увлечение высокими технологиями базируется лишь на том, что “палка” эта очень длинная, и до сих пор совершенно неясно, к чему именно приведет распространение компьютеров. Я отлично знаю, что на данный момент существует миллион различных контор и научно-исследовательских институтов, которые для себя этот вопрос давно решили: “Хай-тек полезен и никаких тут гвоздей”. И давай его развивать!
Повторюсь еще раз: я искренне полагаю, что высокие технологии – это здорово, хотя бы потому, что я с помощью них деньги получаю. Зарплату то бишь. И я далек от мысли пилить руку, которая меня кормит… то есть, кусать сук, на котором сижу. Мне это не надо, и я этого не делаю. Но…

Господа! Ну, не верю я в то, что впервые за всю историю развития человечества придумали такую специальную палку, у которой есть только один конец. Не бывает такого, по крайней мере, прецедентов я не встречал. Причем те мелкие сложности, которые на данный момент приносят высокие технологии гражданам и государством, использующим их, не могут считаться “вторым концом”. Это так, мелкие заусеницы на, по большому счету, гладко отполированном посохе.

Но попомните мои слова: рано или поздно, случайно или намеренно, но люди выяснят, что другой конец палки под названием “высокие технологии” столь же неаппетитен, как и отходы ядерных технологий. Кстати, знаете чем отличается тактическое ядерное оружие от нормального ядерного оружия? По большому счету ничем – вот только если пульнуть ядерной бомбой по соседу, то может мировое сообщество напрячься, а если методично закидать его территорию очень маленькими ядерными бомбами, то всегда остается шанс с этим самым мировым сообществом договориться. Правда, здорово?

Самое печальное то, что на данный момент даже приблизительно нельзя понять, где именно находится “второй конец” высоких технологий. Может быть, его и на самом деле нет – но я, как уже говорил выше, в это банально не верю.

Сейчас технологии развиваются такими темпами, параллельно трансформируя мир, что этот самый пресловутый “второй конец” постоянно меняется, и с немалой скоростью – просто не успевая предстать перед восхищенной публикой во всей красе. Но стоит произойти хоть одному затыку в развитии технологий, ну хотя бы лет на пять (а это вполне реальная перспектива – упрутся ученые всего мира в какое-нибудь уравнение, на котором это все хозяйство строится, и будут над ним думать лет пять).

В течение этого периода технологии будут развиваться только экстенсивно, то есть количественно – и рано или поздно наступит тот момент, когда “второй конец” проявит себя.

Когда это случится? Не знаю. Как это будет выглядеть? Не имею ни малейшего представления, да и какая разница: если подобная ситуация случится, то заметят все.

Так вот. Высокие технологии не меняют мир. Они лишь ускорили темпы его функционирования, и за ростом скорости все как-то забыли про то, что тормоза хоть и придумали трусы, но все равно именно они спасают жизнь водителя в критических ситуациях.
А мне, честно скажу, кажется, что в современном технологическом обществе тормоза как категорию забыли предусмотреть вообще. В конструкции нашего общества их нет – просто они не были включены в техническое задание.

И вот это – по-настоящему страшно.

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?