10 лет назад 7 мая 2009 в 17:06 61

Как же так сложилось, что именно она стала мировым парком чудес? Попробуем разобраться. Некоторые думают, что история Кремниевой (или Силиконовой) долины начинается с основания компании Intel. Тот, кто более знаком с реалиями (особенно те, кто читал журнал UPgrade в прежние годы), может сделать предположение, что точка отсчета – это создание фирмы Fairchild Semiconductor. Однако на самом деле все началось гораздо раньше, более чем за полвека до того, как был создан первый транзистор. А дело было так.

Лиланд Стэнфорд

9 марта 1824 года в Нью-Йорке в семье Джошуа и Элизабет Филипс Стэнфорд родился мальчик, которого нарекли Лиландом. Первые 26 лет своей жизни он занимался преимущественно взрослением, возмужанием и приобретением знаний. 30 сентября 1850 года Лиланд Стэнфорд женился на Джен Элизабет Лэтроп. Это примечательное событие совпало по времени с другим историческим моментом, который много позднее весьма талантливо обыграл композитор Рыбников в рок-опере «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Да, угадали, в Калифорнии нашли золото.

И началась первая «золотая лихорадка». В силу ряда не очень приятных причин (пожар и прочие неурядицы) молодая чета Стэнфордов вместе с тремястами тысячами других американцев отправилась за счастьем в этот край, где золото лежало прямо под ногами. По прибытии мистер Стэнфорд открыл универсальный магазин для шахтеров. Очевидно, занятие это было весьма почтенное, в противном случае как объяснить, что Лиланда Стэнфорда избрали мировым судьей? Позднее он, понимая значимость приобщения трудящихся золотодобывающей промышленности к знаниям, открыл публичную библиотеку Сакраменто.

В 1856 году Стэнфорды переехали в Сан-Франциско, который появился как палаточный городок, но благодаря калифорнийскому золоту очень скоро возмужал, превратившись в настоящий мегаполис. Глава семьи довольно быстро стал президентом Центральной тихоокеанской железнодорожной компании. На этом посту Стэнфорд проявил недюжинные организаторские способности, выведя компанию в число железнодорожных лидеров не только Америки, но и, возможно, всего мира. Первую транснациональную линию длиной 530 миль Стэнфорд построил всего за 293 дня, при том, что часть пути пришлось прорубать сквозь горы.

Лиланд Стэнфорд оказался не только успешным бизнесменом, но и удачливым политиком. Его страсть к политике в полной мере проявилась в 1856 году, когда он стал одним из инициаторов организации Калифорнийской республиканской партии. В 1861 году Стэнфорд занял тот пост, на котором сегодня находится вечно молодой Терминатор, – он был избран губернатором Калифорнии. За государственными делами не забывал он и о науке, учредив университет Сан-Хосе.

К этому моменту Лиланд Стэнфорд уже показал себя передовым человеком и сторонником научно-технического прогресса. Так, в 1872 году он финансировал проект по изучению фаз движения бегущей лошади при помощи ряда последовательных фотографий – это исследование стало одним их предтеч киноизображения. Но все это было, так сказать, прелюдией. Возможно, история Кремниевой долины так и не началась бы, если бы не личная трагедия в семье Стэнфордов. Во время поездки по Европе в 1884 году в Милане заболел тифом и умер их 15-летний сын. Это было тем более печально, что число смертей от тифа в Старом Свете в целом уже стало уменьшаться.

Лиланд и Джейн Стэнфорды решили увековечить память о любимом сыне. Как гласит легенда, безутешные родители сказали друг другу: «Отныне дети Калифорнии должны быть нашими детьми» и основали университет, которому дали свое имя. Прежде чем создать собственное учебное заведение, супруги стали изучать работу других университетов США. С этой целью они посетили даже Гарвард, где имели продолжительную беседу с его президентом, который дал им изрядное количество полезных советов и наставлений.

Лиланд Стэнфорд не стал скупиться на память о сыне и пожертвовал на строительство ни много ни мало 20 миллионов долларов, что в нынешних ценах составило бы примерно 400 миллионов баксов. На такие деньги можно было построить что-нибудь серьезное. В качестве общего планировщика пространства Стэнфорд решил пригласить не кого-нибудь, а самого Фредерика Лоу Олмстеда – известнейшего ландшафтного дизайнера тех времен.

Он был знаменит, в частности, тем, что спроектировал Центральный парк в Нью-Йорке, настояв на доступности зеленой зоны для всех посетителей, а не только для элиты. Некоторые критиковали выбор Стэнфорда (Олмстед к тому времени уже был глубоким стариком на пенсии), но, как бы то ни было, и поныне архитекторы, привлекаемые для расширения Стэнфордского университета, пытаются вписывать новые строения в ландшафтные планы Олмстеда.

Естественно, начинание тогдашнего губернатора Калифорнии не осталось незамеченным и бурно обсуждалось в печати. Одна нью-йоркская газета опубликовала едкую статью, в которой говорилось, что в Стэнфордском университете профессора «будут читать лекции в мраморных залах с пустыми скамьями», намекая на то, что студенты в находящийся где-то на отшибе цивилизации городок не поедут. Однако журналист, написавший заметку, попал пальцем в небо. В первый год работы университет привлек 559 студентов, а на следующий год число его факультетов пришлось увеличить с 15 до 49. Во многом тому способствовала новая образовательная политика, которую начала проводить чета Стэнфордов.

Во-первых, по-настоящему революционным было то, что в вузе могли учиться и мужчины, и женщины. Во-вторых, Стэнфордский университет декларировал религиозную терпимость в то время, когда большинство учебных заведений страны так или иначе способствовали набору студентов лишь одной конфессии. Наконец, в преподавании был сделан акцент на прикладные знания, и это дало свой результат.

Первым президентом Стэнфорда стал Дэвид Старр Джордан (в 1891 году). До этого Джордан возглавлял университет Индианы и был самым молодым руководителем учебного заведения подобного масштаба (ему было 34 года). Джордан был непримиримым борцом за мир, причем подводил под свои убеждения вполне научную базу: по его мнению, войны уничтожают самые сильные и лучшие особи биологического вида, нанося непоправимый ущерб генофонду. С 1910 до 1914 год Джордан был президентом Фонда мира, а в 1915 году возглавил «Конференцию мира», выступая против участия США в Первой мировой войне. Но это было уже в XX веке. Мы же вернемся чуть назад.

В 1893 году Лиланд Стэнфорд умер, а его детище ожидали ряд крупных потрясений как в прямом, так и переносном смысле. Но об этом мы поговорим в следующий раз.

Предвосхищая кинематограф
В 1872 году губернатор Калифорнии Лиланд Стэнфорд задался, казалось бы, детским, но довольно непростым вопросом: когда лошадь бежит галопом, существует ли момент, когда все четыре ее ноги выпрямлены, но находятся в воздухе? Чтобы установить истину, он привлек известного английского фотографа Эдварда Майбриджа. Майбридж решил провести эксперимент, использовав «пакет» из несколько фотоаппаратов, приводимых в действие электрическим затвором (между прочим, при съемках фильма «Матрица» некоторые эпизоды снимались точно таким же способом).

губернатор Калифорнии Лиланд Стэнфорд

В итоге он получил надежные доказательства того, что при галопе, когда ноги лошади распрямлены (и «раскинуты» на максимально возможное расстояние), не существует моментов, когда все четыре ноги находятся в воздухе, как иногда изображали иллюстраторы того времени, – на самом деле лошадь всегда опирается о землю хотя бы одним копытом.

В 1878 году Стэнфорд предложил Майбриджу продолжить экспериментальную съемку лошадей в движении. 11 июня был произведен опыт, для которого был задействован «пакет» из 24 фотокамер. Первоначальный результат был подтвержден. В 1882 году Стэнфорд выпустил книгу под названием «Движения лошади, проиллюстрированные фотографией». Однако в силу ряда сугубо технических причин типографы разместили в ней не фотографии, а гравюры и рисунки, основанные на снимках. Фотограф почему-то воспринял это как оскорбление и подал на Стэнфорда в суд. (Вообще говоря, старина Майбридж был мужчиной весьма темпераментным – еще в 1874 году он убил любовника своей жены, причем адвокатов на судебном процессе ему оплачивал не кто иной, как Стэнфорд. В итоге Майбриджа оправдали.)

С именем Майбриджа связано также изобретение зоопраксископа (zoopraxiscope) – прародителя современных кинопроекторов. Он представлял собой цилиндрический абажур с нанесенными на его стенках картинками, изображавшими различные фазы движения. Зритель через щель мог видеть только одну картинку, при вращении «абажура» возникала иллюзия движения. В 1893 году с помощью зоопраксископа устраивались целые «киносеансы» для всех желающих – предвестники первых кинотеатров.

Дмитрий Румянцев
themechanics@mail.ru

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?