13 лет назад 2 ноября 2006 в 14:34 117

Замаскированный ответ Керзону

В последнее время железячная часть высокотехнологичного рынка, ориентированного на конечного пользователя, стала немного скучной. Нет, в принципе, все идет по плану: постоянно анонсируются новые технологии, разнообразие продуктов радует глаз, вожаки нашей отрасли периодически разражаются красивыми рассказами о том, как еще будет меняться (строго в лучшую сторону, разумеется) наша жизнь под воздействием стремительного увеличения тактовых частот процессоров наравне с ростом количества ядер в них. Но, по большому счету, все происходит как в старом анекдоте про поддельные китайские елочные игрушки: с виду как настоящие, но только радости от них никакой. Перефразируя анекдот применительно к текущей ситуации – интересности от происходящего не очень много.

Где сенсации и скандалы? Где технологические прорывы? Если они есть, то почему нам про них не рассказывают? Почему до сих пор самое сильное мое личное впечатление от высоких технологий применительно опять-таки к себе, любимому, датируется едва ли не 97-м годом (не помню точно), когда я впервые увидел на своем компьютере игру с поддержкой 3Dfx? Хочется уже открытий чудных и развлечений неожиданных, а не только поступательного увеличения количества полигонов на квадратный сантиметр экрана (тут коллеги мне подсказывают, что я зажрался, но я с ними не согласен).

Все перспективы на данный момент сводятся лишь к последовательному увеличению скоростей и объемов всего, чего только можно. Те нестандартные устройства, которые все-таки появляются на рынке, либо являются продуктами, созданными на базе не особенно свежих решений (плейер – он уже много лет плейер, независимо от объема содержащейся в нем памяти), либо представляют собой прототипы, запущенные в серию в силу природного оптимизма разработчиков (пока потребители разберутся, что в хозяйстве девайс еще малоупотребим, все равно успеют раскупить первую партию, а мы заодно рекламации обработаем и внесем изменения в продукт).

Пенять на производителей железа по этому поводу глупо, так как описанное выше действие – это единственный способ понять, будет ли рынок рад той или иной принципиальной новинке или деньги на разработку были потрачены зря. Однако стремление к гуманизму как таковое ситуацию принципиально не спасает, так как хочется по-настоящему интересных и не слишком абстрактных информационных поводов. С корыстными целями, понятное дело, чтобы о них написать как можно более интересные статьи.
В сложившейся непростой ситуации (вы себе не представляете, какие я надежды возлагаю на грядущий предрождественский период, когда производители традиционно сильнее, чем обычно, стараются порадовать потребителей) остается только одно: искать новости, способные развлечь, на рынке софтовом, на котором традиционно постоянно происходит разного рода увлекательная возня. Во-первых, в основном в рамках именно этого рынка функционирует компания Microsoft, что само по себе способно обеспечить достаточный накал страстей, а во-вторых, там же живут вечные оппоненты этой компании – товарищи, ратующие за максимальную популяризацию и распространение решений на базе открытого кода. По возможности – за деньги.

Как вы, уважаемые наши читатели, наверное, слышали, в последнее время очень популярна идея, согласно которой доля операционных систем на базе Linux на рынке конечного пользователя стремительно растет – с величин, которые не поддавались точной оценке, так как по размерам были сопоставимы со статистической погрешностью, до значений вполне пристойных. Например, два процента. Или даже целых три!
Оставим за скобками тот факт, что такого рода изменения в показателях рынка могут быть вызваны тем, что где-то кто-то при расчетах не там запятую поставил. Предлагаю исходить из предпосылки, согласно которой те данные, поступающие из аналитических агентств, все же имеют отношение к действительности – хотя бы из тех соображений, что дареному коню в зубы лучше не смотреть.
Однако давайте на секунду попробуем представить, а что же в действительности означают эти самые несколько процентов?

По данным компании Gartner, в этом году пять процентов проданных по всему миру персональных компьютеров будут оснащаться предустановленной системой Linux в той или иной ее инкарнации. Разумеется, пять процентов – это средняя цифра. Например, в странах Азии около десяти процентов машин продаются с предустановленной Linux в комплекте, у нас в стране, наверное, тоже приблизительно сопоставимые результаты…

Однако пять процентов проданных компьютеров с Linux – это совсем не то же самое, что и пять процентов работающих ПК под управлением этой операционной системы. Ни для кого не секрет, что далеко не всегда, вернее, очень и очень редко, на компьютере остается именно та операционная система, которая была установлена на него при продаже. У нас в стране продано приличное количество ПК в комплекте с Windows Millenium (что совершенно неудивительно, так как эта ОС не относится к числу наиболее удачных продуктов компании Microsoft, продажи ее по отдельности не вызывали восторга, поэтому самым логичным способом хоть частично решить проблему с ее распространением стала организация массовых поставок системы в предустановленном виде), но вот компьютеров, работающих под управлением этой ОС, мне попадалось не слишком много.

Насколько я понимаю, главным образом потому, что в течение часа после приобретения эта ОС сносилась с винчестера, вслед за чем начиналось попрание авторских прав компании Microsoft в виде установки на компьютер какой-либо другой ОС этого производителя.
А теперь – внимание – вопрос: кто сказал, что граждане, купившие компьютеры с Linux, начнут ей пользоваться? Да ни в жизнь. Покупка компьютера с предустановленными “пингвинами” – это лишь способ сэкономить несколько десятков долларов, которые пришлось бы отдать в том случае, если по умолчанию вместе с ПК поставлялась бы Windows – любая Windows. Например, я этими соображениями и руководствовался, когда покупал себе предпоследний ноутбук. Windows у меня к тому моменту уже давно была (предвосхищая ехидные вопросы, скажу, что “форточки” у меня легальные, правда, сам я их не покупал, а были они некогда подарены добрыми людьми), поэтому я приобрел машину с предустановленной ASPLinux и почти час злобно выковыривал ее с жесткого диска. С большим трудом, но отковырял и поставил Windows 2000.

Из всего вышеперечисленного аналитики компании Gartner делают вполне закономерный вывод, подтверждающий мои давние подозрения: на данный момент установленных и работающих на компьютерах конечных пользователей ОС Linux существенно меньше, чем распространенных. По данным той же Gartner, их количество не превышает 1,2 процента…

Тем не менее, несмотря на то, что в реальности используется существенно меньше копий предустановленных “пингвиньих” ОС, оно все равно растет. Предполагается, что через пару-тройку лет Linux будет использоваться несколько чаще, чем сегодня, правда, оценки этого “несколько чаще” очень разнятся в зависимости от оптимистичности экспертов той или иной аналитической компании. Однако можно предположить, что цифра может достигнуть как раз заявленных ныне пяти процентов от общей емкости рынка.

На первый взгляд может показаться, что все вышесказанное является для компании Microsoft поводом расслабиться и не переживать: дела у альтернативного софта идут вовсе не так радужно, как поклонники этого самого софта стараются внушить общественности. Однако это будет глубоким заблуждением. Во-первых, стоимость одного процента рынка операционных систем такова, что за нее в менее цивилизованные времена и застрелить могли, а во-вторых, в интересах компании Microsoft сделать так, чтобы конечный пользователь вообще никогда не попадал ситуации, в которых он может увидеть Linux. Даже если это знакомство продлится не более десяти минут – до того момента, когда форматирование диска свежекупленного компьютера закончится.

И тут выходит многократно (еще не многократно, потому что еще не вышла. – Прим. ред.) всеми охаянная Microsoft Windows XP Starter Edition (Аленка в этом номере по ней очень плотно прошлась). Обратите внимание, сначала эта странная на первый (да и не только на первый) взгляд разработка появляется для стран Азии, а сейчас и отечественный вариант ожидается. Казалось бы, смысла у этой, с позволения сказать, операционной системы вообще никакого. Многозадачная система, где можно запускать только три приложения одновременно и которая при этом не в состоянии адекватно работать в составе локальной сети, напоминает одновременно неудачную шутку и издевательство.

Но! У Microsoft Windows XP Starter Edition есть одно очень важное качество: она стоит 36 долларов за штуку – приблизительно столько же, сколько и стандартный установочный пакет какой-нибудь Linux для конечных пользователей. А, как следствие, продавцы ПК смогут устанавливать на свои компьютеры самую настоящую Microsoft Windows (правда, с очень и очень ограниченной функциональностью), и при этом им не надо будет повышать цены на свою продукцию.
В результате этой схемы все довольны: продавцы могут продавать машины по прежним ценам, Microsoft оградит некоторое количество пользователей от мимолетного знакомства с миром альтернативных операционных систем, а пользователи… А что пользователи?

Они, как и раньше, будут ставить на компьютеры наглухо нелицензионное ПО, не обращая особого внимания на изыски маркетологов, стремящихся всех убедить, что дорогое лицензионное ПО гораздо лучше, чем точно такое же, но нелицензионное и за пару сотен рублей.

P. S. Недавно один мой знакомый в приступе законопослушности приобрел себе Windows XP (совершенно легально приобрел, можно даже сказать, лицензионную версию купил). Установил он свое дорогостоящее приобретение и попытался активировать систему на сайте Microsoft. Промучился почти два дня, но у него так ничего и не вышло (совершенно неясно почему – он вроде не ламер, просто что-то в системе активации заглючило), после чего плюнул на все и крякнул “форточки”. Так и живет теперь с абсолютно лицензионной, но наглухо поломанной “виндой”.
P. P. S. А в компании Gartner работают чрезвычайно сообразительные люди.

Remo

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?