11 лет назад 6 августа 2010 в 19:59 636

Прошедшая недавно выставка Computex предоставила нам уникальную возможность пообщаться с высшим руководством ADATA Technology. На наши многочисленные вопросы согласился ответить человек весьма занятой – президент компании доктор Ил Унг Ким (IU Kim).

Думаю, любой человек, использующий высокотехнологичные продукты в повседневной жизни, так или иначе сталкивался с продукцией компании ADATA, подчас даже не подозревая об этом. Однако до недавнего времени она не входила в пул фирм, название которых у всех на устах. Сейчас эта ситуация быстро меняется. С этого мы и начали наш разговор.

Вы открыли офис в Москве, провели масштабный и, как нам кажется, очень удачный ребрендинг. Причем сделали это в период, когда многие производители еще не перестали ощущать на себе последствия мирового финансового кризиса и связанного с ним падения спроса на полупроводниковую продукцию. Как вам это удалось? Неужели все невзгоды 2008 года обошли ADATA стороной?

И.К.: Руководящий состав компании ADATA имеет многолетний опыт работы на рынке памяти. Наши топ-менеджеры все как один пришли к выводу, что самой низкой точкой кризиса станет первая половина 2009 года, после чего рано или поздно последует «отскок». Так что мы решили инвестировать в расширение канала продаж там, где прежде наше присутствие было менее заметным, – на рынках России, Мексики, Бразилии и Южной Кореи. Именно поэтому мы открыли наши представительства в данных странах.

Пожалуй, наиболее известным видом вашей продукции на российском рынке являются флэш-накопители, карты флэш-памяти и переносные жесткие диски. В то же время ADATA является одним из крупнейших производителей модулей оперативной памяти для ПК. Какой из этих видов продукции вы все же считаете основным? И имеет ли место какой-то текущий тренд, в рамках которого приоритеты ADATA в настоящее время смещаются в пользу наиболее востребованных товаров?

И.К.: Рынок модулей оперативной памяти уже давно насыщен, в то время как секторы флэш- и HDD-накопителей бурно растут. Текущий объем рынка DRAM намного больше, но мы стараемся придерживаться соотношения доходной базы 50:50.

Как известно, часть продукции, производимой ADATA, поставляется по контрактам другим всемирно известным брендам. Конечно, я не прошу их перечислить. Но, возможно, вы могли бы сказать, каково примерное соотношение продукции, изготавливаемой по контракту, и той, что выпускается под собственной торговой маркой?

И.К.: Доля контрактного производства сейчас составляет около 20%. То есть под нашей торговой маркой реализуются около 75% продукции. Возможно, это несколько больше, чем вы ожидали, но все наши модули оперативной памяти сейчас продаются под собственным брендом ADATA.

Сложно выделиться на рынке флэш-карт для мобильных гаджетов, ведь следование стандартам лишает производителя возможности использовать уникальный дизайн. В сущности, у подобных устройств есть буквально два-три интересных покупателю параметра – емкость, скорость работы, надежность. Ну и, разумеется, цена. На каких принципах компания ADATA выстраивает свою маркетинговую политику в данном секторе рынка?

И.К.: Как вы заметили, большинство характеристик флэш-продуктов определяются стандартными спецификациями. Тем не менее, поскольку эти продукты служат для записи не только данных, но и фотографий, а также видео, очень важна стабильность работы подобных устройств. В этой связи мы сотрудничаем с поставщиками высококачественных контроллеров, обеспечивающих высокую надежность переноса и хранения информации. Иными словами, в первую очередь мы стремимся предоставить нашим клиентам не самое дешевое решение, а самое надежное.

Если попробовать найти какой-то один главный признак, выделяющий продукцию ADATA, то этим признаком, безусловно, будет особый, тщательно продуманный внешний вид изделий. Кто именно разрабатывает уникальный дизайн продуктов ADATA? Приглашает ли компания сторонних специалистов или имеет собственное особое подразделение, занимающееся «художественной» составляющей?

И.К.: До сих пор мы делали это сами, но теперь рассматриваем возможности привлечения местных дизайнерских фирм для удовлетворения потребностей клиентов в конкретной стране. Например, мы можем пригласить российские компании, которые в состоянии предложить уникальный дизайн, максимально адаптированный к особенностям именно вашего рынка.

Как мы знаем, ADATA помимо прочего производит твердотельные накопители SSD, которые, по идее, должны в обозримом будущем стать «убийцами» традиционных НЖМД. Оценивая текущую динамику роста популярности SSD-накопителей, могли бы вы сделать прогноз относительно того, сколько еще лет понадобится на то, чтобы они вытеснили HDD как основной тип накопителя, устанавливаемого в ПК и ноутбуки?

И.К.: Это непростой вопрос: существует множество факторов, способных повлиять на ситуацию.

Мы это понимаем, но интерес аудитории к данному вопросу очень велик. Не могли бы вы упомянуть хотя бы самые значительные моменты?

И.К.: Наиболее важным среди них является стоимость чипов флэш-памяти. Даже те микросхемы, которые сейчас производятся по самым передовым полупроводниковым технологиям, по своей цене пока неспособны составить конкуренцию HDD. Обычно мы кардинально сокращаем издержки и производственные расходы при переходе от одного поколения микросхем к другому, более совершенному. Но на данный момент возможности следующего технологического прорыва пока не просматривается. Поэтому я бы сказал, что смена SSD-накопителями HDD в роли «основного системного диска» не произойдет внезапно, этот процесс будет идти медленно, шаг за шагом.

Насколько нам известно, ADATA Technology пока достаточно скромно представлена на рынке кардридеров – устройств для чтения флэш-карт различных форматов: это всего две модели среди огромного моря изделий конкурентов. Насколько я понимаю, больших прибылей здесь не предвидится. Это что-то вроде хобби?

И.К.: Вы правы, это неприбыльный бизнес, но мы занимаемся им, потому что есть спрос со стороны наших постоянных клиентов.

Яркие «брелоки» привлекают к себе массу внимания, однако мы помним о том, что ADATA является крупным производителем устройств, обычно скрытых от взгляда пользователя, – модулей оперативной памяти. Сейчас эта продукция стоит гораздо меньше, чем несколько лет назад: трудно вспомнить еще какой-нибудь тип комплектующих, дешевеющих так же быстро. Как вы думаете, сохранится ли эта динамика на ближайшие годы и как скоро наступит момент, когда будет достигнут технологический предел производительности и индустрия будет вынуждена искать принципиально иную элементную базу для создания высокоскоростных массивов динамической памяти?

И.К.: Это технический вопрос, и ответ на него занял бы несколько страниц. Так что позвольте мне быть кратким. В настоящий момент полупроводниковые изделия изготавливаются по технологии, называемой CMOS. Наиболее совершенные из существующих на сегодняшний день производственные линии позволяют оперировать элементами размером 20 с небольшим нанометров. Большинство ученых и инженеров полагают, что предел применимости CMOS-технологии лежит у отметки 15 нм или несколько ниже. Иными словами, у нас есть максимум 10 лет на то, чтобы продолжать снижать цены на продукты, выпускаемые в рамках элементной базы CMOS.

Что же произойдет дальше? Во что превратится традиционная память?

И.К.: Имеется несколько кандидатов на ее замену. Это память на основе фазового перехода, т. н. 3D-память, память на основе углеродных нанотрубок, полимерная память и т. д. Пока фаворитом является память на основе фазового перехода, но никто не может с уверенностью сказать, что именно придет на смену CMOS.

Спасибо за ваше терпение. В заключение мне хотелось бы задать один не относящийся к делу вопрос, который давно интересует наших читателей. Бытует мнение, что изготовление микросхем сопряжено с очень высокими требованиями к отсутствию вибраций. Якобы даже небольшое землетрясение в районе полупроводникового завода может погубить огромный объем продукции, находящейся в производстве, и даже вызвать колебания цен на рынке. Насколько нам известно, ADATA сама не выпускает микросхемы, однако тесно взаимодействует со своими поставщиками. Так что уж вы-то наверняка знаете, существует ли на самом деле «сейсмический фактор» или это всего лишь миф.

И.К.: В действительности это зависит от магнитуды землетрясения. Если она превышает расчетную для данного завода, то его оборудование должно быть остановлено. В этом случае происходит порча некоторого количества кремниевых пластин, находящихся на конвейере. Они должны быть заменены. Кроме того, может быть нанесен и иной ущерб. Но в любом случае речь идет о частичной порче продукции, а не о тотальной (смеется).

Доктор Ким, огромное спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы. Уверен, читателям UPgrade будет очень интересно узнать мнение человека, столь близко знакомого с IT-индустрией и работающего в самом сердце ее производственной базы. UP

Никто не прокомментировал материал. Есть мысли?